WWW.VENEVA.RU   
                                                                        
 

 

Познавательный ресурс по истории города Венёва Тульской области и его окрестностей

 

Главная
История
Путеводитель
Художники
Фотографии
Туризм
Библиотека
Клуб
О проекте

 

 

 

 

 

Счетчики

 

© Денис Махель,
2004-2021

Все права защищены. Воспроизведение материалов сайта без согласия автора запрещено.

11:20

Электронная библиотека

 

 

КОРНИКЕ - ЛЕТОПИСНЫЙ ГОРОД РЯЗАНСКОГО КНЯЖЕСТВА
 (ПО МАТЕРИАЛАМ ИССЛЕДОВАНИЙ Р. В. КЛЯНИНА)

Сергей Васильевич Пасынков
Российский научный журнал,
Том 63 ' 2020,
сс.22-34

   Реферат. В данной публикации автор объединил в одну статью как уже известные, так и ещё не опубликованные материалы тульского археолога Р. В. Клянина. Многие годы он посвятил изучению древнерусских городов: Венев, Белгород Рязанский и Корнике. В XIV столетии они входили в состав Рязанского княжества. Статья может быть интересна историкам, краеведам, археологам. Особенно она может заинтересовать рязанских исследователей, т. к. в настоящее время указанные городища находятся за пределами Рязанской области, что затрудняет их изучение.

   Ключевые слова: Древняя Русь, Рязанское княжество, городище, археология, древне­русский город, наконечники стрел и копий, христианство, ставрография, топонимика.

   Введение. Рязанское княжество в XIII -XIV вв. занимало обширные территории Окско-Донского междуречья. Бурные события тех времен не раз меняли географическую карту Древней Руси. «В период своего расцвета Рязанское княжество включало на западе окрестности Зарайска и Коломны, на юге - верховья рек Дон и Воронеж [1. С. 30]». Татаро-монгольское нашествие кардинально изменило расстановку сил на рассматриваемой территории. После катастрофического разорения 1237 г. Рязань теряет самостоятельность, в результате чего «территории Окско-Донского водораздела отошли к Орде [23. С. 466]». В начале XIV в. внутри самого княжества появились соперничающие между собой уделы, а Москва присоединяет к себе коломенские земли. Таким образом города, входившие в одно территориальное образование, переходили в другое, возникали на новом месте или навсегда исчезали с лица земли. Так произошло с городом Корнике и двумя другими городами, некогда входившими в состав Рязанского княжества: городами Венев и Белгородом Рязанским. В настоящее время это северо-восточная часть Тульской области.

   Основная часть. Многие годы изучению истории Тульской земли посвятил археолог Роман Валентинович Клянин (1963-2012). «Роман Валентинович родился в г. Горьком (сегодня Нижний Новгород) 21 сентября 1963 г. в праздник Рождества Богородицы и день воинской славы России, когда вспоминается Куликовская битва... В 1987 г. окончил исторический факультет Тульского педагогического института, где участвовал в создании институтского музея (ныне - «Палата древностей» музейного комплекса ТГПУ им. Толстого). Будучи ещё студентом истфака он получил право на проведение самостоятельных археологических раскопок... В 1988 г. в должности младшего научного сотрудника Тульского областного краеведческого музея Роман Клянин отправляется в Венев - создавать с «нуля» местный краеведческий музей... В 1994 г. Романа Валентиновича приглашают создать экспозицию муниципального музея «Тульские древности», первым директором которого фактически и стал... В 2002 г. он перешел в музей «Тульский некрополь».


Рис.1 Р.В. Клянин на месте летописного города Корнике, 2008 год.

   Роман Валентинович преподавал историю - сначала немного работал в школе, позже в ТГПУ им. Л. Н.Толстого (курс краеведения). Он организовывал и проводил музейные практики студентов, археологов, теологов, историков, филологов. Роман Клянин брал с собой на археологические раскопки детей и молодых людей и желающих всегда было много (Рис. 1.) [6. С. 6-7]». Основной ареал его исследований был сосредоточен на Веневском районе. Именно там когда-то стояли указанные города. Прежде чем перейти к рассмотрению основной темы, следует немного сказать о двух других древнерусских городах: Веневе и Белгороде Рязанском.

   В исторических документах Венев впервые упоминается в «Списке русских городов дальних и ближних» в числе рязанских [20. С. 624]. Историки разнятся в точной датировке этого документа, но сходятся во мнении, что он относится ко второй половине XIV в. [18. С. 31]. Венев встречается в грамотах в. кн. Олега Рязанского в период его борьбы с в. кн. Московским Дмитрием Ивановичем (Донским). В 1371 г. на помощь рязанскому князю приходит, со своим войском, татарский мурза Салахмир. Впоследствии он принимает крещение с именем Иоанна и поступает на службу к в. кн. Олегу Рязанскому [5. С. 6]. Князь выдает за Иоанна свою сестру Анастасию и жалует земли, в числе которых значится Венев. Следует сказать, что в 2003 г. при выполнении земляных работ на территории Солотчинского Покровского женского монастыря, была найдена надгробная плита с текстом, указывающим о захоронении Салахмира [19. С. 55-64; 24].

   Археологические раскопки на территории современного Венева (1990 г.) не выявили слоев древнерусского времени. Однако в районе села Гурьево на р. Осетр, расположенного в 8 км. севернее, имеется городище, материалы которого датируются XII - XIV вв. Детальное обследование округи позволило Р. В. Клянину сделать заключение, что именно здесь находился летописный Венев (рис. 2.1) [7. С. 117-118]. В XIV - XV вв. Венев входил в состав Рязанского княжества, затем был куплен в. кн. московским Василием Васильевичем (1415-1462 гг.). К сер. XVI в. город приходит в запустение. В связи с участившимися набегами крымских татар было принято решение о строительстве оборонительных сооружений - засечной черты. На территории современного Венева, боярином И. В. Шереметьевым, строится деревянная крепость Городенеск, переименованная в конце XVI в. в город Венев. К середине XVII в. татарские набеги прекращаются, необходимость в крепости отпадает, жизнь переходит на мирный лад и Венев становится одним из уездных купеческих городов России. В XIX в. город славился хлебными торгами [3. С. 31].

   Другим городом указанным в «Списке...» является Белгород Рязанский. Долгое время местонахождение города оставалось спорным. Археологическими исследованиями было зафиксировано 10 селищ в районе речки Полосня в восточной части Веневского района Тульской области. Найденная керамика и другие находки указывают на наличие здесь активной жизни в XII - XIV вв. [3. С. 32-34]. Археологические разведки проведенные Р. В. Кляниным в 1987, 1994 гг. позволили более конкретно локализовать местонахождение Белгорода Рязанского, уничтоженного в 1237 году (рис. 2.2) [8. С. 30 ]. «В 1987 г. ... были проведены археологические разведки в окрестностях д. Белгородье, где было обнаружено большое по площади поселение (7,3 га) древнерусского времени. В 1994 г. исследования с целью определения наличия укреплений, как неотъемленного признака города, были продолжены. Для этого было заложено 4 траншеи длиной 20-72 м. Работы показали отсутствие укреплений на данном поселении. Между тем, сбор микротопонимического материала, служащего краеведам для описания городища, позволил более точно локализовать место Белгородского городища. «Кулига», «овраг Воронье», «Погибелки», «Крутая и Красная горка» показывают, что памятник находился несколько ниже по течению р. Полосни, в 1 км к северо-востоку от места работ. Данная местность является доминирующей над окрестностями и здесь существуют выходы белого камня, что возможно легло в основу топонима... [9. С. 22-23 ]».

   Более подробно Р. В. Клянину удалось исследовать месторасположение и материальную культуру г. Корнике. Но у каждого научного открытия имеется своя, не менее важная, пред история, которую Р. В. Клянин так же хорошо изучил. «Девятнадцатый век связан со становлением в России археологии как науки, и сразу же это городище попадает в список «Памятники Тульской губернии», составленной Сахаровым в 30-х гг. XIX в. (опубликован в 1857 г.). Здесь известный собиратель старины, описывая городище, ставит вопрос «...а не здесь ли был древнерусский город Корнике?». Вслед за ним зарайский помещик Гедеонов, живущий в 80 км от описываемого памятника и, не будучи специалистом, проявлял интерес к истории края и был приглашен на 1 археологический съезд в 1869 г. с докладом «Венев и его округа», где он уже с уверенностью говорит о городище «некогда город».


Рис.2. Веневский район Тульской области с указанием расположения летописных городов: 1- летописный Венев; 2 - Белгород Рязанский; 3 - Корнике.

   Анализируя анкеты Тульской губернской архивной комиссии, рассылаемые по волостям, обращает на себя внимание тот факт, что при наличии довольно большого количества объектов, достойных внимания, многие респонденты, даже живущие на дальнем расстоянии от городища, указывают в анкетах именно его. Таким образом, мы можем говорить об устойчивом интересе населения к этому объекту. Может поэтому это городище одно из немногих памятников Тульской области «сталинским указом» внесено в число охраняемых объектов. И только отгремела война, в 1949 г. оно впервые обследуется профессиональным археологом А. В. Никитиным. И здесь, не кривя душой, ученый сыграл с ним злую шутку. Он отнес городище к периоду засечной черты, и эта датировка надолго закрепилась в литературе. Так оно и вошло в небольшой список памятников археологии, взятых под охрану государства в 1969 г. В 1970-е гг. государство делает очередную попытку пересчитать свои «богатства», в т.ч. и археологические. Очередная кампания, теперь по паспортизации памятников, охватывает и этот объект. Э. Д. Юркевич составляет паспорт, делает подробную фотофиксацию, глазомерный план, но он работает без открытого листа. Нет научного отчета, нет шурфов, следовательно нет и стратиграфии. Но ученый предположил наличие на этом памятнике слоя раннего железного века.

   В 1984 г. автор, познавая азы полевой археологии, обходил известные паспортизированные памятники и обнаружил в за. валовой части этого городища материалы 12-14 вв. Проанализировав литературу и письменные источники, в 1986 г. я приступил к детальному обследованию городища и округи. Итог работы: данный комплекс является остатками древнерусского города Корники... [10]».

   Сложной и драматичной оказалась судьба археологического памятника. В 1989 г. он частично был поврежден карьерными работами при реконструкции автодороги Москва-Воронеж. Охранными мероприятиями работы были приостановлены, что дало возможность для изучения памятника. Однако весной 1994 г. рабочие, очередной строительной фирмы, без соответствующего разрешения, бульдозером срезали культурный слой с площадки городища «Городки» и подрезали концы оборонительных валов. Активными действиями местных жителей и это беззаконие было остановлено. Вот как описывает эти события Р. В. Клянин. «Ранней весной 1994 г. один из работавших в экспедиции школьников сообщил автору о дальнейшем разрушении памятника. Выезд на место зафиксировал: культурный слой с площадки городища «Городки» срезан бульдозерами, валы подрезаны на концах, но ни техники, ни дальнейшей разработки карьера не наблюдается. Как выясняется, совместная российско-германская фирма получила подряд на участок строительства авто­дороги и без всякого согласования приступила к разработке карьера. Местный агроном, а ныне председатель АО «Городище» выехал на место и сказал (дословно): «Мужики, вы что, хотите неприятностей? Этот бугор уже однажды хотели срыть, за что поплатились рублем». И уехал. Руководство фирмы навело справки, остановило работы, услало прораба на другой объект, свалив вину на него, а финансирование археологического доследования вело по статье "Спонсорская помощь" [10]».

   Вернемся к исследованию г. Корнике. Город указан как рязанский в «Списке русских городов... [2. С. 62]». Само место города расположено у южной окраины деревни Городище Веневского района Тульской области на берегу реки Шат при впадении в нее р. Корничка (рис. 2.3). Памятник состоял из двух площадок: городище 1 (Городки) и городище 2 (Старое Дворище). [3. С. 36] «Площадка "Старое Дворище" площадью 0,84 га расположена на высоте 15-20 м над уровнем воды и с напольной стороны защищена валом высотой до 3 м и рвом глубиной от 0,8 до 3 м. Площадка городища "Городки" имеет площадь 0,8 га и расположена на высоте 15-20 м над уровнем воды. По склону мыса на высоте 10-15 м имеется уступ шириной до 4 м, опоясывающий мыс по всему периметру площадки. С северной напольной стороны городище защищено двумя рвами и тремя валами. Внутренний вал серповидной формы имеет максимальную высоту в средней части - 4 м, средний и внешний валы также серповидной формы имеют высоту 2,5-3 м. Перепад высоты между внутренним валом и первым рвом составляет 8 м [11. С. 140]».

   Стратиграфия памятника и анализ вещественного материала позволили сделать следующие выводы:

   «1. Площадка городища "Городки" содержит слой раннего железного века и древнерусского времени XII - XIV вв.

   2. Площадка городища "Старое Дворище" также является двухслойной и содержит слои XII - XIV и XVII - XVIII вв.

   3. Непосредственно к укреплениям примыкают семь неукрепленных поселений древнерусского времени, разделенных естественными границами: оврагами, лощинами, что в целом составляет единый древнерусский комплекс городского типа площадью свыше 30 га [11. С. 141]».

   Топонимический анализ так же указывает на существование здесь древнерусского города. «Топонимический и микротопонимический материал, собранный в ходе архивных изысканий и опроса местных жителей, позволил выделить наиболее древнюю локализацию топонимов с корнем "кор-": р. Корничка, р. Малая Корничка, поле Корничка, д. Корнички (ныне д. Прилипки). Все эти топонимы тяготеют к устью р. Корничка, где расположена площадка городища "Городки". Таким образом, работы 1986 г. позволили отождествить данный археологический комплекс городом "Корнике", упомянутом в "Списке..." и воссоздать топонимическую цепочку.

   Название города Корнике восходит к топонимам с корнем "Коръ", что по мнению Г. П. Смолицкой в бассейне верхней и средней Оки, а также верхнего Дона означает: "место, расчищенное под пашню", "место расчищенное под пашню и вновь заросшее лесом". Учитывая этимологию названия "поле", "место" считаем, что первоначально был образован топоним "Корнике" от которого с помощью суфикса -ичк образовался гидроним "Корничка".

   Таким образом, местность, включая малые речки, лощины и водоразделы близ этих русел, носила название "Корнике". Город возникший на этой территории, стал называться по месту - "Корнике", С построением здесь засечного стана, получившего название "Карницкий", этот участок засечной черты стал называться "Карницкой засекой". При ликвидации засечной черты в XVIII в. население было переселено в д. Пилюшино, что в 8 км к северо-западу от стана. И во второй половине XVIII века деревня носила двойное название: "Пилюшино Карники тож", а в XIX в. просто Карники [11. С. 141]».

   Хозяйственный комплекс г. Корнике представлен предметами характерными для древнерусских городов. Это прежде всего: замки, пробои, ременные пряжки, ножи, шиферные пряслица, сверло для кости, косы-горбуши, костяной гребень, писало и др. «Керамика лепная мощинскои культуры 4-7 вв. н.э., гончарная серо- и белоглинная с линейным и волнистым орнаментом 12-14 вв., позднесредневековая 14-17 вв.» Из женских украшений: фрагменты стеклянных браслетов, перстни, височные кольца, плетеный браслет. Также на городище найдены 24 монеты 14 в. отчеканенные в Золотой орде при ханах Джанибеке, Узбеке и Тохтамыше [2. С. 37-38].


Рис.3. Керамические сосуды, предметы быта и женские украшения с летописного города Корнике.

   Рассмотрим артефакты (рис. 3): 3.1-2-керамические сосуды [3. С. 39-40]; 3.3- горшок с линейным орнаментом, венчик подрезан, глина; 3.4 - обломок бронзовой чашки; 3.5 - витой браслет овальной формы, бронза, кручение ; 3.6 - грузило и фрагмент грузила, глина, лепка; 3.7 - нож и фрагменты ножей, железо, ковка; 3.8 - пробой, железо, ковка; 3.9 - пряслица, керамика; 3.10 - семилопастная височная подвеска, женское украшение, билон, литьё; 3.11- скобель, железо, ковка; 3.12- фрагмент витого стеклянного браслета бирюзового цвета; 3.13-14 - фрагменты дна круговых сосудов с клеймами в виде двойного круга; 3.15 — фрагмент игрушки-свистульки, хвостовая часть, глина, лепка; 3.16 - фрагмент удила для сбруи лошади, железо, ковка [22].

   «В 1989-1990 гг. на восточной периферии памятника проводились охранные археологические исследования. В ходе работ были исследованы остатки двух усадеб XII - начале XIII вв. и целый ряд хозяйственных комплексов. Исследованные объекты не носили следов разорения и пришли в запустение естественным путем. Исключение составляет хозяйственная постройка, типа полуземлянки, прекратившее свое существование в результате пожара [16. С. 136]».

   «Общий анализ исследований дает основание утверждать, что эта постройка являлась хозяйственной (типа амбара), т.к. остатков отопительного сооружения не обнаружено. Этот вывод подтверждается анализом обнаруженного материала: при большом количестве керамики и обугленного зерна всего 2 индивидуальные находки: фрагмент косы-горбуши и удила. Постройка погибла в результате пожара, не связан­ного с насильственным разрушением (на данном памятнике не найдено следов дру­гих пожарищ)...

   Размеры самого сооружения 3,3 х 3,8 м, тамбура - 1,6 х 1,1 м. В тамбуре прослежены три земляные ступеньки. В процессе выборки было обнаружено 10 развалов сосудов и скопление керамики, располагавшееся, в основном, у противоположной от входа стены. Дно постройки подстилал слой обугленных зерен. Анализ зерна, проведенный Н. А. Кирьяновой (ИА РАН), показал наличие таких культур как кормовые бобы, ячмень, овес, рожь, просо и три сорта пшеницы (мягкая, карликовая, полба). Все культуры яровые. По анализу топографии развалов сосудов и зерна можно говорить о том, что просо и бобы хранились в сосудах, другие культуры, вероятнее всего, в мешках. Объем зерна позволяет предположить, что оно было приготовлено к севу» [12].

   Наиболее частыми находками на территории археологического памятника «Корнике» являются предметы вооружения. «Находки предметов вооружения представлены полными фрагментами наконечников копий (9 экз.), наконечниками стрел (51 экз.), одним целым и фрагментами боевых топоров (8 экз.), перекрестием сабли, булавой, панцирной пластиной, кольчужными колечками (3 экз.), а так же предметами снаряжения всадника и коня. Среди последних следует отметить 3 фрагмента шпор, колчанную застежку, фрагмент стремени, большое количество подпружных пряжек, ременных разделителей, удил и псалий.

   Другая группа находок представлена целыми ножами и фрагментами ножей, имеющих широкий диапазон параметров клинка (толщина обушковой части, ширина и длина лезвия). Среди этой группы находок в фрагментах, безусловно, имеются боевые ножи, но определенно отделить их от хозяйственных пока не представляется возможным [13. С. 124]».

   В настоящее время рассматриваемые изделия хранятся в фондах музея -заповедника «Куликово поле». В данной статье автор использовал только часть материалов, опубликованных Р. В. Кляниным. Рассмотрим артефакты (рис 4).


Рис.4. Предметы вооружения и снаряжения всадника с летописного города Корнике
(рис. Р.В. Клянина).

Рис. 4.1-3. Наконечники стрел «плоские черешковые - предназначение имели чисто для охоты, но могли использоваться при военных столкновениях. Все эти наконечники имеют широкую датировку: IX -ХIV вв.».

Рис. 4.4-6. Наконечники стрел - «срезни - предназначались для поражения доспеха. Эта группа датируется XIII - XIV вв.

Двурогий срезень имеет более узкую дати­ровку - вторая половина XIII - первая половина XIV в.»

Рис. 4.7-8. Наконечники стрел «граненые бронебойные с маленькой боевой головкой - предназначались для поражения доспеха и имеют широкую датировку X-XIV вв.»

Рис. 4.9-10. Наконечники стрел «бронебойные шиловидные - предназначались для пробивания кольчужного доспеха. Представляют самую многочисленную группу наконечников стрел на данном памятнике ... по классификации имеют широкую датировку: X-XIV вв.»

Рис. 4.11-13. Наконечники стрел «долотовидные - предназначались для поражения панцирного доспеха... Данный тип наконечников характерен для XI - первой половины XIII вв.»

Рис. 4.14-15. Наконечники стрел «бронебойные с массивной боевой головкой... имеют широкую датировку: X-XIV вв. Предназначен для поражения доспеха».

Рис. 4.16-17. Топоры - «топор с относительно узким лезвием, колуновидной заточкой и круглой втулкой без щековищ. По классификации он относится к типу... характерному для ХII-ХV вв.»

Рис. 4.18. Наконечник копья имеет «удлиненно-треугольную форму пера с ярко выраженными или со скошенными плечи­ками. По классификации ... датируется XI -ХIV вв.»

Рис. 4.19-20. «Фрагменты шпор..., датируются X-ХIII вв.»

Рис. 4.21. «Перекрестие сабли с несколько опущенными концами и ромбическим расширением в средней части ... датируется XII - первой половиной XIII вв. [13. С. 126-128, рис. 1-3, С. 130-132]».

   Из общей массы археологических находок памятника «Корнике» особого внимания заслуживают христианские предметы, позволяющие изучать распространение православной веры на рассматриваемой территории. Процесс христианизации местного населения на Тульской земле, растянулся на несколько столетий. Тульская, Орловская, Калужская, Рязанская области в XIII веке являлись территорией проживания вятичей - одного из самых крупных родоплеменных союзов восточных племен [21. С. 143]. Их языческий мир не принимал христианства. И всё же, начало было положено равно апостольским подвигом св. мч. Иоанна Кукши [4. С. 32-47].

   Можно считать, что к концу XIV в. большинство городского населения исповедовало православную веру. Археологические исследования с древнерусских городов, в частности Корнике, это подтверждают. Рассмотрим артефакты (рис. 5).


Рис.5. Находки христианских предметов с летописного города Корнике
(рис. Р.В. Клянина).

   Рис. 5.1 «Крышка пенагии с замочным ушком и петелькой, просечным и гравированным орнаментом на выпуклой части».

   Рис. 5.2 «Матрица из свинцово-оловянистого сплава для изготовления путем выколотки креста с округлым средокрестием и клиновидными завершениями лучей со слегка вытянутым нижним лучом»;

   Рис. 5.3 «равноконечный нательный крест с округлым средокрестием и килевидными завершениями лучей, с остатками желтой эмали, XIII - ХIV вв.»;

   Рис. 5.4 «равносторонний нательный крест с округлым средокрестием и округлыми концами. В средокрестии и в концах лучей кольцевые углубления для заполнения эмалью, XIII в.»; Рис. 5.5 «равноконечный крест (3,1x2,1 см) с округлым средокрестием и криновидными завершениями лучей. Особенности отливки делают его сходным с крестами, найденными у д. Торхово, в регионе Куликово поля, и весьма распространенными в период XIII - ХIV вв.»;

   Рис. 5.6 «равноконечный нательный крест из свинцово-оловянистого сплава с прямолинейным средокрестием и слегка расширяющимися закругленными лучами. Единственный из рассматриваемых в односторонней форме. Аналогов нет»;

    Рис. 5.7 «очень интересен равноконечный нательный крест с прямолинейным средокрестиеми прямыми завершениями лучей и «срезанным» нижним концом. Поле средокрестия заполняет орнамент в виде плетеного ромба с продолжением в боковых и верхнем лучах креста в виде колец и крестиков, в нижнем луче - в виде упрощенной «Голгофы». Датируется XIV в. Подобные два креста были обнаружены на селище Ознобишино-2 в Подольском районе Московской области в 1996 г., один из которых из закрытого комплекса, датированного первой половиной XIV - первой половиной XV в.»;

   Рис. 5.8 «нательный образок прямоугольной формы с пояснным изображением святого Николая Чудотворца... вторая половина XIV в.»;

   Рис. 5.9 «образок крестообразной формы. Вверху ушко бочкообразной формы. В центре - поясное изображение святого с крестом в правой руке. Слева и справа от фигуры вертикальные надписи. По мнению В. Пуцко это изображение первомученика архидиакона Стефана. Датируется XIII в.»;

   Рис. 5.10 «фрагмент верхней части квадроконечного креста-энколпиона с изображе­нием Архангела. Такие энколпионы были характерны для памятников рубежа XIV-ХV вв.»;

   Рис. 5.11 «фрагмент нижней части круглоконечного креста-энколпиона с погрудным изображением святого в круглом медальоне. Датируется XIV в.»;

   Рис. 5.12 «равноконечный нательный крест с округлым средокрестием и трехлопастным окончанием лучей, где центральная лопасть представлена тремя последовательно уменьшающимися шариками. Датируется Х1Ув. [14. С. 27-28 ]».

   Рис. 5.13 «Фрагмент серебряного венца с храмовой иконы, со следами огня на металле» [15. С. 148, рис. 30].

   «Особый интерес представляют уникальные находки двух серебряных храмовых венцов для изображения святых. Всего найдено девять фрагментов венцов. Пять фрагментов составляют целый венец, орнаментированный в стиле подражания вышивке жемчугом с чередованием солярных знаков в виде «солнышек», выпуклых кругов и элементов растительного орнамента. Другие четыре фрагмента являются частями другого венца, причем два фрагмента составляют половину полной формы, а два других являются зеркально симметричными частями этой половины, что позволяет полностью реконструировать предмет. Он выполнен так же в стиле подражания вышивке жемчугом с чередованием солярных знаков в виде «солнышек», выпуклых кругов и элементов растительного орнамента. Но в отличие от предыдущего изготовлен из более тонкого серебра, и на нем имеются четыре клейма с изображением Феодора Стратилата на коне, выполненные в технике выколотки. Данные изображения до мельчайших подробностей повторяют стеклянную иконку- литник византийского происхождения XIII в. Техника исполнения, орнаментация обоих венцов идентична. Анализ показал, что при их изготовлении использовались одни и те же чеканы. Это позволяет говорить об одновременном их изготовлении для одной или двух парных икон ХIV в. [14. С. 28-29] (рис. 6)».


Рис.6. Находки венцов с храмовых икон древнерусского города Корнике: 1-2 - реконструкция венцов, выполненная Р.В. Кляниным; 3 - клеймо на венце с изображением св. Федора Стратилата (увеличено)

Заключение

   «Проведенные исследования могут частично реконструировать топографию города. Вокруг укрепления - детинца - находилась жилая застройка - посад, на котором был храм и могильник. Исследования в восточной части посада показали, что за линией жилых построек веером от детинца располагались хозяйственные постройки. Далее, на протяжении 100-150 м - «мертвая» зона, за которую шел сброс мусора. По всей вероятности, эта зона служила огородами. Анализ вещевого материала указывает на вятический состав населения, занятием которого было: земледелие, охота, рыболовство, разведение домашнего скота. Ремесла представлены кузнечным, ювелирным, гончарным, косторезным, железоделательным, деревообрабатывающим. Население вело активную торговлю [17. С. 17]».

   «Обобщая материалы исследования на данном памятнике ..., можно сделать вывод, что город возник в центре племенного вятичского объединения в XII - начале XIII вв. Ордынское нашествие его не затронуло, но по каким-то политическим причинам к середине XIII в. жизнь в городе затухает и только на рубеже XIII - XIV вв. вновь активизируется: возводятся более мощные укрепления, строится храм и к середине XIV века его иконостас обкладывается серебром, расширяются торговые связи ... К концу XIV в. население полностью покидает эту территорию [11. С. 145-146]».

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Археологическая карта России. Рязанская область. Часть 1. М., 1993.
2. Археологическая карта России. Тульская область. Часть1. М., 1999.
3. Археологическая карта России. Тульская область. Часть 2. М., 2002.
4.Барбашов Е. Преподобный Кукша первокреститель Вятичей // Тульские епархиальные ведомости. 2009. № 13.
5. Игумен Серафим (Питерский), Панкова Т. Великий князь Олег Иванович Рязанский (1388-1402). Рязань, 2008.
6. Киденко В. Поиск как образ жизни. Памяти Романа Клянина // Тульские Епархиальные ведомости. 2012. № 10.
7. Клянин Р. В. Венев (историко-археологический очерк) // Археологические памятники Москвы и Подмосковья. Часть третья. / Труды Музея истории города Москвы. Вып. 10. М., 2002.
8. Клянин Р. В. Эпические предания о памятниках археологии // Уваровские чтения - IV. «Богатырский мир: эпос, миф, история». Муром, 2003.
9. Клянин Р. В. К вопросу локализации Белгорода Рязанского // Историко-археологические чтения памяти Н. И. Троицкого. Вып. 1. Тула, 1997.
10. Клянин Р. В. История одного городища // Материалы (рукопись) получены от И. Л. Лебедевой - главного хранителя музея «Тульский некрополь». Приношу слова благодарности за любезно предоставленные документы и фотографии.
11. Кпянин Р. В. Корнике - город Рязанского княжества // Славянский средневековый город. Труды VI Международного конгресса славянской археологии. Т. 2. М., 1997.
12. Кпянин Р. В. Керамический комплекс хозяйственной постройки с древнерусского города Корнике // Музей-заповедник «Куликово поле» - материалы (рукопись) представлены И. Л. Лебедевой.
13. Кпянин Р. В. Находки предметов вооружения с городища Корнике // Куликово поле : вопросы историко-культурного наследия. Тула, 2000.
14. Кпянин Р. В. Распространение христианства в Тульском крае в XIII - XIV вв. // Тульские епархиальные ведомости. 2009. № 13.
15. Кпянин Р. В. Работы в Веневском районе Тульской области // Археологические открытия 1995 года. М., 1996.
16. Кпянин Р. В. Хозяйственный комплекс с летописного города Корнике // Деснинские древности / Материалы международной научной конференции «История и археология Подесенья», посвященной памяти Ф. М. Заверьянова. Брянск, 1995.
17. Кпянин Р. В. Древнерусские города Черниговско-Рязанского порубежья в XIII - XIV вв. // Краеведческие чтения, посвященные 220 летию образования Тульской губернии. Тула, 1997.
18. Куза А. В. Малые города древней Руси. М., 1989.
19. Нагорное В. П., Герасъкин Ю. В. Салахмир и Хоросмир (К истории формирования
рязанского боярства) // Материалы и исследования по рязанскому краеведению. Т.14. Рязань, 2007.
20. Полное собрание русских летописей. Т. 4. Часть 1. Вып. 3. Л., 1929.
21. Седов В. В. Восточные славяне в VI - XIII вв. // Археология СССР. М., 1982.
22. Фонды Веневского краеведческого музея. Спасибо работникам музея и лично директору Наталье Александровне Зеленковой за предоставленные фотографии экспонатов.
23. Шебанин Г. А. Историческая география западной части Рязанского княжества XII-начало XVII вв. // Великое княжество Рязанское. М., 2005.

24. Герасъкин Ю. В., Нагорное В. П.
Памятная плита Ивана Мирославовича (мурзы Хоросмира) в Рязанском Солотчинском монастыре // Российская археология. 2008. № 2 С. 84-89.