WWW.VENEVA.RU

 

Познавательный ресурс по истории города Венёва Тульской области и его окрестностей
                  
                                                           

Главная
История
Путеводитель
Художники
Фотографии
Туризм
Библиотека
Клуб
О проекте

 

 

 

 

 

СчетчикиRambler's Top100

 

© Денис Махель,
2004-2020

Все права защищены. Воспроизведение материалов сайта без согласия автора запрещено.

06:59

Электронная библиотека

 

 

Глава из книги «Тульские губернаторы»,
автор главы - Ирина Парамонова

Ельпидифор Антиохович Зуров*,
Александр Егорович Аверкиев,
тульские губернаторы (1833 – 1840)

*В ряде источников упоминается как Эльпидифор.

 

 

(сс. 193-200)


Ельпидифор Антиохович Зуров
Тульский гражданский губернатор
 (1833-1835), военный губернатор
г.Тулы и тульский  гражданский
губернатор

Боевой генерал Зуров и опытный чиновник Аверкиев - первые тульские губернаторы, обладавшие всей полнотой власти в губернии. Военный губернатор г. Тулы и тульский гражданский губернатор – так с 1835 по 1864 гг. назывались должности главы региона, которые они занимали.

 

Кавалерист на гражданской службе

   Ельпидифор Антиохович Зуров родился 26 октября 1798 года в Тверской губернии. 22 мая 1815 года, в 16-летнем возрасте, как было заведено в большинстве древних дворянских родов России, был определен на военную службу. Зуров стремился попасть на фронт, но к тому времени, когда он был зачислен в Дерптский конно-егерский полк юнкером, Русская армия уже возвращалась из заграничного похода. Несколько лет Зуров служил в лейб-гвардии Кирасирском Его Величества полку, затем в Южном полку. В 1825 году был адъютантом графа Орлова-Денисова, сопровождал тело умершего императора Александра I из Таганрога в Петербург. «Понюхать пороху»  ему довелось только в годы русско-турецкой войны 1828-1829 гг. и «польского похода» 1830-1831 гг. Полковник Зуров был отмечен за героизм и доблесть орденами Св. Анны 2-й ст., Св. Владимира 3-й ст., золотой саблей с надписью «За храбрость», серебряной медалью за Турецкую войну, медалью «За взятие Варшавы» и знаком отличия за военные достижения 3-й ст. (1)

   21 января 1832 года, по возвращении в Петербург из Польши, «согласно своему желанию и с Высочайшего соизволения», полковник Зуров был прикомандирован к Образцовому кавалерийскому полку, «для узнания новых правил кавалеристской службы». Николай I  по итогам учений и смотра пожаловал Зурову, командиру третьего дивизиона Образцового кавалерийского полка, 200 рублей, объявил «монаршее благоволение» и назначил одним  из своих флигель-адъютантов. (2)

   Жизнь молодого офицера кардинально изменилась 20 ноября 1833 года. В этот день полковник Зуров был на дежурстве при императоре и получил от военного министра графа Чернышева приказание после смены прибыть в его канцелярию. Министр сообщил  Ельпидифору Антиховичу, что он избран для гражданской службы и будет назначен губернатором в Тулу.

   «Назначение это было неожиданное и как бы не согласное с прежней боевой жизнью Зурова», - писал, опираясь на воспоминания Ельпидифора Антиховича, исследователь биографий георгиевских кавалеров В.Н. Мамышев. (3) Зуров отвечал министру, что польщен, но сомневается, ибо никогда не готовился к гражданской службе. Чернышев заявил, что нужно исполнять долг. Зуров поспешил заверить министра, что и не думал уклоняться: «покоряюсь священной воле и оправдаю доверие».

   Указ о назначении Зурова тульским гражданским губернатором с производством в генерал-майоры был подписан 23 ноября 1833 года. С учетом звания флигель-адъютанта его величества, Зурову было установлено повышенное содержание: вместо окладного губернаторского жалования 6000 рублей Зурову платили ежегодно 8015 рублей. Помимо этого выдали еще 3000 рублей «в пособие» для обустройства по новому месту службы. (4)

   4 января 1834 года Зуров прибыл в Тулу (5) и был поражен внешним обликом служащих канцелярии губернского правления. «Разнообразные нанковые сюртуки в зимнее время и фризовые шинели показались странными, он привык к военной форме, - отмечает биограф генерала  В.Н. Мамышев. - Но узнав о недостаточном жаловании чиновников, решил улучшить быт служащих. Сделал в первый же год форменную одежду для канцелярских служащих - очень приличную, без вычета, в виде награды за труды». (6)

   Едва ли не первым распоряжением Зуров уволил секретаря канцелярии и еще ряд служащих в наказание за увиденный «беспорядок по части делопроизводства» и «хищение дел». Один из лишившихся работы чиновников обратился за защитой к советнику отделения губернского правления, тот приехал в испуге к губернатору и умолял отменить распоряжение. «Помилуйте, он у нас живой архив. 35 лет занимается делами, знает на какой полке что лежит. Без него как без рук», - причитал советник в кабинете губернатора. «Вообразите, что он умер, мы без него поневоле должны обойтись», - тут же резонно возразил Зуров и велел исполнять отданные приказания. (7)

   «Упорядочение канцелярии губернского правления, где царил страшный хаос», и увольнение «неблагонадежных лиц» ставили в заслугу новому тульскому губернатору  и авторы статьи о нем, помещенной в «Русском биографическом словаре»(8), полагая, что, в том числе за счет кадровых решений, Зурову удалось обеспечить казне успешный сбор податей и недоимок и изменить отношение дворян и представителей городских сословий к службе по выборам. По роду деятельности все они соприкасались с чиновниками губернского правления, и не могли не заметить явный прогресс в делах.

   Е.А. Зуров, едва вступив в должность, с головой погрузился в работу и, как когда-то наместник М.Н. Кречетников, едва ли не первым среди тульских губернаторов, решил выяснить, насколько оправданы цены на торгах на выполнение различных казенных подрядов. Через процедуру торгов шли абсолютно все работы, которые финансировались Тульской казенной палатой или местным бюджетом. На все – от поставки гвоздей или новой обивки кресел до ремонта тюрьмы – губернское правление, казенная палата, городская дума объявляли торги. Процедура была открытой и, казалась, прозрачной, но Зуров столкнулся с тем, что на некоторые, причем весьма выгодные подряды, на торги выходил один кандидат и диктовал свои условия. В начале 1834 года, узнав, что один такой комиссионер заломил цены на поставку провианта военным, Зуров нашел купца, который назвал цену вдвое ниже. Комиссионер тут же уменьшил цену «на настоящую», что позволило существенно сэкономить казенные деньги. Эти торги стали уроком для тульских предпринимателей, и все время службы Зурова на посту губернатора «подряды и торги сопровождались большим понижением против сметы в пользу казны»(9).

   Ни одно важное событие в жизни Тулы и губернии не обходилось без участия Зурова. В марте 1834 года ему доложили, что «при  поднятии колокола в 700 пудов на одну из городских колоколен* на двух блоках, один лопнул, и колокола угрожали падением». Зуров тут же, «в легкой одежде, без калош, не имея времени сообразить суровый мартовской воздух и обледенелую землю», прибыл на место и, пока привозили с оружейного завода механика и другой блок, два часа простоял на снегу». Падение колокола удалось предотвратить, но губернатор простудился, «его тут же схватили сильные спазмы, а на другой день острый ревматизм, положивший его надолго в постель» (10).

*О каком храме идет речь, неизвестно. Возможно, о колокольне Успенского женского монастыря, на территории которого в эти годы строился новый Спас-Преображенский собор.

   Болезнь надолго выбила губернатора из колеи. Хорошего врача в Туле найти не удалось, по совету кого-то из местных докторов Зуров решился на «варварское» средство:  выпить за 12 часов 48 стаканов горячей воды из самовара, через четверть часа каждый. «После этого ревматизм отступил, но все внутренности страдали и вынудили ехать в Москву для лечения искусственными минеральными водами». (11)

   На очередную процедуру Зуров отправился 29 июня 1834 года. В этот же день страшный пожар опустошил весь центр Тулы и оружейный завод. Узнав о случившемся пожаре, губернатор, прервав лечение, срочно вернулся в город, чтобы организовать восстановительные работы и помощь погорельцам. Тула еще не успела оправиться от одного огненного нашествия, как новая беда - 5 сентября 1834 года еще один пожар обрушился на город оружейников. И снова губернатора не оказалось в Туле: в начале сентября 1834 года Зуров отправился в поездку по уездам с ревизией местных учреждений. (12)

Огненная катастрофа и «Veuve Cliquot»

   Весть о страшном бедствии облетела всю страну, по России начался сбор средств для помощи погорельцам. Члены императорской фамилии пожаловали тулякам 120 тысяч  рублей, содержатели питейных заведений Санкт-Петербурга - миллион рублей и еще 260 тысяч удалось собрать по подписке во всех российских губерниях.

   В Туле был создан Комитет для распределения пособий погоревшим тульским жителям. Губернатор Зуров стал одним из активных членов комитета, лично контролировал сбор пожертвований и раздачу денег особо нуждающимся тулякам. Почти две тысячи горожан, потерявших свое имущество, получали от комитета бесплатное питание. Оставшихся без крова людей размещали в уцелевших от пожара домах. Ситуация была настолько острой, что с Высочайшего соизволения Тулу освободили на несколько лет от воинского постоя*. Это решение было принято вскоре после визита Николая I в Тулу: император посетил сгоревший город 26 октября проездом в Москву.

*Жители всех городов империи были обязаны бесплатно сдавать комнаты военным, стоявшим в городской черте.


Часовня у Одоевских (Киевских) ворот Тульского кремля
была построена в память о страшных пожарах 1834 года.
Фото нач. XX

   В одном из томов «Дворянского сословия Тульской губернии» М.Т. Яблочков приводит ряд документов об этом визите, в том числе текст циркуляра Е.А. Зурова губернскому и всем уездным предводителям, земским исправникам о подготовке к встрече императора. (13) В этом документе, с одной стороны, все по-военному четко и ясно, с другой, мало что нового по сравнению с аналогичными распоряжениями правителей Тульской губернии екатерининской эпохи. Выделим лишь несколько, наиболее характерных эпизодов.

   Во-первых, Зуров предложил способ борьбы с сутяжниками: «Не стеснять никого в подаче просьб к государю  императору, но так как подаются многие просьбы, не подлежащие удовлетворению, как о семейных спорах, о земле, о судебных делах, об освобождении от платежа податей, то вызвать в градские и земские полиции известных сочинителей прошений и объявить им с подпиской, что если кто из них решится написать недельную и незаконную просьбу, то с ним будет поступлено по всей силе законных постановлений».

   Во-вторых, разумностью, с учетом осенней распутицы, отличалось указание губернатора о приведении в порядок придорожных строений и дорог, по которым должен был проследовать император со свитой. «Я беру на себя исчислить все способы и средства, коими и в настоящее позднее осеннее время не трудно будет по возможности заслужить внимание государя императора – любовь русского народа к августейшему помазаннику, без сомнения укажет путь сей: тщательное исправление без больших издержек собственных жилищ, внутренняя и наружная чистота оных, очистить и посыпать песком места, приготовленные к перепряжке лошадей, опрятная одежда, собственное усердие, находиться при спусках с гор и в дурных местах для помощи экипажам.  Все это не чуждо дальновидности и усердию местных жителей. Мне остается утешать себя мыслью, что все сословия без исключения, потщаться всеми силами усладить и успокоить путешествие столь много благодетельствовавшего здешнюю губернию государя императора».

   15 сентября 1835 года Зуров лично проехал по всему «тракту» от Большого Скуратово до Серпухова и осмотрел «гати, мосты, перила, надолбы, верстовые и деревенские столбы, проверил на них цифры и покраску». В сгоревшем городе для Николая I приготовили дом тульского уездного предводителя Гамалея, графу А.Х. Бенкендорфу -  дом губернского предводителя Мансурова, членов императорской свиты так же расквартировали в уцелевших домах по городу. 

   Николай I через адъютанта категорически запретил устраивать в его честь какой-либо прием. Визит был, что называется, рабочим и кратким – император, очевидно, не считал уместным  пировать в опустошенном пожаром городе. Увы, несмотря на указание губернатора - «никаких встреч», в честь приезда императора тульские дворяне в большом зале здания губернского правлении устроили пышный бал, потратив на это 10707 рублей, включая расходы на ужин: 4 стерляди, 4 судака, налимы, раки, дупеля, бекасы, рябчики, вино «Шато-лафит», шампанское «Рюйнар» и «Клико». Николай I на бал не остался, покинув Тулу сразу после осмотра оружейного завода, арсенала, кадетского корпуса, градской больницы и воспитательного дома. Губернатора, как указывает Яблочков, на балу тоже не было. Но Зуров не смог отказаться от участия в обеде «на 16 персон», данном в его честь губернским и уездным предводителями 29 октября 1834 года «в благодарность за его особое внимание к дворянству и ходатайство перед государем об оставлении навсегда Александровского корпуса* в Туле».

*В 1834 году была угроза закрытия военного училища в Туле, в котором учились дети многих местных дворян.

В мае 1835 года император объявил Зурову монаршее благоволение за его деятельность в Комитете по распределению пособий погоревшим тульским жителям. Судя по записи в формулярном списке Зурова, к этому времени Комитет уже прекратил свою работу и называется «бывшим». В конце 1835 года Зуров был удостоен ордена Св. Станислава за заслуги в обустройстве города после пожара. На награждение в Петербург Ельпидифор Антиохович уехал холостым, а вернулся с супругой. Избранницей 38-летнего губернатора стала 35-летняя Екатерина Александровна Буткевич, молодая вдова, похоронившая в ноябре 1834 года мужа – сенатора, графа В.В. Стройновского, и оставшаяся одна с 11-летней дочерью. Свадьбу сыграли 8 января 1836 года, а вскоре новобрачные приехали в Тулу. (14)

 Кремлевский сад и «вокзал»

   С 1833 года Е.А. Зуров был тульским гражданским губернатором и подчинялся тульскому военному губернатору (с правами генерал-губернатора) Е.Е. фон Штадену. 14 февраля 1835 года Зуров был назначен военным губернатором г. Тулы «с оставлением и в должности тульского гражданского губернатора» и стал единоличным начальником Тульской губернии, в подчинении которого находилось не только губернское правление и «гражданская часть» всей губернии, но и воинские соединения, базировавшиеся на тульской земле, а также оружейный завод. Сосредоточение все полноты власти и ответственности в одних руках позволило заново отстроить город, изменить по новым планам облик центр Тулы, в том числе Кремль и его окрестности.


Успенский собор Тульского кремля. Справа видна
надстроенная во время реконструкции Никитская башня.
Рис. В.А. Жуковского. 1837 г.

   На месте всегда грязной конной площадки между Тульским кремлем и архиерейским домом Зуров повелел разбить публичный сад и «вокзал» - павильон-беседку и лодочный причал. Так начинался Кремлевский городской сад. А торговлю лошадьми губернатор велел убрать за городскую черту: за Воронежскую заставу*.

*Район современного перекрестка улиц Оборонной и Кауля в Туле. 

   По предложению Зурова в Тульском кремле были построены новые торговые ряды. План строительства на территории древней крепости оценивал лично император Николай I, «заботясь о том, чтобы старинные памятники были сохраняемы». На плане новых торговых рядов в Туле император написал: «Устроить ряды внутри Кремля нахожу гораздо приличнее, чем безобразить наружность древнего прекрасного: ворот достаточно, дабы в случае несчастья возможно было доставлять помощь; но и опасность будет менее, когда ряды отделяться от жилых строений Кремлевской стеной». (15)


Всехсвятский собор и кладбище г.Тулы
Рис. В.А. Жуковского. 1837 г.

   В июле 1837 года цесаревич Александр Николаевич, будущий император Александр II, смог лично убедиться в том, насколько успешным и деятельным был тульский губернатор. Во время поездки по России в сопровождении своего наставника В.А. Жуковского будущий император Александр II дважды побывал в Туле и осмотрел многие уездные города губернии. К визиту наследника престола уже угадывались очертания молодого Кремлевского сада: к этому времени как раз «поспел» павильон-беседка, «из которого Его Императорское Высочество изволил любоваться на данный городом фейерверк, которого огни отражались спокойными водами близ самого павильона протекающей Упы». (16)

   Будущего российского государя губернатор Зуров встречал уже в новом качестве. 3 июня 1837 года Николай I подписал «Общий наказ гражданским губернаторам» (17) – первый нормативный акт, в котором были прописаны все права и обязанности российских губернаторов. До этого руководством в их деятельности служили «Учреждения для управления губерний Всероссийской империи», принятые Екатериной II 7 ноября 1775 года, - документ, в котором «хозяином» губернии назывался наместник, в деталях оговаривались все его полномочия, а роль губернатора, по сути, осталась в тени. Ничего кроме процедуры назначения, замещения наместника в его отсутствие, председательства в губернском правлении, контроля выборных процедур, работы полиции и назначения врачей, - текст «Учреждений» не содержал. Этот законодательный изъян устранил Николай I.

   «Наказ» закреплял двоякую деятельность губернатора: как высшего представителя власти и охранителя законов и как администратора. Как представитель высшей власти он председательствовал в губернском правлении - непосредственном органе высшего правительства. Как блюститель порядка и законов, он получил право ревизии и непрерывного надзора любого учреждения на территории вверенного края. Еще одно существенное изменение затронуло должность вице-губернатора. Теперь это только заместитель губернатора, во главе казенной палаты ставился председатель - чиновник, который назначался министром финансов. Но, как и другие руководители губернских учреждений, председатель казенной палаты подчинялся не только главе своего ведомства - министру, но и губернатору.

   Одной из главных задач Зурова в новый период его службы в Туле стало строительство Тульского шоссе. Работы по прокладке тракта от Тулы к Москве начались в 1836 году. 7 января 1838 года указом Николай I повелевалось министру финансов «для продолжения в 1838 году шоссейных работ от Тулы, Рязани, Ярославля к Москве занять из государственного банка 1.154.690 руб. с отпуском этой суммы в ведение Главного управления путей сообщений, процент гасить из Государственного казначейства». (18) Кроме того, указом предписывалось использовать и «вспомогательный» земский сбор с населения тех губерний, где велось строительство дорог. Из общего займа на 1838 год Тульская губерния получила 350 тысяч рублей с уплатой процентов по 10.500 рублей ежегодно в течение трех лет, начиная с 1839 года. 22 марта 1838 года Николай I утвердил мнение Государственного совета по «устройству» Тульского шоссе с «прибавкой повинностей здешней губернии по 3 коп. за каждую ревизскую душу, платящую подати». (19)

   Увы, здоровье не позволило Е.А. Зурову продолжить начатые в Туле и губернии преобразования. 1 мая 1838 года он получил длительный отпуск по болезни и уехал лечиться за границу, а  вернулся пять месяцев спустя, так и не почувствовав улучшения. Отставка была принята 26 января 1839 года: Зуров был уволен «с мундиром и пенсионом в 2/3 оклада». Перед увольнением он был награжден за выслугу лет орденом Св. Георгия 4-го кл.

   Вместе с семьей Зуров отправился в Новгородскую губернию, где вскоре после свадьбы он приобрел небольшое поместье. Жизнь в деревне благостно сказалась на его здоровье и осенью 1840 года Е.А. Зуров нашел в себе силы вернуться на государственную гражданскую службу: со 2 ноября 1840 по 24 января 1846 года он был военным губернатором г. Новгорода и новгородским гражданским губернатором.  11 октября 1846 стал членом Сената в чине тайного советника. Во время Крымской войны был избран начальником Новгородского ополчения.

   Е.А. Зуров прожил успешную жизнь. «Беспристрастный взгляд на дело, нелицеприятное и строгое исполнение закона были отличительными свойствами управления его губерниями», свидетельствует «Русский биографический словарь». Он состоялся как военачальник и губернатор. Был счастлив в семейной жизни: прожил с супругой более 30 лет, воспитав и дочь Екатерины Александровны от первого брака, и общих троих детей. Супруги Зуровы заблаговременно позаботились о том, чтобы быть вместе и после смерти: построили на свои средства Троицкую церковь в селе Налюча Старорусского уезда Новгородской губернии – здесь и была устроена их семейная усыпальница. Е.А. Зурова умерла 19 октября 1867 года, Е.А. Зуров - 19 декабря 1871 года. (20)

«Благородным бескорыстием заградите уста и самому бесстыдному злословию»

   Преемником Е.А. Зурова на посту военного губернатора г. Тулы и тульского гражданского губернатора 26 января 1839 года стал Александр Егорович Аверкиев, правивший Тульской губернией до 9 сентября 1840 года.

   В отличие от Зурова, кадрового военного, волей судеб ставшего губернатором, Аверкиев с первых дней своей трудовой биографии служил по «гражданской части». Александр Егорович Аверкиев родился 16 августа 1788 года. 6 декабря 1802 года в возрасте 14 лет был принят на службу в канцелярию Сената. «Умел только читать и писать, но через три года взят в канцелярию государственного казначея, где проявил блистательные способности и отработал 10 лет», гласит «Русский биографический словарь». (21) Служба в Сенате открыла ему дорогу в высший свет: позволила получить опыт работы в правительстве и обзавестись нужными связями. В 1815 году он был назначен советником Тверской казенной палаты, а 17 февраля 1821 года занял пост тверского губернского прокурора.

   Из сохранившейся переписки Н.М. Карамзина известно, что он был не только знаком с А.Е. Аверкиевым, но и помог ему получить должность губернского прокурора в Твери. Вот фрагмент из письма русского историка А.Е. Аверкиеву от 4 апреля 1821 года: «Милостивый Государь мой Александр Егорович! Искренне благодарю Вас за Ваше обязательное письмо, столь же искренно желаю, чтобы исправление должности многотрудной принесло Вам и честь и благодарность общую. Принимая живейшее в том участие, я уверен, что Вы ревностным исполнением всех обязанностей доброго чиновника и благородным бескорыстием заградите уста и самому безстыдному злословию. Если я некоторым образом способствовал Вашему определению, то Вы не лишите меня удовольствия слышать, что Тверская губерния довольна выбором Г<осподина> Министра юстиции, коего внимание теперь обращено на Вас. Говорю Вам это не без чувства, будучи одушевлен и непритворным доброжелательством к Вам и любовию к Государственной пользе…   От всего сердца поздравляя Вас и почтеннейшую супругу Вашу с наступающим Светлым праздником, с истинным почтением и преданностию имею честь быть, Милостивый Государь мой! Ваш покорнейший слуга, Николай Карамзин». (22)

   Протеже не подвел и вскоре организовал ревизию губернских присутственных мест, за что получил в награду 2000 рублей и должность прокурора во Владимире. И снова ему протекцию составил Карамзин: «Что касается до перемещения Вашего, то я не имею никакого сведения о желании Дмитрия Ивановича идти в отставку; но если он действительно оставит службу, то я готов способствовать Вам в этом перемещении, будучи удостоверен, что Вы везде равно окажете Вашу ревность к службе и к чести» (8 января 1824 года). (23)

   В 1829 году Аверкиев был назначен начальником II отделения департамента разных податей и сборов Министерства финансов. С 19 апреля 1835 года - тверской вице-губернатор. Император Николай I, посетивший Тверь в 1838 году, пожаловал ему орден Св. Владимира 3-й ст. В начале 1839 года последовал указ о переводе в Туле с повышением -  на губернаторскую должность.

   За два неполных года жизни в Туле А.Е. Аверкиев запомнился распоряжением о благоустройстве Всехсвятского кладбища. Губернатор обратился к епископу Тульскому и Белевскому Дамаскину с просьбой убедить прихожан помочь сделать ограждение погоста. На пожертвования тульского купечества был насыпан высокий вал и глубокая канава вокруг кладбища. Как и губернатор Е.А. Зуров следил за состоянием казны, по указанию Аверкиева становым приставам предписывалось ежемесячно освидетельствовать провиантские магазины (склады). Нормой стали постоянные ревизии с участием губернатора всех уездных и губернских учреждений – право и обязанность, закрепленные в «Наказе» 1837 года. При Аверкиеве продолжались ремонтные работы в Тульском кремле, строительство шоссе, впервые по распоряжению губернатора было разрешено освобождать от платы за обучение бедных учеников Тульской гимназии. (24)

   9 сентября 1840 года Аверкиев был назначен губернатором в Полтаву, где получил «благоволение императора» за поддержку местного института благородных девиц. В последующие годы служил в правительстве: с 14 октября 1843 года - начальник Департамента хозяйственных дел Главного Управления путей сообщения и публичных зданий, с 1853 года - начальник управления Департамента железных дорог, с 31 января 1855 года - сенатор. (25)

   Скончался Александр Егорович 15 февраля 1858 года и был погребен на Тихвинском кладбище Александро-Невской лавры в Санкт-Петербурге. (26)

 

Источники и литература

1. ГАТО, ф. 51, о.19,д. 1492, л. 1об.-40.

2. Мамышев В.Н. Генерал-лейтенант Елпидифор Антиохович Зуров (Очерк служебной деятельности). - СПб., 1864 . – 48 с.: 1 л. портр.

3. Мамышев В.Н. Указ. соч., с. 20.

4. Там же.

5. ГАТО, ф. 51, о.19,д. 1492,л. 5об.

6. См. об этом: Мамышев В.Н. Указ. соч.,с. 34.

7. Там же.

8. Зуров Ельпидифор Антиохович / Русский биографический словарь. – Репринт. изд. 1916 г. – М., 1995, - Жабокритский – Зяловский, с. 569-571.

9. Зуров Ельпидифор Антиохович / Русский биографический словарь. – Репринт. изд. 1916 г. – М., 1995, - Жабокритский – Зяловский,с. 569-571.

10. Мамышев В.Н. Указ. соч., с. 35.

11. Там же.

12. Там же.

13. Яблочков М.Т. Дворянское сословие Тульской губернии, т. 2 / Памятная книжка Тульской губернии на 1900 г., отд V, с.108-112.

14. Мурзанов Н. А. Словарь русских сенаторов. 1711–1917 гг. Материалы для биографий / Сост. Шилов Д.Н. — СПб.: «Дмитрий Буланин», 2011, с. 182, 413. 

15. Цит. по  Исторический обзор деятельности Комитета министров, т. 2, ч. 1, с. 292.

16. Линк И.В. Города Тульской губернии. Часть I. Историко-статистический взгляд на города Тульской губернии. Тула.  1841,  с. 95.

17. Полное собрание законов Российской империи. II собрание. СПб., 1838. Т. XII. Отд. 1. N 10 303

18. Тульские губернские ведомости (ТГВ), 17 июня 1838 г.

19. ТГВ, 22 июля 1838 года.

20. Мурзанов Н. А. Словарь русских сенаторов. 1711–1917 гг. Материалы для биографий / Сост. Шилов Д.Н. — СПб.: «Дмитрий Буланин», 2011, с. 182, 413.  Шереметевский В.В. Русский провинциальный некрополь (переизд. М. Тип. т-ва И.Н.Кушнеров и Ко, 1914.). – СПб: Альфарет, 2006, с. 323. 

21. Александр Егорович Аверкиев / Русский биографический словарь. – Репринт изд. 1896 г. – М., 1992, Аарон – император Александр II, с. 36.

22. Письма Н.М. Карамзина, 1806-1825 гг. // Российский Архив: История Отечества в свидетельствах и документах XVIII--XX вв.: Альманах. - М.: Студия ТРИТЭ: Рос. Архив, 1992. [Т.] II—III, с. 37.

23. Там же, с. 38.

24. Фомин Н.К. Аверкиев Александр Егорович //Тульский биографический словарь. Новые имена. - Тула: ИД «Пересвет. 2003, с. 8.

25. Павловский И. Ф. Полтавцы: Иерархи, государственные и общественные  деятели и благотворители. - Полтава, 1914, с. 52-53. Бучневич В. Е. Записки о Полтаве и ее памятниках. 2-е изд. Исправл. и дополн. - Полтава. 1902, с. 42.