WWW.VENEVA.RU

 

Познавательный ресурс по истории города Венёва Тульской области и его окрестностей

 

 

Главная

История
Путеводитель
Художники
Фотографии
Туризм
Библиотека
Клуб
О проекте

 

 

 

© Денис Махель,
2004-2023

Все права защищены. Воспроизведение материалов сайта без согласия автора запрещено.

13:40

Исторические личности

Главная > История > Борис Алексеевич Викторов

 

 

  СУДЬБА ГЕНЕРАЛ-ЛЕЙТЕНАНТА ЮСТИЦИИ Б. А. ВИКТОРОВА.
ВЕНЁВ КАК НАЧАЛО БОЛЬШОГО ПУТИ

 Ирина Гуськова (Москва)
по материалам публикации
Тульский краеведческий альманах. Вып.19.
 - Тула: Тул. гос. пед. ун-т им. Л. Н. Толстого, 2022
 - сс.187-194


Фото 1. Борис Викторов на совещании, рядом с ним сидит Эдуард Шеварнадзе, который в 1968-1972 гг. занимал пост Министра Внутренних дел Грузинской ССР. В 1971 году в Тбилиси прошла конференция МВД СССР. Из любопытных особенностей – на карте висящей за спиной Бориса Викторова читается слово Тула. (фото из фондов Веневского краеведческого музея).

Эта история началась довольно банально. Находясь на самоизоляции, решила пересмотреть любимый сериал 70-х годов прошлого века «Следствие ведут ЗнаТоКи»[1]. Бросилось в глаза, что в начале каждого фильма, сразу после имён авторов сценария Ольги и Александра Лавровых, шли титры «главный консультант цикла ― генерал-лейтенант юстиции Б. А. Викторов». Стало любопытно, кто же он?

Изучая статью о Викторове в «Википедии», обратила внимание на то, что в 1990 году была издана его книга «Без грифа “секретно”» (издательская серия «Возвращение к правде»). Решив идти в своём любопытстве до конца, приобрела эту книгу и внимательно прочитала. В ней нашла два небольших блока воспоминаний, касающихся начала профессионального пути Бориса Викторова в г. Венёве в органах прокуратуры в 30-х годах прошлого века:

«В один из осенних дней 1932 года я впервые переступил порог служебного здания прокуратуры. Это было в небольшом районном центре Венёв Тульской области.

Меня пригласил районный прокурор Дмитрий Тимофеевич Никифоров[2] и объявил, что я рекомендован райкомом комсомола в “группу содействия прокуратуре”. Существовала тогда такая общественная форма привлечения населения и тем более комсомола к работе в государственных органах.

Был я тогда очень молод. Смерть отца, большая семья, нужда заставила сразу же по окончании школы-семилетки[3] пойти работать. В то время через станцию Венёв проходило строительство вторых путей Москва–Донбасс. Взяли меня в рабочую колонну подносить “костыли” и избрали секретарём комсомольской организации. Одним словом, молодой представитель рабочего класса с “чугунки”.

После обстоятельной, благожелательной беседы Д. Т. Никифоров заключил: “Пойдёшь… Со временем прокурором станешь… А пока возьми вот эту папку… Здесь есть что почитать и знать надо <…>”»[4].

Видимо, обучение молодого комсомольца в венёвской прокуратуре происходило около года, и после наступления 18-летия он стал работать самостоятельно: «В февральский вечер 1934 года, придя домой, я объявил, что стал народным следователем[5]. В глазах матери появился испуг, нескрываемое недоумение выражало и лицо тётушки. <…> Я же старался не подать виду, что и у меня на душе кошки скребут перед неведомым. Так я стал народным следователем одного из районов тогдашней Московской области ― Венёвского»[6].

Далее Борис Викторов даёт краткое описание этапов своего профессионального роста на Тульской земле. «Во время работы народным следователем, старшим следователем, начальником следственного отдела Тульской областной прокуратуры, а с начала Отечественной войны ― военным следователем и военным прокурором я имел дело только с общеуголовными преступлениями (убийства, грабежи, хулиганство, хищения и др.) и воинскими. К делам специальной подсудности (контрреволюционным) отношения не имел. Но что это за дела с 1936 года стал иметь некоторое представление»[7].

Здесь читатель узнаёт о первом конфликте, который произошёл на глазах молодого человека и, видимо, повлиял на него:

«Не мог забыть инцидент между прокурором Никифоровым и начальником райотдела НКВД Соколовым, невольным свидетелем которого мне пришлось быть.

― Я изучил ваши материалы, ― говорил Никифоров. ― Вы просите санкцию на арест. Оснований для ареста этих граждан не нахожу. Как же вы позволили без санкции прокурора арестовать? Я дал предписание немедленно их освободить.

― Это же “бывшие” ― один поп, два купца.

― Не понимаю вас, товарищ Соколов. Неужели вы забыли, что сказал Сталин в докладе о проекте Конституции? Могу напомнить: он выступил против лишения избирательных прав служителей культа, бывших белогвардейцев. А сказал он вот что: “не все “бывшие” враждебно настроены против Советской власти”. И привёл еще поговорку: “Волков бояться, в лес не ходить”.

― Напрасно вы мне это напоминаете. Я выполняю указание.

― А я соблюдаю Конституцию. Никто не может быть арестован без санкции прокурора.

― Не дадите санкцию вы, дадут другие. Они из тех, кто оказывает сопротивление социализму.

― В этом я не убеждён.

― Зато убеждены другие.

Когда рассерженные оба ― Никифоров и Соколов ― расстались, я спросил у своего начальника:

― Как всё это надо понимать?

― Не знаю, ― ответил он. ― Посмотрим, что будет дальше.

В дальнейшем произошло следующее: Дмитрия Тимофеевича Никифорова ― моего прокурора и наставника вызвали в областную прокуратуру, и он больше в район не вернулся»[8].

Можем предположить, что Никифоров был москвичом и его отозвали по месту жительства. В 1939 году он вернулся в армию военным прокурором. В 1942 году умер от болезни в эвакогоспитале в Москве. Фамилия Соколова встречается в военных донесениях Тульского НКВД, из чего можно сделать вывод, что в этом споре победил Соколов, уже наступало время репрессий 1938 года, и санкции прокурора на арест больше никого не интересовали.

В своей книге «Без грифа “секретно”» Борис Алексеевич подробно, с многочисленными цитатами рассказал о своей работе во главе специальной группы военных прокуроров и следователей, которая с 1955 года занималась рассмотрением жалоб и писем с просьбами о реабилитации жертв политических репрессий:

«Начало нового 1955 года я встретил в Москве. 3 января. Пушкинская, 15а. Знакомое здание Прокуратуры СССР. Поднимаюсь по мраморной лестнице в приёмную Генерального прокурора Романа Андреевича Руденко. <…> ― Пока коротко, ― сказал Руденко, ― объясню вашу основную обязанность. Вам будет поручено руководство специальной группой военных прокуроров и следователей, которая займётся рассмотрением жалоб и писем с просьбами о реабилитации. Просьб таких стало поступать всё больше и больше. Рассматривать их надо объективно. Важно наладить личный приём посетителей. Следует добиться, чтобы мнение у народа о военной юстиции изменилось в лучшую сторону. <…> Не исключено, что придётся нам ставить вопрос об отмене неправосудных приговоров. <…> Для восстановления честного имени не может быть никаких сроков давности. <…>

Далее Роман Андреевич разъяснил, чем я должен заняться неотложно:

― Прежде всего обеспечьте подбор хороших, способных товарищей для работы в вашей группе. Сформировать её нужно как можно скорее. <…>»[9].

Как видим, Борис Алексеевич столкнулся с серьёзным вызовом, ведь в те годы решение суда никогда не оспаривалось. Считалось, что органы НКВД не могут ошибаться. Довольно быстро он сформировал такую группу. «В неё вошли в основном выпускники Военно-юридической академии последних двух лет, взятые на работу в центральный аппарат. Новички не имели практического опыта, зато все они прошли фронт. <…> Среди них были два Героя Советского Союза Борис Станиславович Нарбут и Алексей Георгиевич Торопкин. Остальные имели несколько наград и знаков воинского отличия. Не скрою, меня интересовал вопрос: что их побудило стать военными юристами? Ответы всех сводились к одному: юстиция в переводе с латыни ― справедливость. Фронт научил их бороться за справедливость, и они хотели продолжить это нелёгкое, но благородное дело»[10].

С высокой долей вероятности именно о Борисе Викторове идёт речь на страницах известного произведения Ильи Эренбурга «Люди, годы, жизнь». В 19-й главе писатель подробно рассказывает о своих встречах с Всеволодом Мейерхольдом и в финале вспоминает подробности реабилитации режиссёра: «В 1955 году молодой прокурор, никогда прежде не слыхавший имени Мейерхольда, рассказал мне о том, как был оклеветан Всеволод Эмильевич, он прочитал мне его заявление на закрытом заседании военного трибунала. “…Мне шестьдесят шесть лет. Я хочу, чтобы дочь и мои друзья когда-нибудь узнали, что я до конца остался честным коммунистом”. Читая эти слова, прокурор встал. Встал и я»[11].

Как руководитель специальной комиссии Викторов лично занимался реабилитацией известных деятелей культуры. В книге упоминается о его встречах с Константином Симоновым, Михаилом Шолоховым, Сергеем Смирновым. Эти писатели и журналисты приходили в главную военную прокуратуру и просили Бориса Алексеевича о помощи в реабилитации несправедливо осуждённых: генерала Михаила Фёдоровича Лукина, руководителя ракетного завода Ивана Терентьевича Клейменова и др. Сергей Смирнов неустанно добивался реабилитации защитников Брестской крепости. Писатель Юрий Корольков обратился в комиссию с просьбой о реабилитации татарского поэта Мусы Джалиля.

Работа специальной комиссии по реабилитации была свёрнута к 1967 году, когда закончился период так называемой оттепели. В середине октября 1964 года Никита Сергеевич Хрущёв был освобождён от должности первого секретаря ЦК КПСС.

20 апреля 1967 года Борис Алексеевич Викторов был назначен заместителем министра охраны общественного порядка (внутренних дел) СССР Николая Щёлокова.

В выходных данных книги «Неотвратимость наказания» 1972 года встречается упоминание о его научной степени кандидата юридических наук. Запросив отдел диссертаций РГБ, я получила следующий ответ: «…в каталогах РГБ диссертация Б. А. Викторова не числится. Судя по занимаемой им должности военного прокурора, можно предположить, что его диссертационная работа была связана с этой тематикой. Такие работы, как правило, имели гриф секретности и были закрыты. Подобные диссертации оставались по месту их защиты и на хранение в РГБ не поступали». Пока я не нашла место, где защищал диссертацию Борис Алексеевич.

Обращает на себя внимание список брошюр, статей, книг и учебников, написанных лично Борисом Алексеевичем с 1960 по 1990 годы или в создании которых он принимал участие в качестве ответственного редактора (см. Приложение). Внимательно поработав в РГБ с материалами из этого списка, обнаружила любопытные факты. Во-первых, в начале своей писательской карьеры Викторов опубликовал в 1964 году небольшую брошюру из серии «Библиотечка “Красной Звезды”»[12] (без имени автора на обложке), куда вошли три произведения, вероятно, ранее появившиеся на страницах газеты: «Очной ставки не будет», «Возмездие» и «Дело о пропаже пистолета». Первые два рассказа ― о делах по розыску и наказанию полицаев, помогавших фашистам на оккупированных территориях во время войны. Третий рассказ повествует о небрежности солдата, которая привела к преступлению. Очевидно, что все эти дела взяты из собственной практики Бориса Алексеевича. Я прочитала брошюрку с большим интересом. Кстати, может это случайность, но в одном из рассказов действует следователь по фамилии Томин. Это был единственный опыт приключенческой литературы, вышедший из-под пера Викторова.

Примерно половина изданий ― это учебники по уголовному процессу и криминалистике, а также материалы научно-практических конференций, где Викторов выступал в роли ответственного редактора, часто писал введение. Чтобы прочитать материалы двух всесоюзных научно-практических конференций МВД СССР, которые прошли в 1971 году в Тбилиси и в 1972 году в Ереване, мне пришлось даже поработать в специальном зале РГБ, где хранятся материалы с грифом «для служебного пользования». Борис Алексеевич обычно выступал с вступительным словом и с заключительным, в котором подводил итоги и выделял особо успешные доклады. Из одного такого заключительного слова в Тбилиси выяснился интересный факт: Викторов принимал участие в работе одного из комитетов при ООН. Вот как сам он об этом говорил: «Если в недавнем прошлом буржуазные идеологи вообще не признавали слов “профилактика”, “общественность”, то теперь они <…> пытаются перенять наш, советский опыт. Неслучайно поэтому ООН создала специальный Комитет по предупреждению преступности. Мы участвуем в работе этого Комитета, принимаем участие в Мировых Конгрессах по этим проблемам. В этом году я был в Нью-Йорке, на очередном заседании названного комитета. Во время этой поездки я встречался с видными деятелями американской полиции, в частности с комиссаром полиции города Нью-Йорка небезызвестным Мэрфи»[13].

И третий блок литературного наследия Бориса Викторова ― научно-популярные, просветительские брошюры издательства «Знание»: «Твоя милиция и ты», «Неотвратимость наказания», «Милиция и общественность в охране общественного порядка» и др. Кстати, все они написаны довольно живым языком.


Фото 2. Борис Викторов на съемках сериала «Следствие ведут ЗнаТоКи». Это декорации серии «Шантаж» Дело № 6, (премьера сентябрь 1972 года). На фото так же актеры исполняющие главные роли: Георгий Мартынюк, Александр Каневский, Эльза Леждей и сценарист Ольга Лаврова. (из фондов Центрального музея МВД России).

В 1971 г. он был назначен главным консультантом фильмов серии «Следствие ведут ЗнаТоКи». Редактор этого телесериала Эмилия Андреевна Каширникова при нашей личной беседе в апреле 2022 года отметила, что Борис Алексеевич запомнился ей как интеллигентный человек, с которым приятно было общаться. Она приезжала к нему в кабинет на улицу Огарева, 6 и утверждала текст сценария фильма. Иногда Викторов вносил на полях поправки или уточнения. После съёмок серии уже сам Борис Алексеевич приезжал в Останкино и в специальном зале смотрел новую серию. Широко известен единственный случай, когда после просмотра серии «До третьего выстрела» (дело № 13) Викторов попросил изменить финал. В сценарии у Лавровых и в самом фильме инспектор по делам несовершеннолетних Антонина Зорина погибает от удара ножом. Викторов смотрел фильм с внуком-подростком и тому не понравился финал. В результате актёрам пришлось переозвучить последнюю сцену, из которой зритель понимал, что Зорина только тяжело ранена, но за её жизнь борются врачи.

Борис Алексеевич вышел в отставку в ноябре 1978 года, но не прервал кураторство «Знатоков», его сотрудничество с телесериалом продолжалось до 1982 года. Тогда после смерти Л. И. Брежнева министр внутренних дел Николай Щёлоков был снят с должности и позднее застрелился. Съёмки сериала были приостановлены и возобновились только в 1985 году с другим консультантом.

В Государственном архиве РФ хранятся документы о награждении Б. А. Викторова Почётной грамотой Президиума Верховного Совета РСФСР 9 января 1976 года[14]. Учитывая, что он родился в 1916 году, можно с высокой степенью вероятности предположить, что это награждение было приурочено к его 60-летию.

В Центральном музее МВД России хранятся следующие материалы: фотографии Б. А. Викторова, его брошюры и книги, а также его форменный китель с орденскими планками. Личные фотографии Бориса Викторова были переданы родственницей жены Викторова в Венёвский краеведческий музей. Некоторые из них впервые публикуются как иллюстрации к этой статье. (фото 1, фото 2)

Надеюсь, что память о Борисе Алексеевиче Викторове будет жить на тульской земле. Именно здесь он вырос, вступил в комсомол и по направлению ВЛКСМ попал на работу в органы прокуратуры. После начала Великой Отечественной войны осенью 1941 года был назначен помощником военного прокурора тульского гарнизона. В дальнейшем его человеческие и профессиональные качества привели к тому, что в 1955 году Борису Алексеевичу поручили нелёгкое дело ― руководство специальной комиссией по реабилитации несправедливо осуждённых людей, причём в разные годы ― как до, так и после 1937–38 гг. Крайне важно, что Викторов смог в 1990 году опубликовать книгу, своё так называемое «завещание». Эту книгу я  передала  в дар Веневской библиотеке и в фонд краеведческого музея.

Для меня безусловная значимость личности Бориса Викторова ― в том огромном количестве людей, которым он вместе со своими сотрудниками помог вернуть доброе имя. Благодаря его писательскому таланту мы смогли об этом прочитать через 60 лет. Надеюсь, это оценят и его потомки.

 

Приложение

Библиография Б. А. Викторова

1. Викторов, Борис Алексеевич. Советский закон на страже мира / Б. А. Викторов, А. А. Лискин. ― Москва : Госюриздат, 1960. ― 68 с.

2. Викторов, Борис Алексеевич. Цель и мотив в тяжких преступлениях / Б. А. Викторов. ― Москва : Госюриздат, 1963. ― 82 с.

3. Викторов, Борис Алексеевич. Шпионы под маской туристов / Ген.-майор юстиции Б. А. Викторов. ― Москва : Воениздат, 1963. ― 55 с.

4. Викторов, Борис Алексеевич. Очной ставки не будет. Возмездие. Дело о пропаже пистолета : Записки воен. юриста / Ген.-майор юстиции Б. Викторов. ―Москва : газ. «Красная звезда», 1964. ― 32 с. ― (Б-чка «Красной звезды»; № 3 (135)).

5. Уголовный процесс : учебник для спец. сред. учеб. заведений / Под общ. ред. ген.-лейт. юстиции Б. А. Викторова. ― Москва : Юрид. лит., 1970. ― 487 с.

6. Викторов, Борис Алексеевич. Общие условия предварительного расследования в советском уголовном процессе : учеб. пособие / Б. А. Викторов; Высш. школа МВД СССР. ― Москва : [б. и.], 1971. ― 59 с.

7. Викторов, Борис Алексеевич. Неотвратимость наказания / Б. А. Викторов, канд. юрид. наук. ― Москва : Знание, 1972. ― 46 с. ― (В помощь лектору. Б-чка «Охрана общественного порядка ― всенародное дело»).

8. Советский уголовный процесс : Общая часть : [учебник для вузов МВД СССР] / [Под общ. ред. Б. А. Викторова и В. Е. Чугунова] ; Высш. школа МВД СССР. ― Москва : [Высш. школа МВД СССР], 1973. ― 253 с.

9. Правовые и организационно-тактические проблемы профилактики преступлений: (Материалы Всесоюз. науч.-практ. конф. Тбилиси, 15–18 ноября 1971 г.) / Ред. коллегия: Б. А. Викторов (пред.) [и др.] ; М-во внутр. дел СССР. М-во внутр. дел ГССР. ― Тбилиси : [б. и.], 1974. ― 351 с.

10. Пути дальнейшего укрепления социалистической законности в деятельности органов внутренних дел в свете решений XXIV съезда КПСС : материалы Всесоюз. науч.-практ. конф. МВД СССР (31 мая ― 2 июня 1972 г.) / Ред. коллегия: Б. А. Викторов, канд. юрид. наук (гл. ред.) [и др.] ; М-во внутр. дел СССР. М-во внутр. дел АрмССР. ― Ереван : [б. и.], 1974. ― 509 с.

11. Викторов, Борис Алексеевич. Милиция и общественность в охране общественного порядка : (пособие для слушателей) / Б. А. Викторов. ― Москва : Знание, 1975. ― 80 с. ― (Народный университет. Факультет правовых знаний).

12. Викторов, Борис Алексеевич. Твоя милиция и ты / Б. А. Викторов. ― Москва : Мол. гвардия, 1975. ― 144 с. ― (Закон обо мне и мне о законе).

13. Советский уголовный процесс : учебник для сред. юрид. учеб. заведений / Под ред. ген.-лейт. юстиции Б. А. Викторова ; М-во внутр. дел СССР. ― Москва : Юрид. лит., 1975. ― 559 с.

14. Криминалистика : учебник для юрид. вузов / Под ред. Б. А. Викторова и проф. Р. С.  Белкина. ― Москва : Юрид. лит., 1976. ― 549 с.

15. Советский уголовный процесс : учебник для сред. юрид. учеб. заведений / Под ред. Б. А. Викторова]. ― 2-е изд., перераб. и доп. ― Москва : Юрид. лит., 1979. ― 432 с.

16. Викторов, Борис Алексеевич А. Правовые основы деятельности органов внутренних дел / Б. А. Викторов. ― Москва : Юрид. лит., 1979. ― 159 с.

17. Викторов, Борис Алексеевич. «И поставил свою подпись…» / Б. А. Викторов // Военно-исторический журнал. — 1989. — № 4. — С. 45–31.

18. Викторов, Борис Алексеевич. Без грифа «секретно» : Записки воен. прокурора / Б. А. Викторов. ― Москва. : Юрид. лит., 1990. ― 333 с. ― (Возвращение к правде; Вып. 3).

 

[1] Именно так писалось название в начале цикла, так как это была аббревиатура от фамилий трёх главных героев: следователя Знаменского, инспектора угрозыска Томина и эксперта-криминалиста Кибрит.

[2] Никифоров Дмитрий Тимофеевич (1900–1942) родился в Москве. Военный юрист 2-го ранга, в Красной армии с 1918 по 1923 год и с 1939 года, умер от болезни 13 декабря 1942 года, похоронен в Москве на Преображенском кладбище.

[3] Предположительно эта школа размещалась в здании Венёвского городского училища. Благодарю Дениса Махеля за помощь в поиске информации.

[4] Викторов Б. А. Без грифа «секретно»: Записки воен. прокурора. М.: Юрид. лит., 1990. С. 170.

[5] 20 октября 1920 года была учреждена должность народных следователей, состоявших при советах народных судей. В сентябре 1928 года следователи были выведены из подчинения судам и переданы в ведение прокуроров.

[6] Викторов Б. А. Без грифа «секретно»... С. 9.

[7] Там же.

[8] Там же. С. 9–10.

[9] Там же С. 15–18.

[10] Там же С. 18.

[11] Эренбург И. Г. Люди, годы, жизнь: воспоминания. М.: Советский писатель, 1990. Т. 1. С. 336.

[12] Викторов Б. А. Очной ставки не будет. Возмездие. Дело о пропаже пистолета: Записки воен. юриста. Москва: газ. «Красная звезда», 1964. 32 с.

[13] Правовые и организационно-тактические проблемы профилактики преступлений: (Материалы Всесоюз. науч.-практ. конф. Тбилиси, 15–18 ноября 1971 г.). Тбилиси, 1974. С. 343.

[14] ГА РФ. Ф. А385. Оп. 30. Д. 393.