WWW.VENEVA.RU

 

Познавательный ресурс по истории города Венёва Тульской области и его окрестностей

 

 
Главная
История
Путеводитель
Художники
Фотографы

Писатели

Туризм
Библиотека
Клуб
О проекте

 

 

 

 

 

 

© Денис Махель,
2004-2024

Все права защищены. Воспроизведение материалов сайта без согласия автора запрещено.

04:47

Электронная библиотека

 

 

Политика администрации Тульского оружейного завода в социально-бытовой сфере в 80-е гг. XVIII в. – 20-е гг. XIX в.: практика обеспечения продовольствием оружейников

Александра Юрьевна Гладина

Мир оружия: история, герои, коллекции.
Сборник материалов VIII Международной
 научно-практической конференции.
 7–октября 2020 г. /
 Федеральное государственное бюджетное
 учреждение культуры
 "Тульский государственный музей оружия".
 —Тула, 2021. - сс.102-107

На государственных предприятиях, к которым относился Тульский оружейный завод (далее — ТОЗ), работники зачастую получали вместе с денежным еще и натуральное жалование  ‒ провиант.

Сравнительно ранний, случай выдачи провианта тульским оружейникам в своих работах привел д.и.н. И.Н. Юркин. Ученики из числа детей оружейников, в 1730-х гг. прикрепленные к прусским мастерам, работавших на ТОЗ, помимо денежного жалованья, «для пропитания» получали еще и жалованье хлебное ‒ паек, в состав которого входили рожь и крупяные изделия1. Исходя из данных сведений, И.Н. Юркин заключает, что подобная форма стимулирования работников тульского оружейного производства имела единичный характер и была еще недостаточно распространена к первой четверти XVIII в.

Вопрос обеспечения продовольствием тульских оружейников решался, кроме того, за счет вспомогательного источника существования — подсобных хозяйств. Оружейникам выделялись земли под огороды и под выгоны скота. По инициативе государства была создан особый капитал в размере 80 тыс. рублей для закупки хлеба по твердой цене2.

Согласно данным 3-й ревизии 1762 г., число оружейников со времен Петра I вдвое увеличилось, с 2309 до 4443 муж.3, однако, в то же время оружия производилось в меньшем объеме и более низкого качества. «Казенные кузнецы, обязанные работать исключительно на казну за определенную со штуки плату, иногда не имели пропитания от малого наряда работ, иногда же трудились день и ночь»4.

Широкое обсуждение «продовольственного вопроса» на ТОЗ прошло в процессе работы особой комиссии, учрежденной 31 мая 1778 г. для выяснения состояния завода и разработки предложений для его лучшего устройства. Председателем созданного органа был назначен тульский наместник М. Н. Кречетников5. В своей деятельности комиссия руководствовалась «Наказом» Екатерины II. К примеру, на заседаниях комиссии был рассмотрен проект решения вопроса обеспечения провиантом тульских оружейников, составленный в 1775 г. отставным секретарем Авраамом Копыловым «об устройстве запасных хлебных магазинов»6, но всилу недостаточной разработки был отложен и не реализован на практике на данном этапе развития ТОЗ.

Начиная с 80-х гг. XVIII в., вопросы обеспечения продовольствием оружейников обсуждались и на заседаниях Правительствующего Сената. Материалы заседаний 1780 г. хранятся в Российском государственном архиве древних актов (РГАДА) в фонде «Канцелярия Сената». Из доклада о состоянии ТОЗ на одном из заседаний следовало, что вследствие «худого распределения работ оружейников, так что иногда не получав почти пропитания»…«все части оного завода расстроены»7. В ходе заседаний обсуждалось законодательное закрепление зависимости размера «получаемого пропитания» оружейников от объемов выполняемой ими работы и получаемой задельной платы8.

Результатом работы специальной комиссии стал фундаментальный нормативно-правовой акт ‒ «Положение о заводе» (25 июня 1782 г.), а вопрос с обеспечением тульских оружейников продовольствием был внесен в окончательный вариант текста документа. Согласно 181 пункту Главы IX «О всяком полезном заведении», «для доставления надежного пропитания оружейникам назначается количество оружия к отделке на ТОЗ»9. По мнению д.и.н. Е.Е. Дроздовой, именно предоставление заводу достаточных нарядов на изготовление оружия стало наиболее действенным средством для поддержания определенного уровня благосостояния тульских оружейников10. В данном контексте к одним из наиболее ранних примеров, подтверждающих это, относится распоряжение Екатерины II «заказывать тульскому заводу ружья впрок единственно для продовольствия мастеровых»11.

Обеспечение продовольствием нуждающихся категорий оружейников было одной из приоритетных задач, которая решалась на ТОЗ. Неимущие мастера получали провиант за счет средств предприятия. В частности, орган самоуправления оружейников, ратуша, контролировала заготовление ржи для неимущих оружейников. Из письма советника оружейной экспедиции кавалера С.Н. Веницеева оружейной ратуше: «Из полученного мною от онойсообщения значило, что из покупной казенною палатою для оружейников ржи и муки принято в цехи всего 777 кулей палатой в зделанном о взыскании за оную денег журнал показывает под расписку оружейничьего головы отпущено 800 четвертей, а почему и не достает 23 четвертей выправясь о недостающем количестве не отданном оное тем мастерам, которые работали к понесению к высочайшему Ея императорского величества в Тулу прибытию разныяизделии по сем меня известить июня «4 дня» 1788 года»12.

Стихийные меры по заготовлению продовольствия для нуждающихся оружейников сменил более основательный подход. В последнее десятилетие XVIII в. руководство ТОЗ вернулось к проекту строительства запасных хлебных магазинов: штат предприятия разрастался, и «спасительная цель запасных магазейнов»13  для решения вопроса с продовольствием не вызывала сомнений. Строить подобные магазины предполагалось в приписных к ТОЗ деревнях, соответственно обязанность по их наполнению хлебом возлагалась на местных крестьян. Кроме того, приписные крестьяне занимались непосредственно строительством «житниц».

Указом Павла I от 29 ноября 1799 г. объявлялось «о учреждении во всей Империи как во всех без изъятия казенных, так и в помещичьих селениях запасных магазейнов с годовою пропорциею хлеба, полагая на каждую ревижскую душу по три четверти ржи и по три четверика яроваго»14. Указ содержал подробные предписания к строительству магазинов. Согласно 1 пункту указа, правом на постройку подобных «житниц» обладали селения, состоящие не менее, чем из 50 дворов. При этом меньшим по размерам и количеству дворов селениям разрешалась объединяться для содержания одного магазина15.

По 2 пункту указа,  вводилась взаимообразная раздача хлеба в отдаленных магазинах с той целью, чтобы они наполнялись равномерно и при этом, в них хранилось примерно одинаковое количество хлеба16.

В 3 пункте указа дано описание непосредственного порядка пополнения магазина запасами хлеба. Под наблюдением гражданских губернаторов назначался «ежегодный по окончанию жатвы збор с каждой ревизской души ржи не менее как по получетверику17, а яроваго какой где родится, как то овса и ячменю по пропорции, то есть по полугарнцу»18. Губернатор должен был иметь «неослабное смотрение, чтобы сей зборпроизводим был бездоимочно», т.е. в полном объеме и без недоимок19.

Согласно 4 пункту указа, вопрос о ежегодном характере сбора урожая для пополнения запасных магазинов оставался дискуссионным, и документ содержал рекомендации для губернаторов применять дифференцированный подход к разным губерниям, в зависимости от того, «изобильные» они или «нехлебные». Впервые в указе названы контролирующие процесс органы ‒ «Експедиция Государственного хозяйства, Опекунство Иностранных и Сельскаго домоводства»20.

В 5 пункте Указа представлено детальное описание постройки и конструкции магазинов с рекомендациями по их расположению на местности. По конструкции хлебный магазин — деревянный амбар, расположенный в месте, безопасном «от пожарного случая и воды», там «где в лесах нет недостатках», в местах же «безлесных, но хлебородием изобилующих сохранять запасной хлеб как там по введенному жителями обыкновению сохраняется, как то в ямах и даже немолоченой в скирдах, и тут уже збор запасного хлеба делать снопами по учиненному обмолочениемнескольких снопов…, делая по тому и разкладку, по скольку снопов с души собрать причтется»21.

Из 7 пункта Указа следует, что запасы зерна и хлеба должны выдаваться приписным крестьянам из магазинов «в случае недостатка и совершенной нужды выдаваемы им быть как на пропитание, так и на посев»22. В Указе затронуты вопросы не только пополнения магазинов зерном и хлебом, но и хранения данных запасов. Согласно 8 пункту, «для содержания запасного хлеба всегда к употреблению годным и в предохранение онаго от повреждения», во время сбора урожая уже имеющийся в магазинах хлеб ежегодно обменивать свежим23.

В правление командира ТОЗ П.П. Долгорукова (1796‒1800 гг.) под руководством Правительствующего Сената были решены вопросы точного размера поставляемого хлеба, периодичность пополнения хлебных магазинов, назначение лиц, контролировавших запасы хлеба. Данные заносились не в шнуровые книги, а в специальные тетради, а впоследствии «Губернии генеральную о запасном хлебе ведомость с показанием, сколько в течении прошедшаго года к наличному хлебу еще собрано, не последовало ли в зборе какого помешательства и не было ли кому из поселян какой заимообразной выдачи». Ведомость заполнялась дважды в год, в октябре и марте, впоследствии данные из этих документов аккумулировались в Экспедиции Государственного хозяйства24. Данная ведомость была главным отчетным документом, а ее заполнение и сохранение сведений об  устройстве запасных хлебных магазинов с целью подготовки дополнительного провианта на случай неурожайных лет стало общероссийской практикой.

Начиная с 1812 г., с целью достижения максимальной точности и единообразия в ведении документов  генеральные ведомости о состоянии сельских запасных магазинов составлялись по следующему образцу:

ГЕНЕРАЛЬНАЯ ВЕДОМОСТЬ
О состоянии сельских запасных магазейнов по такой-то Губернии за такой-то год.

Объяснение.

1. Наличный хлеб по некоторым магазейнам в течении 1812 года переменен свежим, а по другим возвращением заимообразно взятого.

2. Подписки о состоянии магазейнов представлены в срок, а с непредставивших на оный взыскано штрафу столько-то рублей, которые и отосланы в Приказ Общественного Призрения.

3. Разность в числе казенных и помещичьих душ и в наличном хлебе по такому-то уезду последовала от перевода крестьян в такую-то губернию или уезд.

4. Магазейнов вновь выстроено по такому-то уезду столько-то, а по такому-то столько-то.

5. По такому-то уезду и такой-то волости сбора хлеба в магазейны не производилось по таким-то причинам, о чем представлено Министерству в такое-то время.

6. По таким-то уездам магазейны внезапно свидетельствованы такими-то и хлеб значившийся по подпискам оказался весь на лицо25.

В начале XIX в. к ТОЗ были приписаны деревни ‒ Дедиловские выселки и Веневская Коломенская слобода. Крестьяне этих деревень строили и пополняли запасы хлебных магазинов для снабжения продовольствием тульских оружейников. Подобных магазинов, служивших складами для провианта, было три ‒ два в Тульской и один Калужской губерниях. К ценным источникам для изучения данного процесса относятся хранящиеся в фондах ГУ ГАТО рапорты и ведомости о состоянии хлебных магазинов, заполненные комиссаром Евреиновым26, который занимал этот пост в правление командира ТОЗ Ф.А. фон Экельна (1800‒1803 гг.) и приступил к своим обязанностям уже в 1800 г. Комиссар ‒ особая должность, занимавший которую следил за состоянием уже существующих магазинов и строительством новых, пополнением запасных хлебных «магазейнов» (складов, житниц), за состоянием собранного хлеба и зерна. Комиссары выступали в роли своеобразного связующего звена между правлением ТОЗ и приписными к заводу крестьянами.

В ответ на рапорты комиссара Евреинова в журнале Тульского оружейного завода от 25 января 1804 г. записано: «предписать указом так как в запасных магазейнах собранный хлеб хранится более четырех лет то дабы оной время от времени не мог притти в гнилость чтобы при будущем снятии с полей хлеба старался оной раздать паки крестьянама вместо оного толи коже число собрал в магазейн и из нового урожая что ж какое число должно быть собрано»28.Таким образом, для обеспечения постоянно свежего хлеба в житницах, было принято решение отдавать излишки урожая крестьянам приписных деревень.

В марте 1804 г., руководствуясь указом Павла I от 1799 г., после проведенной инспекции в Дедиловской слободе, комиссар Евреинов пришел к выводу, что построенный из дерева хлебный магазин недостаточен по размеру и постепенно приходит в ветхость28. Для решения задачи «к наступающему вешнему времени», т.е. паводку, силами крестьян приписной деревни был построен новый хлебный магазин из более прочных и долговечных материалов ‒ кирпича, глины, соломы, льняной кострики, бутового камня, песка, дубовых, липовых и осиновых бревен29. Для оптимизации процесса сбора «с каждой ревизской души» строительных материалов комиссару было поручено назначать помощников из среды крестьян, которые бы «по приготовлении хранили все то подсвоим наблюдением в целости»30.

Важнейшим вопросом, не терпящим отлагательств, было не только пополнение магазинов необходимым количеством хлеба, но хранение уже собранного в житницах крестьянами урожая. Процесс пополнения магазинов хлебом требовал эффективного регулирования: чтобы они не оставались полупустыми или, наоборот, из-за изобилия хлеба не начиналось гниение провианта.). Контроль исправности магазинов и качества хранящегося в них хлеба был частично возложен на Гражданских Губернаторов31. В неурожайные годы приписным крестьянам была организована заимообразная выдача на питание и посев ржи, овса и гречи32.

Аккумулируя информацию из архивных источников, допустимо судить, что основу рациона тульских оружейников составлял ржаной хлеб, далее овес и греча.

Предложения командира ТОЗ Е. Е. Штадена (1817 ‒ 1830 гг.) исходили из уверенности в том, что улучшение положения оружейников вполне возможно при условии сохранения сложившегося устройства их сообщества и системы его отношений с казной. В частности, предлагалось организовать отпуск провианта оружейникам в неурожайные годы, в частности, выдачу гречневой крупы. На практике продуктовый паек ученики оружейников получали, как правило, не натурой, а в виде денежной компенсации. Ее устанавливали на основе пересчета по текущим ценам на местном рынке. Согласно утвержденному Е.Е. фон Штаденом «Положению» 1823 г., части оружейников, которая «по неимуществу в том нуждается», было разрешено в случае, если цена на хлеб в неурожайные годы превышала некий предел, выдавать ржаную муку и крупу из казенных магазинов по заранее назначенной льготной цене33. К 1849 г. достижением в решении вопроса обеспечения продовольствием тульских оружейников стало выделение провианта за выслугу лет. Этим правом могли воспользоваться следующие категории тульских оружейников: работавшие на ТОЗ свыше 30 лет, дети оружейников в многодетных семьях34.

В правление Е.Е. Штадена управление процессом обеспечения продовольствием тульских оружейников было усовершенствовано. Согласно указу «Об учреждении в каждой губернии комиссий для продовольствия в неурожайные годы жителей хлебом и денежным пособием» от 14 апреля 1822 г. была создана Продовольственная комиссия в Туле. В компетенцию нового органа входило создание хлебных запасов и денежных капиталов, выдача продовольственных и денежных ссуд. В состав Продовольственной комиссии входили гражданский губернатор (председатель), губернский предводитель дворянства, вице-губернатор, губернский прокурор, управляющие уездными продовольственными конторами, два уездных предводителя и непременное число от дворянства. Деятельность нового органа жестко регламентировалась и передавалась в ведение Министерства внутренних дел  в соответствии с Высочайше утвержденным «Положением о запасах для пособия в продовольствии» от 5 июля 1834 г. При ТОЗ по аналогии был создан орган ‒ Провиантская комиссия, которая распоряжалась заготовлением провианта для оружейников35.

Процесс обеспечения продовольствием имел двусторонний характер: не только крестьяне приписных деревень пополняли хлебные магазины для нужд оружейников, но и руководство губернии и члены правления ТОЗ заботились о пропитании крестьян. В фондах Российского государственного исторического архива (РГИА) хранится «Дело по представлению тульского гражданского губернатора о пособии крестьянам, приписанным к ТОЗ» (10 ноября 1839 г. – 25 ноября 1840 г.)36. Гражданский губернатор входил в особую продовольственную комиссию и составил прошение об обеспечении продовольствием приписных к ТОЗ крестьян хлебом из запасных магазинов. Год оказался неурожайным, в результате неурожая хлеба крестьяне «претерпевают ощутимый недостаток в продовольствии», так, что некоторые из них «пекут и употребляют в пищу хлеб из дубовых желудей»37. Губернатор просил по уважению «бедственного положения крестьян поспешить разрешением на выдачу по всей волости в ссуду из магазинов тем крестьянам хлеба»38. Комиссия же имела в подчинении помещичьих крестьян, для которых «по обеспечению продовольствием употребляются совершенно особые от других сословий меры, «при недостатке хлеба должны производиться пособия деньгами»39. Таким образом, изначально подчеркивалась разница в социальном положении между тульскими оружейниками и приписными к заводу крестьянами и той социальной помощи, на получение которой каждая из представленных категорий работников предприятия могла рассчитывать.

Несмотря на материальную помощь со стороны управления завода, в среде тульских оружейников также встречались факты крайней нужды и даже бродяжничества. По причине отсутствия продовольствия и недоедания некоторым представителям оружейного сообщества с целью пропитания приходилось просить милостыню. Полиция неоднократно уведомляла оружейный цеховой разряд о случаях «испрашивания милостыни» оружейниками и бродяжничества и требовала принять меры «по пристройству и пропитанию неимущих»40. Данные случаи были недопустимы, а их положительное разрешение было необходимо для поддержания статуса и репутации привилегированного сословия оружейников, которые были гордостью мастеровой Тулы.

Итак, решение вопроса обеспечения продовольствием тульских оружейников в своем развитии прошло несколько стадий. На начальном этапе вопрос находился на контроле заводской администрации и занимавшего особую должность ‒ смотрителя хлебного магазина. Впоследствии перешли к практике строительства житниц ‒ запасных хлебных магазинов, которые находились под надзором комиссаров. На завершающем этапе по инициативе заводского правления была учреждена особая провиантская комиссия, успешно решавшая вопросы обеспечения продовольствием.

Размер питания тульских оружейников находился в прямой зависимости от объемов выполняемой ими работы и получаемой задельной платы. При этом правление ТОЗ продумало пути поддержки нуждающихся категорий сообщества ‒ неимущих оружейников, для которых готовили запасы ржи в неурожайный год.

Заготовление провианта тульским оружейникам зависело от совокупности факторов: климатических условий (засушливое или дождливое лето), состояния приписных к заводу крестьян и хлебных магазинов ‒ хранилищ урожая. В целом, на процесс обеспечения оружейников продовольствием влиял традиционный цикл сельскохозяйственных работ.

Заготовка, хранение и выдача хлеба из магазинов в приписных деревнях были строго регламентированным процессом, и выполнение данных функций происходило с дисциплиной, напоминавшей по своему характеру воинскую.

Выдача провианта использовалось правлением ТОЗ и как способ поощрения за выслугу лет (для оружейников, которые проработали на предприятии свыше 30 лет) и как способ поддержки (для детей оружейников из многодетных семей).

Источники

1. ГУ ГАТО. Ф. 187. Оп. 1. Д. 21. Л. 8, 21-об., 42.
2. Куликов В.В. Архитектура жилища тульских оружейников конца XVIII‒XX веков: учеб. пособие. Тула, 2014. С. 16.
3. Тульские оружейники: Сборник документов. М., 2003. С.18.
4. Военно-статистическое обозрение Тульской губернии 1852 года. Тула, 2010. С. 93.
5. Самарцева Е.И. Михаил Никитич Кречетников: воссоздание исторического образа в ходе реализации международного исследовательского проекта// Власть и общество в провинции [Электронный ресурс]: сб. материалов науч. конф., посв. 240-летию Тульской губернии. Тула, 2017. С.476—480.
6. ГУ ГАТО. Ф. 187. Оп.1. Д.183
7. РГАДА. Ф. 248. Оп. 69. Д. 6147. Л.230.
8. Там же. Л.231.
9. ГУ ГАТО. Ф.187. Оп.2. Д.2-а. Л.10-об.
10. Дроздова Е.Е. Тульские оружейники в Отечественной войне 1812 г.: мотивация поведенческих стратегий // Отечественная война 1812 года и российская провинция в событиях, человеческих судьбах и музейных коллекциях: Материалы Всерос. науч. конф. Малоярославец, 2007.Вып. 15. С. 83—95.
11. История Императорского Тульского оружейного завода // Оружейный сборник. 1900. № 1. Отдел I.С. 74.
12. ГУ ГАТО. Ф.187. Оп.1. Д.266. Л.5.
13. ГУ ГАТО. Ф. 187. Оп. Д. 381. Л.27-об.
14. ГУ ГАТО. Ф. 187. Оп. Д. 381. Л.27.
15. Там же. Л.27.
16. ГУ ГАТО. Ф. 187. Оп. Д. 381. Л.27.
17. Получетверик ‒ от «четверик», 1 четверик = 14осьмины = 18четверти = 8 гарнцам = 26,24 литра
18. Полугарнец ‒ от «гарнец» ‒ русская дометрическая единица измерения объёма сыпучих тел (ржи, крупы, муки и т. п.), равная 1/8 четверика (3,2798 литра)
19. ГУ ГАТО. Ф.187. Оп.1. Д. 381. Л.27.
20. ГУ ГАТО. Ф.187. Оп.1. Д. 381. Л.27-об.
21. Там же. Л.27-об.
22. ГУ ГАТО. Ф.187. Оп.1. Д.381. Л. 27-об.
23. Там же. Л.27-об.
24. ГУ ГАТО. Ф.187. Оп.1. Д.381. Л.28.
25. ГУ ГАТО. Ф.187. Оп.1. Д. 394. ЛЛ. 82-83.
26. ГУ ГАТО. Ф. 187. Оп.1. Д. 486.
27. Там же. Л.5.
28. ГУ ГАТО. Ф.187. Оп.1. Д.491. Л.1.
29. Там же. Л.1-2.
30. ГУ ГАТО. Ф.187. Оп.1. Д.491. Л. 2-об.
31. ГУ ГАТО. Ф.187. Оп.1. Д. 394.Л.74-об.
32. Там же.Л.1-об.
33. ПСЗРИ.Т. 38, № 29472, п. 179.
34. ПСЗРИ.Т. 38, № 89.
35. ГУ ГАТО. Ф.187. Оп.1. Д.861.
36. РГИА. Ф.1287. Оп.2. Д.586.
37. Там же. Л.1.
38. РГИА Ф.1287. Оп.2. Д. 586. Л.1.
39. Там же. Л.9-9-об.
40. ГУ ГАТО. Ф. 187. Оп. 1. Д. 1041. Л. 1-об.