WWW.VENEVA.RU

 

Познавательный ресурс по истории города Венёва Тульской области и его окрестностей
                  
                                                           

Главная
История
Путеводитель
Находки
Фотографии
Туризм
Библиотека
Клуб
Форум
О проекте

 

 

 

 

 

СчетчикиRambler's Top100

 

© Денис Махель,
2004-2017

Все права защищены. Воспроизведение материалов сайта без согласия автора запрещено.

09:21

Электронная библиотека

 

 

Справка об истории усадьбы Фон Мекк в Веневском районе

Ильин В.Ю.,
председатель районного клуба краеведов
08.04.2001

   На высоком правом берегу р. Осетр у ее излучины при пересечении со старым Московским трактом в небольшом парке на границе с Хрусловским кладбищем расположены остатки дворца фон Мекк, что еще десятилетие назад был обитаемым помещением.

   Он был выстроен и принадлежал Максимилиану Карловичу, барону фон Мекк в конце 19 века.

   Дворянский род баронов фон Мекк происходил от силезского канцлера Фридриха фон Мекк (1493 г.) Его внук Яков Переселился в Лифляндию и был каштеляном рижским (1569 г.) / КАШТЕЛЯН – войсковой начальник, ведавший тылом и снабжением армии/. Его потомки до начала 18 в. служили в Швеции. Максимилиан – потомок Якова в 12 колене. Он был предпоследним сыном Карла Оттона Георга фон Мекк (22.06.1821 – 26.01.1876 Петербург), называемого в России Карлом Федоровичем. Один из крупнейших в России инженеров путей сообщения, действительный статский советник, внесенный как и весь род в мартикул дворян Лифляндской губернии и в 6-ую часть родословной книги дворян Смоленской губернии, был очень богатым человеком. В начале 1860-х годов он был подрядчиком строительства Московско-Рязанской, а потом и Рязано-Козловской (ныне Мичуринской) железных дорог, затем же стал концессионером Курско-Киевской и Любаво-Раменской железных дорог. На всем этом он сумел нажить миллионное состояние и стал покупать в разных районах страны барские имения. Например, в 1868 г. он купил на Подольщине (Украина) село Браилов с богатейшими угодьями, где насчитывалось более 600 дворов 5000 жителей. Восстановленный после Великой Отечественной войны дворец фон Мекков в два этажа до сих пор привлекает поток экскурсантов – именно здесь* и жил и работал знаменитый русский композитор П. И. Чайковский, которого приглашала сюда каждый год на лето знаменитая меценатка Надежда Филаретовна фон Мекк (урожденная Фроловская), дочь небогатого помещика Клинского уезда Московской губернии, (р. 29.01.1831 – ум. 14.01.1894 г. Ницца). В 1847 г. в возрасте 16 лет, она не без содействия брата Александра, работавшего на железной дороге, стала женой знаменитого инженера, который был старше ее на 12 лет.

   От этого брака у нее родилось 11 детей: сыновья Владимир, Николай, Александр, Максимилиан, Михаил (последний прожил всего 13 с половиной лет) и дочери Елизавета, Александра, Юлия, Лидия, Софья, Людмилла. По завещанию все богатства барона распределялись в равных долях между детьми, но до их совершеннолетия полноправной хозяйкой средств была мать, что позволяло ей бесконтрольно тратить любые суммы. Поэтому ежегодная пенсия, выплачиваемая Н. Ф. Фон Мекк Петру Ильичу Чайковскому, размером 6 тысяч рублей в год, вызывала большие нарекания со стороны детей и мужей ее дочерей и старших сыновей, и они делали все, чтобы их часть наследства переходила к ним.

   В 1870-х годах владения фон Мекк оказалися и в нашем уезде, сначала в д. Гурьево, а потом и в селе Хрусловка. Дело в том, что жена владельца многих земель в с. Большой Клин, Васильевское, в деревнях Карпове, Гурьеве и др., знаменитого земского деятеля князя Владимира Александровича Черкасского, учавствовавшего в правительственной комиссии по освобождению крестьян в 1861г. от крепостной зависимости, Екатерина Алексеевна, урожденная Васильчикова, дочь помещика с. Карпова, решила продать часть своих земель в д. Гурьево ( см. примечание ) Землю купил правнук знаменитого генерала от кавалерии, кавалера высших орденов страны барона Леонтия Леонтьевича Беннингсена за победу над Наполеоном возведенного в графы Российской империи (10.02.1745 –2.10.1826) Полное имя нового владельца д. Гурьево граф Павел-Андрей-Виктор Александрович (р.1845 г. - ….?) Он женился на дочери фон Мекк Александре Карловне, и покупка стала свадебным подарком. Надежда Филаретовна часто посещала в этом имении свою дочь. Этот брак оказался очень выгодным для веневского дворянства. И не только титулом и значимостью нового помещика. Через него они получили выход на человека, связанного со строительством железных дорог.

   Дело в том, что веневцы, узнав о той выгоде, с которой была построена железная дорога через Тулу, решили добиться этого же и в Веневе. Уезду было чем торговать: залежи каменного угля, богатейшие запасы редчайшего известняка, дрова, зерно, мука всегда пользовались спросом в Москве и других городах центра России. Железная дорога в тех же целях удешевляла подвоз, что давало дополнительный барыш помещикам.

   Вопрос о дороге ставился неоднократно с декабря 1871 года на общих собраниях уездного и губернского земских собраний. Направления предлагались самые разные: Зарайск, Лаптево, Кашира, Тула. Была создана особая земская комиссия, где многое определял В. А. Черкасский. Лично ему было выгодно направление на Лаптево, поскольку тогда дорога прошла бы по всем его имениям; князь Оболенский отстаивал направление на Каширу, но под давлением авторитета своего оппонента проиграл, а идею Черкасского из-за сложностей рельефа забраковало правление дороги. Очевидно, здесь уже Черкасский действовал заодно со старшим фон Мекком. Но вскоре умирает барон, через два года умирает и В. А. Черкасский. Их дело продолжили старший сын Владимир Карлович (15.06.1852, Рославль, Смоленск. губ.—2.11.1893, Висбаден, Германия), камер-юнкер Высочайшего двора, Можайский уездный предводитель дворянства, который взял на себя руководство всем делом; и его брат Николай Карлович (16.04.1863, Москва – кон. 1929г.), который стал председателем правления Московско-казанской железной дороги. Со стороны Веневских дворян в дело включился старший брат покойного князя Черкасского, Евгений Александрович (23.06.1820 – 1898), тайный советник, в ту пору женатый вторым браком на гурьевской помещице Юлии Александровне Муромцевой, чьи предки Лавр и Иван Лаврович Муромцевы были в числе самых первых служилых в Веневе дворян при Иване Грозном в 1572 г.

   Веневские дворяне и земство вели переговоры и рассылали свои ходатайства в правление дорог и министерство путей сообщения почти ежегодно, и поскольку дело сдвинулось с мертвой точки, закулисные отношения Беннигсенов и фон Мекков через князя Евг. Черкасского увенчались успехом. В конце концов летом 1900 года первый пробный паровоз прибыл в Венев, а десятилетием раньше веневским помещиком стал младший сын Надежды Филаретовны барон Максимилиан Карлович (17.01.1869 – 1950 ).

   В знак благодарности семье на его имя Надежда Филаретовна почти за бесценок приобрела в 1880-х годах 284 десятины земли под имение, лежащих подле с. Хрусловка у Осетра. Говорилось, что часть своего парка уступила помещица Янькова. Возможно, часть парка была именно ее, но документы утверждают, а наличие кладбища с. Хрусловки возле самого поместья доказывает, что на самом деле была продана часть земли, отведенной ранее помещицей под новое кладбище Михайло-Архангельской церкви с. Хрусловка, стоявшей тогда ниже усадьбы на берегу Осетра с веневской его стороны.

   На этой земле на деньги Максимилиана началось строительство дворца. Точная дата этого не известна, но в письме П.И.Чайковскому от 9.08.1889г. Н.М. фон Мекк указывала: « Я послала Вам также фотографии, работы моей дочери Саши … Обратите внимание, дорогой мой, на имение и дом Макса; не правда ли очень красиво? Имение это лежит в полутора верстах от Саши, и в прошлом году я его подарила Максу, а дом построен уже на его доходы. Вот и этот последний в январе месяце сделается совершеннолетним (21 год) и получает все свое состояние в свои руки …»

   Дом строился быстро веневским подрядчиком Борисом Жулдыбиным. Им же, кстати, по проекту того же неизвестного архитектора были выстроены потом Веневский, Мордвесский и Серебрянопрудский вокзалы, а общность их типового архитектурного проекта наталкивает на мысль еще об одной предполагаемой афере: не строилось ли это здание, как хрусловский вокзал на предполагаемой ветке (а за отчуждение хороших земель платились очень большие отступные), а потом «в связи с изменением проекта» дорогу могли отвести куда-либо в сторону, а «вокзал» продать по ненадобности за бесценок. Кстати, дорога потом пошла такими косогорами и буераками, приводящими до сих пор в этом месте к авариям, что ни один здравомыслящий инженер просто так ее бы там никогда не проложил… Эту версию в свое время высказал наш краевед М.Г. Бороздинский, он долго исследовал ее в архивах, но никаких компроментирующих докуместов так и не обнаружил. Но мысль, что в это же почти время веневцы в лице председателя управы В.Е.Махотина развернгули бурную деятельность по строительству у будущей дороги элеватора для сбора зерна с уезда (без железной дороги это строительство было бы просто бессмысленным), оставляет данный вопрос в подозрении…

   Так или иначе, но в 1890 году, 17 января Максимилиан (или Макс, как звали его все домашние) торжественно, с приглашением почти всей родни, (хотя из-за финансовых склок в семье приехали далеко не все), отметил в новом хрусловском дворце свое совершеннолетие. Изыскательские работы на трассе в это время уже начались, хотя через пол года трасса была признана невыгодной; вскоре умерли Владимир Карлович и Надежда Филаретовна, усадьба в Гурьеве перешла к сыну Павла Александровича и Александры Карловны – графу Мануилу Павловичу (р.17.11.1875 - ум. ? ), уездному предводителю дворян Старорусского уезда Новгородской губернии, а в последствии члену 3-й Государственной Думы.

   Сидеть помещиком в Веневе юный Макс и не собирался – он выбрал себе дипломатическую карьеру. Уже тогда он служил по ведомству Министерства иностранных дел. В 1895 г. он женился на Ольге Михайловне Кирьяковой, по первому ее браку – Донауровой, после чего фактически покинул свой хрусловский дворец, поскольку стал сначала секретарем русского посольства в Вашингтоне, потом в Стокгольме (Швеция), г. Цетинье (б.Далматинская республика на побережье Адриатики, вошедшая потом в Югославское королевство), и , наконец, генеральным консулом в г. Ньюкасле – на – Тайне (Сев. Ирландия). С 1917 года он находился в эмиграции, где и скончался в 1950 г.

   Возможно, что в конце 19 века дворец был продан другим владельцам, хотя документов или каких-либо свидетельств об этом у меня нет. Но в народе он так и остался дворцом фон Мекк, история его обросла легендами и домыслами. Одна из них, что здесь жил Чайковский. Этого не было никогда. С совершеннолетием Макса выплаты пенсии Чайковскому по его желанию (Макса) тут же прекратились, что привело к разрыву отношений композитора с его матерью.

   После революции дворец фон-Мекков был национализирован, и на его основе создана коммуна. Конфискацию осуществлял первый советский прокурор (уезда) известный наш революционер Дмитрий Семенович Соломенцев. По его рассказу в хрусловском дворце Мекков было 24 комнаты, и не одна из них по своей отделке, обстановке и окраске не походила на другие. Точно известно, что там были дубовый, ореховый залы, «китайский» зал со стенами, обитыми китайскими тканями, был зал, отделанный под ясень, выкрашенные под серебро и золото, с мебелью из орехового дерева и карельской березы. Самой оригинальной была «зеркальная» комната – сплошь с зеркальными стенами, потолком и полом. Следовательно, хозяин был очень горазд на всевозможные выдумки. По традиции тех времен все украшения и ценная утварь, картины и ткани сдавались в Москву, туда же, в музей дворянского быта была, очевидно, свезена и мебель, которая могла быть, как невостребованная другими музеями, продана с аукциона на манер продажи двенадцати стульев мастера Гамбса из одноименного романа Ильфа и Петрова. Коммунары были против роскоши, поэтому вряд ли что могло уцелеть в этом доме.

  А в 1921-22 г.г., когда разразился голод в Поволжье, здесь был открыт детский дом для прибывших с Волги сирот. По распоряжению зав. отделом культпросвета Наркомпроса РСФСР Н. К. Крупской Федор Макарович Ананьев доставил сюда из Москвы целый вагон одежды, белья, обуви и продуктов.

  Отсюда вышло потом немало замечательнейших людей – знатная ткачиха Армении Наталья Пронина, ставшая вскоре после войны депутатом Совета Национальностей Верховного Совета СССР, Герой Советского Союза Георгий Дмитриевич Курбатов. Выпускники и питомцы на страницах нашей газеты вспоминали много других интересных людей, среди них – директор 50-х – 60-х лет Николай Федорович Карнаушкин, который в труднейших условиях добивался для ребят всяческого благополучия.

  В годы своей учебы в школе и первое десятилетие работы в ДК бывал там с шефскими концертами и походами шахматистов и я. Здание содержалось в пристойном виде, постоянно поддерживалось и ремонтировалось.

   Но затем из-за беззаботности детдомовского руководства здесь начались склоки, взаимные разборки, хлынул поток анонимок. Авторитет детдома резко упал, и областное начальство поспешило его закрыть.

   Здание некоторое время было бесхозным, впериод первичной приватизации его поспешили продать одной из Московских фирм.

   В 1994 г. его судьбой заинтересовался областной департамент по культуре. По инициативе его тогдашнего руководителя И. М. Москалева интеллигенция района подняла вопрос о приобретении дворца для базы отдыха культработников области, с этим вопросом я лично обращался на депутатском приеме к тогдашнему министру культуры Сидорову, но вопрос не был решен из-за разорения собственника, имевшего права на дворец. Тогда он был еще в приличном состоянии и лишился только стекол, части парапетов окон и нескольких досок пола. Сейчас это здание уже не узнать.
Необходимо принять все меры для возвращения уникального здания в ведение района.

Использованная литература :
1. Ф. А. Брокгауз, И. А. Ефрон. Энциклопедический словарь, С. Петербург, 1896, т.37 (1-й полутом 19т), с.2
2. В. И. Чернопятов. Дворянское сословие Тульской губернии, М.1908. Родословец, материалы, ч.у. графы Беннигсен. Бароны фон Мекк. Князья Черкасские., 4. (6)
3. Мануил Беннигсен. Дворец в Гурьеве. Статья из журнала «Поместье и усадьба», М. 190..г. (предп. 1908)
4. М. Г. Бороздинский. Наш первый паровой. Статья из газеты «Красное знамя» за 1985., №№ 26,27,32,54,66,73, 76, 97,98
5. М. Г. Бороздинский, Дворец Мекков. Рукописный чистовик от 2.07.1993 г. Хранится в Веневском краеведческом музее.
Примечание: При сверке текстов разных публикаций я нашел в своей справке историческую ошибку. Землю Беннигсену для жены Анны Карловны кн. Черкасская продала не в д. Гурьеве, а в с. Хрусловке без строений и крестьян, а землю и дворец в д. Гурьеве граф Павел Александрович Беннигсен приобрел у жены князя Евгения Александровича Черкасского Юлии Александровны, урожденной Муромцевой, и ее сестры девицы Елизаветы Александровны Муромцевой. В имение входили деревянный, отделанный под камень в «александрийском» стиле дворец с коллонадой по обе стороны и примыкающими к ним флигелям: для гостей и для кухни, коллонада до кухни была застеклена, потом там устроили оранжерею; недостроенный конный манеж почти 500 метровой длинны, ряд беседок, фонтанов, аллей из редких пород деревьев.
Но поскольку этот дворец к Хрусловскому отношения не имеет, то и ошибка ничуть не влияет на ход повествования.
2. Николай Карлович фон Мекк не уехал за границу, а остался строить железные дороги России, он даже работал в народном комиссариате путей сообщения. Но в 1929 г. он был обвинен во враждебной деятельности и был расстрелян в конце 1929 г.