WWW.VENEVA.RU   
                                                                        
 

 

Познавательный ресурс по истории города Венёва Тульской области и его окрестностей

 

Главная
История
Путеводитель
Художники
Фотографии
Туризм
Библиотека
Клуб
О проекте

 

 

 

 

 

Счетчики

 

© Денис Махель,
2004-2021

Все права защищены. Воспроизведение материалов сайта без согласия автора запрещено.

11:35

Электронная библиотека

 

 

Дом над Осетром
О его прошлом, настоящем и будущем

В. Крючков
Газета «Красное знамя»
№№22-23 (8016-8017), 24.02.1990

   Около села Хрусловка река Осетр, натолкнувшись на крутую каменную скалу, делает большую петлю и уходит на восток в луговое раздолье. В центре излучины правый берег реки переходит в пологий склон, на вершине которого раскинулся широкий старинный парк, окруженный рощей и садами. В середине его стоит двухэтажный кирпичный особняк, по архитектуре похожий на старинные западные замки с массивными окнами и башенками по карнизам здания.

   Вот уже более века прошло с тех пор, как его создатель, известный инженер-путеец фон Мекк, купил здесь усадьбу у помещиков Яньковых и обосновался на этой земле. Железнодорожный акционер, инженер-путеец, он был к тому же миллионером и крупным землевладельцем. Его имения были в нескольких губерниях России, на Украине. А на эту усадьбу он обратил внимание в период строительства железной дороги от Ожерелья на Венев и Узловую. В ее прокладке он играл довольно значительную роль.

   Дом по личному замыслу фон Мекк строил для своей матери Надежды Филаретовны, тоже имевшей миллионы, доставшиеся ей от мужа, которые она использовала в различных акциях и была меценаткой искусства. В частности, Н.Ф. фон Мекк продолжительное время покровительствовала знаменитому русскому композитору П.И. Чайковскому, оказывая ему ежемесячную материальную помощь, за что Петр Ильич посвятил ей два своих музыкальных произведения и назвал ее лучшим другом.

   Возникает вопрос: жила ли Надежда Филаретовна в этом доме? Старожилы с. Хрусловка утверждают, что однажды она побывала в этом дворце. Но близкое соседство сельского кладбища, на котором почти ежедневно раздавался плач крестьянок по усопшим, удручающе подействовало на впечатлительное сердце баронессы, и она наотрез отказалась жить здесь. Молодой барон стал искать покупателей. И вскоре состоялась выгодная сделка. Дом был куплен соседними помещиками Толмачевыми.

   Толмачевы – старинный дворянский род. В книге Л.М. Савелова «Библиографический указатель по истории, геральдике и родословию Тульского дворянства» они упоминаются среди других 1282 фамилий дворян, живших на территории губернии еще в XVI – XVII веках. А в книге В.И. Чернопятова «Дворянское сословие Тульской губернии» написано, что в Веневском уезде в 1903 году владели землями: Александра Герасимовна, вдова генерал-майора при селе Хрусловка – 708,5 десятины; в 1909 году – Толмачева Людмила Владимировна, дочь генерал-майора, при с. Хрусловка, д. Бякково и Сосенках – 260,5 десятины. Из этих строк видно, что купленная у фон Мекка усадьба была отдана младшей дочери Людмиле.

   Конечно, сами помещики не работали. Они приумножали свое богатство за счет эксплуатации крестьян. Особенно трудно жилось населению при крепостном праве. В Государственном архиве Тульской области хранятся документы, рассказывающие о волнениях крестьян дер. Сосенки против помещицы Яньковой. Для их подавления сюда прибывала воинская команда, зачинщики волнений наказывались розгами.

   На земле Толмачевых находились и известные далеко за пределами уезда бяковские и сосенские каменоломни, в которых с незапамятных времен вручную вели добычу известняка крестьяне тех деревень. Большая часть этих пещер не сохранилась до наших дней. Но некоторые из них могут рассказать о своем прошлом. Пиленый камень шел отсюда во все города губернии и в Тулу, из которого строились храмы, церкви, дома богачей, да и цоколь особняка фон Мекка тоже сложен из пиленого известняка.

   Интересно отметить, что в период Отечественной войны 1812 года помещики Толмачевы использовали на этих работах и пленных французов, которые отрабатывали свой хлеб не только на добыче известняка, но и в работах по сельскому хозяйству. Их руками была сложена из пиленого известняка ограда вокруг сада, сооружена железная арка с воротами. А в парке насыпан искусственный холм с беседкой на вершине, откуда открывался широкий обзор местности на запад, север и восток. Таким образом, владельцы усадьбы могли обозревать не только лежавшую за рекой Хрусловку, но и большую часть своих полей за этим селом.

   Одновременно с этим французы возводили зеленую защиту из берез, вяза, липы, прокладывали аллеи в парке. Многие деревья не дожили до наших дней. Так, вековые липы пошли на дрова или засохли, а березы сведены в 1931 году, когда через сад прокладывали железнодорожную ветку от Гурьевского каменного карьера к станции Венев. До войны исчезла и каменная ограда сада. Это были последние живые свидетели глубокой старины этих мест.

   Дом Толмачевых был намного меньше дворца фон Мекка. По рассказам хрусловских старожилов он был одноэтажный, деревянный, с подвалом и мезонином, и стоял на плоской вершине крутого откоса, возвышавшегося метров на 50 над рекой. Вся северная часть откоса от самой реки поросла густой древесной растительностью. А ниже по течению стояла водяная мельница, били из-под горы десятки мощных родников. И все это, вместе взятое, поражало глаз удивительной красотой. При строительстве железнодорожного моста мельницу ликвидировали. А в пятидемятых годах такая же участь постигла все мельницы, стоявшие на Осетре. Это и привело к резкому обмелению.

   После смерти вдовы генерала усадьба перешла к ее старшей дочери Александре Владимировне Толмачевой, которую здесь знали больше, как графиню Алсуфьеву. Но после развода с графом, она взяла свою девичью фамилию. Рассказывают, что она никогда не вступала в конфликты с крестьянами. А некоторым из них даже оказывала помощь. В период первой мировой войны А.В. Толмачева стала ухаживать за ранеными солдатами русской армии, полностью взяв их на свое содержание, открыла в доме лечебный пункт. Врачебную помощь раненым оказывал доктор Петр Федорович Веденский, периодически наезжавший сюда из Венева, а хозяйка дома стала сестрой милосердия. Доставка раненых производилась поездом, так как железная дорога проходила буквально под окнами барского дома.

   Местные крестьянки тоже проявляли заботу о русских ратниках. Многие из них посещали раненых, стремились узнать, не встречали ли они их мобилизованных на войну мужей, сыновей, выражали им сочувствие в связи с ранениями. А когда воины после излечения уходили на фронт, крестьянки дарили им теплые вещи: носки, варежки, шлемы, кисеты. Этот дом не сохранился до наших дней. Он сгорел в период революционных бурь. А от бывшего парка и сада остались лишь отдельные деревья, да бурно разросшийся кустарник. Сохранился и холм, насыпанный пленными французами, как памятник славному 1812 году.

   Усадьбы сестер Толмачевых разделял Каширский большак. Уже тогда от Венева он был покрыт каменной мостовой. Эта мостовая обрывалась в с. Хрусловка. Дальше на север шли дорожные хляби, доступные лишь пешим, да конному транспорту. Впрочем, тогда это были основные средства передвижения.

   В 1916 году Людмила Владимировна Толмачева вышла замуж за морского офицера Александра Павловича Миролюбова. А на следующий год грянул Великий Октябрь, и их усадьба стала народной собственностью. Советская власть приняла срочные меры к сохранению этой усадьбы. После революции здесь было организовано государственное хозяйство.

   Руководила им Прасковья Николаевна Черносвитова. Хрусловским крестьянам она запомнилась боевой и решительной женщиной. Одежду носила мужскую: папаху, брюки, лихо управляла лошадью. Однажды по делам Черносвитова задержалась в Веневе. В сумерках возвращалась домой с хрусловской девчонкой. В овраге у сухого Осетрика их повозку остановили трое неизвестных, хотели расправиться с «большевичкой». Взяли лошадь под уздцы, раздались угрозы.

   Но Прасковья Николаевна не спасовала перед злоумышленниками. Встав во весь рост, она хлестнула кнутом по рукам ухватившегося за узду, а потом, гикнув на лошадь, рванула вожжи… И была такова. Лошадь кинулась вперед, неизвестные отлетели в сторону, а Черносвитова, погоняя коня, стрелой улетела от опасности.

   Пять лет существовал госхоз. В трудные годы гражданской войны он давал государству хлеб и продукты животноводства, выращивал сахарную свеклу. В 1923 году дом и усадьбу передали беспризорникам. С тех пор он получил название «Хрусловский детский дом». За полвека своего существования он дал народному хозяйству страны немало специалистов, которые и поныне трудятся на фабриках и заводах. В этом доме воспитывался будущий Герой Совестского Союза Георгий Дмитриевич Курбатов.

   Однако в наше время этот дворец находится в полузабытом состоянии. После ликвидации Хруловского детдома на него претендовало несколько организаций, но владельцем оказался Новомосковский домостроительный комбинат. Проведя здесь незначительный ремонт, он так и не стал настоящим хозяином. Между тем, некогда богатая усадьба приходит в запустение. Без пригляда оказался сад на нескольких гектарах. А огороды, где выращивались десятки тонн овощей и картофеля, заполонили сорняки. Заросла сорной травой и площадь вокруг дома, гибнут деревья в парке и в роще, осыпается штукатурка со стен дворца.

   В настоящее время было бы целесообразно создать здесь какой-либо кооператив. На усадьбе – несколько построек, действует водопровод, есть земельная площадь. Может быть, найдутся предприимчивые люди, которые захотят дать вторую жизнь этой земле?