карта сайта
                           

 

 

                                                      WWW.VENEVA.RU   
                                                                        
 

 

Познавательный ресурс по истории города Венёва Тульской области и его окрестностей

 

Главная
История
Путеводитель
Находки
Фотографии
Туризм
Библиотека
Клуб
Форум
О проекте

 

 

 

 

 

СчетчикиRambler's Top100

 

© Денис Махель,
2004-2017

Все права защищены. Воспроизведение материалов сайта без согласия автора запрещено.

01:44

К ВОПРОСУ ЗАСЕЛЕНИЯ ТУЛЬСКОГО КРАЯ В XVI ВЕКЕ

Н.К. Фомин
 ("Материалы Историко-археологических чтений памяти Н.И.Троицкого", Тула, 1997г.)

    История заселения признается одной из труднейших и малоисследованных тем в отечественной истории. Главной трудностью в решении этой проблемы является почти полное отсутствие источниковой базы. За исключением небольшого количества летописных известий, разрядных записей, нескольких актов, писцовых книг Тульского, Веневского, Дедиловского и Епифанского уездов второй половины XVI в. и двух десятен Епифанского уезда 1585 и 1591 гг. историческая наука не располагает другими источниками XVI в. по истории тульского края. Поэтому в нашей краеведческой литературе и содержатся только чрезвычайно отрывочные, не связанные между собой сведения по истории края. Также фрагментарно освежена история края в трудах отечественных историков. Наиболее фундаментальной работой по Тульскому уезду является монография Г. М. Белоцерковского, но она посвящена только концу XVI в. Н. А. Малеванов провел изучение Богородицкого уезда в XVII в. А. В. Шеков рассмотрел историю Верховских княжеств в XIII — середине XVI вв. Нами рассматривалось возникновение и заселение Епифанского уезда. Вот практически вся историография изучения заселения Тульского края.

    В то время как без решения этой проблемы затруднено изучение истории России XVI в., процесса образования единого русского государства, внешней и внутренней политики, складывания поместной системы, опричнины, причин гражданской войны начала XVII в,

    Поэтому историческая наука ищет пути расширения источниковой базы в новом прочтении уже введенных в научный оборот источников. Одним из них является привлечение писцовых книг для изучения времени, предшествующего дате их составления. Они содержат сведения не только о времени описания уезда, но и раскрывает состояние территории в достаточно отдаленном прошлом, сообщая сведения о землевладельцах за одно или даже два поколения. В своей работе мы исходим из устойчивости системы поместного землевладения, когда земля не покидает род, переходя от отца к сыну, а за неимением его — к племяннику. Переход к чужеродному владельцу, как показывают данные изучения писцовых книг, является исключением из правил и происходит только в случае отсутствия прямых наследников. Проведенное нами сопоставление состава землевладельцев писцовых книг 80-х гг. XVI в. и писцовых книг 20—30-х гг. XVII в. показало, что состав землевладельцев сохранился более чем на 60%. Примерно этот же процент сохранения фамильного состава владельцев определен исследователями новгородских писцовых книг. Поэтому использование писцовых книг возможно для ретроспективного изучения истории края. Кроме того, ретроспективное использование писцовых книг позволило нам в известной мере решить вопрос о социальном составе землевладельцев Суздальского уезда второй половины XVI в. Тем более, что верхний слой землевладельцев Тульского уезда с середины XVI в. до 80-х гг. этого столетия не претерпел сколько-нибудь значительных изменений. Из 11 фамилий, записанных в Дворовой тетради, ко времени составления писцовых книг уезда исчезает только одна фамилия Пушечникова. Следовательно, мы можем предполагать, что и основной состав землевладельцев с середины XVI в. также мало изменился.

     Необходимо отметить, что для тульского края проблема заселения и складывания поместной системы имеет особое значение, так как в конце XV — начале XVI вв. начался новый этап освоения тульского края. Татарский набег в 1492 г. показал, что от верховьев Дона до Алексина даже отряд в 220 человек не только может спокойно пройти, но и не захватить достаточной для этого небольшого отряда добычи, т. е. значительная, преимущественно восточная часть края, очень сильно обезлюдела. В то же время старые княжеские центры Белев, Одоев и Новосиль сохранили свое как экономическое, так и политическое положение, вызвав своим переходом в Москву целый ряд русско-литовско-польских войн в конце XV — начале XVI вв. К тому же начавшиеся набеги крымских татар и борьба за ликвидацию независимости Рязанского княжества потребовали от Московского правительства усиления влияния в Заокской полосе, которое могло быть достигнуто только с созданием там великокняжеского центра. Все остальные города края находились во владении вассалов великого князя Московского. Это и обусловило строительство крепости Тула, на которой стали базироваться московские войска, как только возникала угроза московским интересам в этом районе. Завершение строительства мощной тульской крепости датируется 1520 г., а ликвидация независимости Рязанского княжества произошла в 1521 г., что показывает прямую связь между усилением влияния Москвы в тульском крае и гибелью независимой Рязани.

    Проведение сопоставления состава землевладельцев Тульского уезда с Рязанскими писцовыми книгами показало совпадение порядка 100 фамилий землевладельцев этих уездов. Поэтому Тульский уезд в основном заселялся или рязанскими детьми боярскими или оба уезда переселялись представителями одного и того же рода, служившего в других районах страны. Более вероятно, что происходило массовое выселение служилой рязанской мелкоты (как показал С. Б. Веселовский На примере Новгорода), а на ее место сажались в рязанских землях представители московских служилых родов и переселенцы из новоприсоединенных территорий.

    Любопытно, что в Тульском уезде практически полностью отсутствуют представители старомосковской знати, что показывает определенную целенаправленность московского правительства в заселении Тульского уезда. Из титулованных родов присутствуют только князья Засекины и Тюфякины.Из смоленских бояр в Тульском уезде с одновременным получением поместий в Рязани встречаются Бакины, Волоховы, Остафьевы, Рязанцевы, Шиловы. Из бывших новгородцев в обоих уездах испомещены Есиповы и Писемские. Присутствует слой митрополичьих бояр или слуг Бартеньевы, Глебовы, Улыбышевы, Фомины. Среди землевладельцев Тульского уезда следует предполагать большой слой послужильцев как бывших рязанских князей и бояр, северских князей и бояр, так и московских. Однако из-за отсутствия сведений об их составе выявить их чрезвычайно трудно. Устанавливается принадлежность московским боярам Морозовым Барыковых. Кроме того, прослеживается определенная связь между землевладельцами Тульского и Каширского уездов, но небольшая. Обращают на себя внимание фамилии тульских помещиков Суздальцевых, и нетитулованных Мещерских и Великопермских.В Тульском уезде сохранили значительные владения князья Волконские не только в виде поместий, но и в качестве вотчин. Причем в Рязани ими получены поместья, возможно, в виде компенсаций за потерянные владения на северо-западе Тульского уезда.  Также обращает на себя внимание состав землевладельцев Дедиловского уезда, практически полностью повторяющий состав землевладельцев Тульского уезда с добавлением новых фамилий рязанских детей боярских (без новопоселенных в уезде князей И. И. и А. И. Голициных, названных боярами, и Ф. А. Писемского, думного дворянина). По нашим подсчетам, из 96 фамилий помещиков уезда только 20 не находят полной аналогии в Тульском и Рязанском уездах. Такое совпадение заставляет сделать предположение, что до создания в 1554 г. Дедиловского уезда эта территория относилась к Тульскому уезду. Тем более, что при всей территории уезда в 20673 чети, земли, находящиеся в поместной раздаче, занимали 8845 четей. Размер Тульского уезда достигал 60137 четей, а расположенного поблизости Каширского — 87 848 четей. При создании уезда и его заселении в 1554 г. такое совпадение состава было бы невозможно, не говоря уже о том, что писцовые книги сообщали бы о земельных владениях у тех детей боярских, которые владели бы землей в обоих уездах. Однако писцовые книги сообщают нам только об одном таком совпадении. Поэтому, скорее всего, территория Дедиловского уезда входила в состав Тульского уезда. Тем более, что по писцовым книгам конца XVI в. Дедиловский уезд представляет из себя только один стан. Отнесение территории Дедиловского уезда в качестве стана к территории Венева невозможно, так как до его конфискации в 1571 г. у князя Мстиславского в Веневе не было поместной системы, и город находился в частном владении.

   Если это так, то Тульский уезд создавался примерно таких же больших размеров, как и Каширский, и был вытянут широкой полосой от Венева и реки Шат до Лихвина. Такое построение уезда должно было прикрыть подходы к Оке крымских татар и оказывать постоянное давление на Северские княжества.

   Кроме того, в Дедиловском уезде обращает на себя особое внимание испомещение 300 казаков. Один из разделов писцовой книги озаглавлен: «В Дедиловском же уезде деревни козачьи придаточные, что им придано за Озовскую и Черкаскую службу». Поход под Азов в XVI в. был совершен только один — князем Д. И. Вишневецким. Поэтому следует предполагать, что в Дедиловском уезде был размещен один из его отрядов. Позднее с принятием положения о станичной и городовой службе охрана южных рубежей возлагается на казаков.

   К тому же, создавая в конце 60-х гг. XVI в. Епифанский уезд, князь Мстиславский безусловно использовал уже полученный в Дедилове опыт службы казаков. Однако, если в Дедилове казаки являлись одной из категорий служилых людей, то Епифанский уезд уже создавался как практически полностью казачий. Все это показывает, что в 70-х и 80-х гг. московское правительство в тульском крае не отступало от принципов Избранной рады, стремившейся путем освоения защищенных от татарских набегов земель решить проблему «земельного голода».

 


Баннерная сеть "Историческое краеведение"