карта сайта
                           

 

 

                                                      WWW.VENEVA.RU   
                                                                        
 

 

Познавательный ресурс по истории города Венёва Тульской области и его окрестностей

 

Главная
История
Путеводитель
Находки
Фотографии
Туризм
Библиотека
Клуб
Форум
О проекте

 

 

 

 

 

СчетчикиRambler's Top100

 

© Денис Махель,
2004-2017

Все права защищены. Воспроизведение материалов сайта без согласия автора запрещено.

12:16

Электронная библиотека

 

 

Личная переписка А.Л. Преображенского за 1868-1875 годы

Новомученники и исповедники Ярославской епархии.
Часть I. Митрополит Агафангел, 2000г
.

 

Ученику Веневского Училища высшего отделения Ивану Преображенскому.

Здравствуйте, дети, Ваня, Коля и Саша!

Давно ничего не слышал о вас. Вот случай — Ваня, уведоми меня о здоровье всех вас, когда будет вам отпуск, как ответили на экзаменах третьего дня, был ли на экзаменах Василий Михайлович. Он хотел ехать. Нужна ли вам лошадь или пешочком помаленьку придете? У меня молодой мерин охромел вот уже третья неделя.

Мы все живы и здоровы. Посылаю вам 3 рубля серебром, ко­ими распорядись — отдай за остальную меру крупы хозяйке в харч 1 р. 28 коп., остальные возьмите для себя — на что вам нужно. Хоть купите чаю и сахару, да так по 5 копеек дай и Коле и Саше.

Татьяне Семеновне про муку скажи, что пришлю, как куплю или раздобуду.

Желаю вам всем хороших успехов в ответах — смотрите да надевайтесь лучше. Бабушки еще нет — она в Воронеже, отправилась уже третья неделя. Прощайте. Целуем всех, будьте здоровы.

Родители Ваши
священник Лаврентий
и Анна Преображенские.
1868 г. июня 4-го дня.

Птичек не успели вам приготовить, потому что вдруг услышали, что едут. В случае большого притеснения касательно муки, то не дадут ли Глуховы взаймы, но не на деньги, денег у меня нет, а то пусть подождет хозяйка.

 

Милый Саша!

Не буду много тебе писать в надежде скоро видеться. Отец Федор обещался тебя взять и доставить в Мочилы, но не знаю, будет ли так по договору. Посылаю тебе две шубы, из коих одну на себя надень, а другую на ноги, теплые сапоги, платок, а кушак себе купи, купи хорошенькой — на это посылаю тебе с Федором Петровым 1 рубль серебром, из которого и на дорогу тебе.

Тулуп тебе новый готов почти, но не совсем еще, и потому не посылаем. Приезжай, ждем тебя. Ежели почему-либо ни с отцом Федором, от которого получи две шубы, теплые сапоги, платок, а кушак купи. Целую тебя, до свидания.

Отец твой Лаврентий Иванович.
 1870 г. Декабря 20 дня.

 

Милый Саша, будь здоров!

Письмо твое я получил 29 октября, оно нас всех обрадовало. Общую радость семейную передаю и тебе.

Всевышний даровал нам Василия, а тебе брата 14 октября. Мамаша много времени была нездорова, но в настоящее время она здоровьем поправилась. Вани, брата, в Мочилах не стало, он 25 октября отправился в Амбург к дядюшке своему, Ивану Ивановичу. Он прислал за ним оттуда лошадей, к мировому судье — Князю, у которого Иван Иванович управляющим в имении. О Житье и жаловании Ваня хотел сам к тебе писать. Коля поступил на его место в волостное правление и занимается делами.

Домашние обстоятельства идут по порядку и хорошо. Мы  все живы и здоровы, чего и тебе от души желаем. Благодарим Бога и тебя за хорошие твои успехи, за что тебя благодарим.

Посылаем тебе денег 7 рублей на сапоги и чай, сделай сапоги с калошами, а резиновых калош не покупай — пустая обувь. Скорее этого времечка денег выслать тебе нельзя было, по случаю дождей постоянных и грязи непроходимой до г. Венева.

Распорядись деньгами, как знаешь, чего недостает, пиши. Чая пить тебе не запрещаю — кушай на здоровье и не пожалею для тебя и никогда не откажу тебе в этом удовольствии, зная, что он для тебя служит пищею. Мы все живы и здоровы, все тебя целуем и желаем тебе здоровья, а при здоровье и хороших успехов.

Передай от меня почтение Петру Федоровичу.

Батюшке мною было передано, что он нуждается в деньгам но не знаю, посылал ли он ему денег.

Прощай, прощай, милый Саша, будь здоров.

Отец твой,
священник Лаврентий Иванович. 1871 год, ноября 12 дня

 

Милый Сашенька!

Посылаю тебе письмо и три рубля серебром на расходы твои. Мы все живы, не знаю, как твое здоровье. От Вани получили два письма — одно страховое, а другое нестраховое от 27 ноября npoшлого. Он как пишет, жив и здоров, обещается быть в Мочилы Святками и не один, а с дядюшкою Иваном Ивановичем. Ранее ему быть невозможно; потому что князь приехавши с княгинею из Швейцарии, отправились в Петербург, и они ожидают их к 3 декабря.

По отпуску, Сашенька, дожидай лошадей, если и запоздают; они днем — потому что не знаю, которого числа будет вам отпуск. Прощай, милый Саша, будь здоров. Мамаша и братья, а вместе с ними и я тебя целуем и желаем хороших-хороших успехов в твоих занятиях.

1871 год, декабря 2 дня
Бабушка еще из Донкова не возвращалась.
Отец твой, священник Лаврентий Иванович.

 

Милый Сашенька, будь здоров!

Письмо твое от 7 июня я получил 25 этого же июня, утром в 9 часов.

Радуюсь, что тебя Всевышний поддерживает жизнию и здоровьем. Ты поздравляешь меня с наградою, но я еще и доселе не получил той, о которой ты упоминаешь. Сейчас думаю так, что верно кто-либо тебе передал о получении мною оной... как гово­рится, на смех, а если бы я был в Туле для получения, то бы и у тебя. Поэтому прошу тебя, разъясни это, отчего и откуда это взято. Из письма твоего вижу твои нужды, в которых желаю тебе по­мочь, сколько могу и посылаю нарочно Колю на почту в г. Венев.

Быть в Тулу к тебе как прежде, так и сейчас, невозможно до самого числа, которого ваш будет роспуск.

Прежде невозможно было быть по времени пастьбы, потом по случаю возки соломы и кровли дома, сейчас же возки навоза и пахоты пара. Денег посылаю 3 рубля серебром и эти последние — деньгами окончательно обеднял, распорядись ими, как знаешь, и что следует, отдай за муку. По получении моего письма по первой почте пришли письмо — отпиши, которого числа будет отпуск, я к тому (времени) числу пришлю лошадь за тобою, а пешком из Тулы не выходи, и если лошадь и запоздает днем одним.

Когда был во Туле Иван Алекентьев Сычуг и доселе не знаю. О здоровье нашем много не озабочивайся — мы все живы и здоро­вы и доколе не болим, успокойся, если бы что и случилось, то к тебе писали бы.

Благословляю тебя рукою своею грешною именем Господа на хорошие ответы экзаменические. Мамаша, бабушка и все братья тебя целуют. Касательно подсчета при свидании уладимся.

Прощай, милый Саша, будь здоров и счастлив, желаю хоро­ших успехов и ответов, целуя тебя, остаемся.

Отец и мать твои Преображенские.
Мочилы. 1871 г. июня 26 дня, вечера 8 часов.

P. S. Петру Федоровичу почтение.

 

Милый Сашенька.

Письма твои получили, из коих одно огорчило — что ты не­здоров, а другое обрадовало. На твои письма мы ничего тебе не ответили, потому что в город от сильных дождей и грязи почти не было и проезда. Мы все живы и здоровьем пока хороши. Домашние обстоятельства идут по обыкновению, но сидим почти без хлебе потому что от сильного дождя молотьбы нет. Бабушка октября 15 уехала в Донковский уезд к Ивану Ивановичу — погостить, а когда возвратится — не знаем.

От Вани вот уже два месяца писем не получали; его молчание, право, доводит до горьких слез и больной постели — жив ли он?

Извини, Сашенька, что тебе посылаю мало, только 3 рубля, право, обедняли, распорядись ими, как и куда знаешь, но только чтобы без чаю не быть. Пей себе на здоровье. Еще постараюсь прислать после праздника сколько-нибудь. Если будет случай, пришли письмецо, о своем здоровье уведоми да и о своих нуждах!

Мамаша и братья все тебя целуют и желают тебе здоровья. Наташа тоже говорит: когда же приедет Саша, и скучает.

Молю Всевышнего и прошу Его, чтобы Он даровал тебе здоровья и хорошие успехи в утеху нам.

Прощай, милый Саша, прощай, целую тебя.

Твой отец Лаврентий.
 1871. Октябрь, 29дент

 

Милый Саша, будь здоров!

Не буду тебе писать о многом, но покороче и яснее. Это собственно потому, что спешится почта в Венев из Мочил. По отпуску не рассчитывай на присылку за тобой своих лошадей, теперь уже ввиду, что невозможно и ни наем. Но посылаю тебе три рубля! денег для дороги, найми от Тулы до Венева, пристань хотя к Лебедевым, вероятно, Максим Никитич пошлет за ними ямщика, с которым и ты посторгуйся — он, вероятно, не откажется от денег! Или как твое поведет благоразумие, так и распорядись. Приехавши в Венев, остановись у Петра Федоровича Аннинского во всенародном училище и дожидайся лошадей, когда приедут за ним, вместе приезжай в Мочилы.

Федор Тимофеевич обещал и обещается послать пару лошадей в пятницу или под Вербное воскресенье, или в субботу непременно. Если у тебя не достанется денег для расчета ямщика почему-либо, то попроси у Петра Федоровича, и я ему выдам.

Мне же за тобою посылать и некого и не на чем — ни на санях, и ни на колесах, и поэтому распорядись переправкою из Тулы по Венева, как придумаешь. Мы все живы, все целуем тебя, Коли нет - он в Донкове, он доехал хорошо и писал к нам. Ваня жив и здоров. Он также писал к нам. Будь осторожен в дороге, когда из Тулы поедешь до Венева, не потеряй чего или сам не свернись как в воду — в новую воду, всего можно ожидать, и все может случиться.

Целуя тебя, остаемся еще в живых мать и отец твои
Анна и Лаврентий Преображенские.
Мочилы, 1872 г. Марта 26 дня.

 

В Венев, у купца Гладушева, у дворника Алексеевского, ученику Александру Лаврентьевичу Преображенскому.

Милый Сашенька!

Получивши известие, что ты в Веневе, посылаю за тобою Сте­пана с лошадьми и на харчи 50 копеек возьми от Степана и купи сена на всю ночь, чтобы достало, а овса посылаю в меру, и до­вольно будет. Завтра пораньше выезжайте, как можно, потому что и Степан, и лошади нужны. Саша! Если у тебя останутся деньги, купи мне пеньковые перчатки — большие, на мои руки.

До скорого свидания. Прощай. Будь здоров.

Отец твой Лаврентий Иванович.
 1872 год. Апреля, 10 дня.

P. S. Сашенька! Сходи сегодня к Филиппу Онуфриевичу и доложи ему о жаловании Прасковьи Федоровны и Матрены Ефи­мовны — 6 рублей. Если он тебе выдаст, то возьми и привези, да, не потеряй, а если сегодня не успеет, то уж завтра не дожидайся, а с рассветом трогайся домой.

 

Милый Саша, будь здоров!

Письмо твое от 1 ноября мы получили 8-го. Но сейчас, несмотря на дурную дорогу, посылаю на почту к тебе письмо и 6 рублей серебром, которыми распорядись, как знаешь: на калоши, муку и на чай. От Вани и Коли мы получили письма, в которых они пишут, что от тебя писем не получали. В настоящее время Ваня уже не у князя Вачнадзе служит, но у Кириллова, которого ты видел со всем семейством у князя, ему Кириллов положил 400 рублей жалованья, и Ваня уже живет у него и дел по канцелярии очень мало. Мы от него получили последнее письмо 28 ноября. Праздником Рождества Христова предполагает ехать в Москву и Харьков; Коля к Масляной хочет приехать в Мочилы, проводить оную в кругу родных. Он живет у того же Алекс. Ивановича. Праздник Введения проводили в добром здоровье и благополучии. Гостей было немного, но издержано довольно. Здоровье всех нас xopoшее. Кашель мой свирепствует менее. Приехавши из Кашина, я с мамашею ездил в Венев к доктору Шумаровскому. Он предписал принимать пилюли, которые поглотал много, а толку от них мало.

По дому и хозяйству все хорошо и благополучно. К праздни­ку дожидайся лошадей, как придумается и как, может быть, coгласимся с другими. Сейчас мы, Слава Богу, все живы и здоровы — чего и тебе желаем и хороших успехов в твоих занятиях.

Мамаша, бабушка и братья — все тебя целуют, а с ними и я и, благословляя тебя именем Господа, остаюсь,

отец твой священник Лаврентий Иванович.
 1872 год, ноября 30 дня.

 

Милый Саша! Будь здоров!

Посылаются за вами очередные лошади, на которых прошу садиться и пожаловать в Мочилы. Это было улажено по общему нашему согласию — посылаются лошади Василия Петровича, и сам Федор Петрович готов к услугам вашим, вот с ним-то и приезжайте все. Саша! Когда приедешь в Венев, то сходи к Николаю! Ивановичу Глухову и возьми у него покупки и привези домой чай, сахар и муку, да не потеряйте дорогой.

Мы все живы и здравствуем. Прощай, до свидания.

Отец твой Лаврентий Иванович.
  1872 год. Декабря. 19 дням

P.S. Деньги тебе были посланы по почте 6 рублей 29 ноября, не знаем, получил ли ты

 

Милый Саша!

Посылаю за тобой лошадей, по отпуску выезжай из Тулы и добирайся до Мочил. Лошадей, ради Бога, не перегоняйте к станции, делайте для них терпимое.

Посылаю в сем письме 1 рубль тебе на дорогу и 50 копеек. 50 копеек передай Ал. Михайлову и возьми его с собою в Мочилы.

Приехавши в Венев, возьмите у Николая Ивановича Глухова покупку — маслину, да посмотри, все ли отправил — особенно, что­бы судак был крупный, а не мелкий. Деньги на дорогу посылаю одному и Егору дано в Тулу и обратно, ему не давай ни копейки.

Потом заезжай в Грыбовку к Петру Ильичу и возьми мои теплые сапоги, которые отдавал валять, деньги за работу 60 копеек у Егора, ему отдано.

Прощай, будь здоров.

Отец твой Лаврентий Иванович.
 1873 г., февраля 12 дня.

 

Тульской Духовной Семинарии ученику III класса Александру Преображенскому.

Милый Саша!

Желаю тебя уведомить о своем здоровье и тем успокоить тебя. В день твоего отъезда кровотечение совершенно кончилось — и доселе, по милости Божией, нет. Поэтому успокойся касательно меня и попекись о своем здоровье. Мое здоровье сейчас порядочное и дурного ничего нет, только ездил в приход, простудил горло, которое и теперь болит, но эта боль ослабевает и лучше чувствую.

Бабушка из Донкова еще не бывала, Иван — работник, приехал из Тулы благополучно, и лошади исправны.

Все тобою купленное получено от него вполне.

Ваня в первых числах мая был в Москве — был в банке у Вол­кова, касательно заклада земли одной барыни, из Москвы думал ехать в Тулу, как мне рассказывал Волков, не заверил, впрочем, что действительно ли уехал в Тулу или вернулся на свое житель­ство.

От Коли недавно получили пакет — письмо, он здравствует.

Овес недавно начали сеять и до сих пор сеем.

Сейчас все мы живы и здоровьем исправны.

Новостей особенно нет.

По домашним обстоятельствам все благополучно.

Мамаша тебя целует и пришлет тебе рубашки, о которых ты писал, если будет случай.

Братья тебе кланяются. Прощай, Саша, будь здоров, не беспокойся обо мне — здоровье мое хорошо, и уверься в том.

Мною самим было замечено, что ты отправился из Дома с грустными отпечатками сердечными, и извини за холодное провожание меня, потому что в то время было самому до себя.

Но, конечно, провожая тебя, мне и самому было очень грустно даже до слез, что проводил тебя так — с твоим беспокойством и грустью. Но все кончилось. Благодарность Всевышнему, и успокойся.

Расцеловавши тебя и пожелая хорошего здоровья и хороших успехов в твоих занятия классических, остаюсь

отец твой Лаврентий.
 1873 год, мая 11 дня

 

Милый Саша, будь здоров и благополучен!

Письмо твое от 25 мая получили 4 июня, читая его, нашли только прискорбие одно, которое довольно нас огорчило. Очень жалко, что надежда вас всех лопнула на ранний отпуск, и вместо душистых цветов, каковы есть в деревне, нюхайте пока тульских ароматных...

У нас, правда, весна и лето прекрасное, только что гулять, кто может. Воздух прекрасный, цветы душистые.

Касательно совета доктора, скажу одно — хорошо бы идти в занятиях без остановки, если вынесет здоровье, а если не надеешься, то я со своей стороны тоже на годичный отпуск с медицинским свидетельством согласен, если только можно с Правлением сделать без убытка в успехах.

А если Правление даст тебе отпуск на годичный срок для поправления здоровья по сдаче экзамена теперешнего, а по истечении срока годичного оно будет требовать по тем же предметам переэкзаменовки, тогда уж ты не можешь получить удовлетворительных баллов и должен будешь лишиться перехода в IV класс - вот что ставит меня, как говорится, в тупик. Но если по окончании годичного срока можно поступать для занятий в IV класс, без  передержки экзамена, то конечно, лучше поправиться здоровьем и я вполне согласен на советы доктора — дело самое полезнейшее.

Здоровье мое переменчиво, кой-когда прихворну. Мамаша твоя, Слава Богу, жива и здравствует, она скучает, что нет случая переслать тебе рубашечки — они давно готовы.

Бабушка кланяется, она приехала 2 июня, братья целуют.

Коля обещает в августе быть в Мочилы. Ваня с того времени не пишет, как получили карточку. Новостей нет значительных.

Посылаю тебе три рубля на твои расходы, и то почти последние, потому что покупаю муку, без которой жить нельзя.

Пользуйся временем и поддерживай свое здоровье — здоровье в жизни главное.

Сейчас испытываю на себе, что живет — ни рыбы, ни мяса у света.

Посоветуйся с доброжелателями еще, что и как они скажут, а с моей и матери твоей и на совесть доктора согласен.

Прощай, будь здоров, дотягивай до июля своего, хотя и тогда, что Бог даст.

К отпуску за тобой пришлю утром 15 дня лошадей. Больше писать нечего, да и голова что-то дурна от разных фантазий.

Расцеловавши тебя, остаюсь,

отец твой Лаврентий.
1873 г. Июня 8 дня.

Именем Самого Бога благословляю тебя на хорошие ответы на экзаменах.

 

Милый Саша!

При открывшемся случае смогу написать к тебе несколько строк. Мы живы и здравствуем, знаю, что тебе писать много не­когда, но хотя несколько строк, как твое здоровье сейчас, как ду­маешь касательно своего лечения, как советует доктор; можно ли взять отпуск из С. Правления на годичный срок; как отделываешься экзаменом; получил ли от меня 3 рубля по почте? А так как тогда более денег у меня не было, то посылаю тебе на чай с Никитою 1 рубль серебром, который получи с него — ему дано в руки, чтобы передать тебе к отпуску. 14 июля, может быть, за тобою приедет мамаша твоя, чтобы, если вздумаешь взять отпуск, то нужно рассчитаться за квартиру и кой-чего взять. Еще повторяю, если Правление даст отпуск на годичный срок, и тогда поступить в IV класс Для продолжения занятий без передержки экзамена, то я согласен и лучше, считаю, поправить свое здоровье.

Здоровье мое сейчас недурно, принимаю разные разности и купаюсь по совету медицины, кашель уменьшился, но все еще есть. Ваня прислал письмо с хорошими гостинцами, 15 июня мы получили. Он жив и здоров, а также и Коля писал. Затем прощай, милый Саша, будь здоров. Мамаша тебя целует, также и бабушка, и братья.

Расцеловавши тебя, остаюсь,

твой отец Лаврентий Иванович.
1873 г. Июня 23 дня

 

Милый Саша, будь здоров!

При удобнейшем случае спешу к тебе писать и вызвать твоих строчек несколько к себе, потому что от тебя не получаем давно известия никакого — что грустно. Цель моего письма та, чтобы знать, куда намерен отправиться на вокзальное время ты? Останешься ли ты у Кузивлевых, как ты говорил Петру Федоровичу, или думаешь в Скопин к брату, или в Мочилы?

Если думаешь в Мочилы, то предлагаю тебе ехать из Тулы по Скопинской железной дороге до станции Михайловка, где должен сойти с вагона и ждать лошадей, куда я выехал бы за тобой. Если вздумаешь так, то нужно мне знать, которого числа выслать мне лошадей в Михайловку и к какому часу. Советую тебе того числа, которого вздумаешь ехать, старайся ехать с утренним поездом, к 11 часам дня в Михайловку поспеть, к тому часу и я бы прислал лошадей. От Мочил до станции Михайловка считается только 35 верст, это нам привычно, потому что я посылал за мамашею твоею, когда она ездила в Скопин. При таком условии ты должен мне написать, которого именно числа ты будешь по расчету твоему на ст. Михайловка, где бы дожидались тебя лошади, или ты бы лошадей, потому что иногда можно часом запоздать. Тот или другой, но только чтобы это было наверняка, чтобы лошади не пришли понапрасну, что составит лишний хозяйственный расход.

Письмо пришли с сим же подателем, если успеешь, а если не успеешь, то по почте непременно, впрочем, я желал бы с подателем сим.

Твоя мамаша с Владимиром под Троицын день уезжали в Скопин к Ване и гостили 8 дней. Бабушка 19 июня уехала в Донков, Иван Иванович прислал своих лошадей, Раиса Алекс, очень больна. Мы все живы и здравствуем по милости Бога.

В Подхожем 10 июня был сильный пожар, сгорело дворов до 150 окончательно, до последнего дерна, в числе других несчаст­ных домов и строений не миновал пожар и духовенство, у кото­рых все строение погорело до последней чурочки.

У Василия Михайловича остался амбар и погребица, у дьякона одна рига, а у Николая Петровича и у причетников ровно ничего, все было поднято на воздух.

Из домов, впрочем, повытащили все из платья. Пожар был в одно время в четырех местах и во время сильной бури, так что никакой надежды не было спасти себя и от сильной бури.

К нам в Мочилы долетали тучи горелой соломы, пожар начался в 1-ом часу дня и окончился в 10 часов вечера. Других новостей нет. Желаем знать, как твое здоровье.

Прощай, будь здоров, целую тебя. Остаюсь,

твой отец, священник Лаврентий Иванович Преображенский,
1875, июнь.

Мамаша тебя целует и братья.

 

Милый Саша!

Благодарю тебя за письмо.

Я его получила 7-го числа. Я ему была очень рада, потому что я не получала ни одного письма ни от кого.

От Вани и Коли я деньги получила 18 мая. Теперь я думаю поехать к Ване денька на два, не более, на именины, потом по твоему письму выеду в Зарайск и поедем с тобой в Радовицы на лошадях.

Нового ничего нет. Здоровье мое теперь лучше. Бабушка и Володя здоровы, тебя целуют, и я также несчетно раз целую тебя. Более писать нечего.

Остаюсь, любящая тебя мать
 Анна Преображенская.

 

Милый Саша!

Я теперь здоровьем поправился, бегаю каждый день без установу, хожу в лес часто, там наслаждаюсь пением птичек. Соловьи как хорошо поют, все бы там жил и их слушал.

У нас 18 апреля был град, все стекла переколол; он был немного поменее куриного яйца.

Прощай.

В. Преображенский.
 1878 год, апрель

 

Милый Саша, будь здоров!

Скажу, что я доехала в Венев хорошо, хотя лощины и полны, но я нигде не намокла. Страшно было ехать от Тулы до мельни­цы, едва в сани не заливалось. Я приехала в 7 часов вечера, более писать некогда, пора спать. Глаза от ветра не видят ничего. Поклонись от меня всем вашим, остаюсь,

любящая тебя мать
 Анна Преображенская.

1876 г. 9 дня.

 

Любезный брат Саша, будь здоров!

Я хочу сказать, что мамаша уехала от нас нынче в 6 часов утра (т. е. 10 числа).

Затем прощай, остаюсь,

Иосиф Преображенский.

 

Любезный брат Саша!

Извини меня, что я долго тебе не писал ничего, да и писать особо нечего. Я теперь стал поправляться своим здоровьем и выхожу понемногу из дома. Александра Павловна Галиновская от нас съехала к вам в Тулу 6 марта.

Нового у нас нет ничего, хозяйство идет свои порядком. Затем прощай, остаюсь,

Иосиф Преображеиский.

 1877 г. 7 марта.

P.S. Брат! Если тебе можно, то купи мне две тетрадки, а Володе не надо, у него есть 4 тетрадки, две свои и две Наташины.

 

Любезный Александр Лаврентьевич!

Во-первых, желаю тебе получить от Бога доброго здравия и в делах твоих хорошего успеха, во-вторых, благодарю тебя за письмо. Я получила его 11 числа и была очень рада и довольна, что тебе в академии жить хорошо. Да, действительно, я думала, когда ты жил в Туле, точно дома. А теперь живешь в Академии, точно от нас за тысячи верст, но помоги тебе Господь и угодник препо­добный Сергий в твоих силах. О себе скажу, что я, Слава Богу, здорова, и бабушка также здорова. Она тебя благодарит за память. Домашние дела идут хорошо, крышу у дома переделала, купила соломы 20 копен по 50 копеек и покрыла, теперь нигде не протекает, перестроила сарай и конюшню, взяла себе земли десять десятин с лугами на 5 лет, ценою за все 43 рубля в год. Еще за посеянную десятину ржи заплатила заранее 17 рублей, но не знаю, как Господь пошлет урожай. На днях возвратился мой работник из Карповки. Я посылала к брату Ивана Ивановича лошадь, корову и двух телок, ездила с ним Таня, она осталась там на денца, получить места.

От Вани и Коли получила письмо и деньги по 20 рублей. От Коли получила посылку с почты: мне и мамаше на платья, недавно. Нового ничего нету.

Целую тебя крепко, остаюсь,

любящая тебя мать
Анна Преображенская.
1877 г. Октября, 28 дня.

 

Любезный брат Саша!

Не знаю, получил ли ты мое письмо, которое я послал в первых числах сентября, именно после твоего письма.

Мы, Слава Богу, живы и здоровы, чего желаем и тебе. Учимся пока хорошо. Петр Алекс. Сытенский был недавно у нас в Веневе, и он тебе кланяется и сожалеет, что я отослал письмо...

 

Любезный Саша!

Будь здоров, письмо от 14 октября получила и чему была очень рада.

Я много думала о твоем здоровье и экзаменах. Но благодарю Господа Бога, что Он тебя наставляет и посылает тебе здоровье и успех в твоих науках и посылает мне великие утешения в моей жизни. Но благодарю и тебя, друг мой, за твои труды великие, которые я сознаю только в своей душе.

Я 9-го числа была в Веневе, дети, Слава Богу, здоровы. Наташа привыкла и заметно не скучает, от Вани я получила еще деньги, 10 рублей, а от Коли еще 20 рублей. Они пишут, Слава Богу, здоровые. Николай пишет, он собирается к нам, в Мочилы, в октябре, если не приедет, то я собираюсь к Ване с братом Егором Ивановичем.

Я теперь устроила в кухне пол и печь, потом конопатить, и тогда перееду туда жить. Рожь и овес еще не молотила, лошади и корова, Слава Богу, живы, больше писать некогда, спешу отвезти письмо к Юлии Михайловне.

Прощай, друг. Будь здоров. Остаюсь,

любящая тебя мать
Анна Преображенская.
 1878 г.

 Бабушка тебе кланяется, и заочно мы тебя целуем.

 

Любезный Саша, будь здоров!

Письмо твое я получила, которое ты писал из Скопина, также и деньги, чему была очень рада. Да ты не подумай, что я была рада деньгам, нет, я была рада твоему письму, потому что ты поехал от меня в таком грустном положении, что я тебя никогда не провожала такого.

От Николая я также деньги получила 15 рублей, я их получила 26 числа. Они почему-то долго пролежали в Веневе на почте.

О себе скажу, что я, по милости Бога, здорова, бабушка также здорова, нового особо нет ничего. Ржи навеяла очень мало, только 11 четвертей, из 20 копен овса обмолотили только четыре копны, выходом только десять мер, и хочу продать. Цена у нас 3 рубля за четверть, яблок продала 12 мер по 1руб.20 коп. за меру здесь, дома. Что же тебе еще сказать? Да, у нас скоро будет освящение храма, назначено на 18 сентября, и будут певчие из Михайлова, потому что там подешевле веневских. Алексея Михайловича Соколова проводили совсем, дом свой продал и все прочее за 250, и свадьба назначена была 9 сентября. Я собиралась ехать к брату, как я тебе тогда говорила, но теперь жду его к себе. Он прислал письмо и пишет, что он приедет к нам осенью. Не знаю, приедет ли, не прождать бы понапрасну.

Саша, будь здоров, да пошли тебе Бог силы и крепость.

Многолюбящая мать
А. Преображенская,
14 сентября, 1878г.

 

Любезный Александр Лаврентьевич!

Я, получивши твое письмо, была очень рада, видя из твоего письма, что ты здоров.

Благодарю Господа, что он тебя не оставляет своею милостию, по милости Бога, теперь собираюсь в Скопин с Володей. Он болеет четыре недели, и лучше ничего не вижу в здоровье, поеду, может, там будет лучше, там доктор ближе, может, скоро и помогут.

У меня был Ваня на этих днях и хотел взять нас с собой, но Володю везти было невозможно, очень тряско, он страдает правым боком.

Более писать нечего.

Целую тебя несчетно раз.

Любящая тебя
Анна Преображенская. 1878 г. Ноября 13 дня.

 

Из семейного архива Алевтины Преображенской.

 

 


Баннерная сеть "Историческое краеведение"