карта сайта
                           

 

 

                                                      WWW.VENEVA.RU   
                                                                        
 

 

Познавательный ресурс по истории города Венёва Тульской области и его окрестностей

 

Главная
История
Путеводитель
Находки
Фотографии
Туризм
Библиотека
Клуб
Форум
О проекте

 

 

 

 

 

СчетчикиRambler's Top100

 

© Денис Махель,
2004-2017

Все права защищены. Воспроизведение материалов сайта без согласия автора запрещено.

20:29

Воспоминания строителя метро В. А. Реброва

1935 год

Мобилизация комсомольцев на метро призвала меня в ряды строителей. На 22-й шахте условия были плохие. Спецодежды не хватало, сапог было мало. До того дело доходило, что одна смена вылезает из шахты, а другая ждет, пока разуются, и тут же надевает скинутые сапоги. Сапоги были рваные и мокрые всегда.

Работа на шахте сначала мне очень не понравилась. Везде грязь да вода. Первые дни я все думал, как бы сбежать. Хожу и рассуждаю: не то работать, не то не работать.

Потом решил работать, тем более — неловко: выбрали меня членом бюро комсомольской ячейки. Переломился я и здорово взялся за работу. Тут мне разряд прибавили и назначили звеньевым по проходке.

А на метро в эту пору не хватало щебенки. Комитет комсомола постановил мобилизовать на прокладку ветки у Веневского карьера пятьсот комсомольцев. С нашей шахты было послано двадцать два человека, и я над ними бригадиром.


В. А. Ребров,
 бригадир-проходчик шахты № 12

Поехали мы в Венев с песнями. Вылезаем из вагонов, а люди над нами в смех:

— Вот наехали. Настроят такие!

Но мы недолго обижались и сразу пошли на работу. Сначала мы делали насыпь. Дали нам план работы. Прикинули мы и решили выполнить его в месяц. Времени мы не считали, а дадут тебе 50 кубических метров насыпи на день — и делай. Первые дни выполняли план на 100%, а как приучились — стали выгонять за восемь часов 130-140%.

Вот только не хватало у нас инструмента и не было тачек.

Первым делом мы разогнали все наше начальство во все стороны искать инструменты. Инструменты нашлись, а тачки мы сделали сами. Кончили мы насыпь, а мою бригаду, как лучшую, перекинули на раскладку путей. Рельсы нам подвозили за 5 километров, а мы их укладывали.

Дело было в октябре. Работать приходилось ночью. Кругом темнота, дождь, грязища —— ноги вязнут.

По плану должны были мы делать 400 метров за ночь. В первую ночь мы сделали 500 метров, а во вторую — полил такой дождь, что едва прошли 200 метров. Вышло так потому, что из-за дождя и темноты нам не сумели подвезти рельсы.

На другой день мы созвали собрание и здорово обругали начальство. Ругали главным образом из-за фонарей. Достали они нам только два фонаря. Это не выход, ясно!

Придумали мы такое: взяли с собой два воза пакли и гудрона. Ночью зажгли факелы. Завинчиваешь гайку, а факел ветром задувает. Погаснет факел, и ночь кажется еще темнее. И дождь бьет. Окаянная была работа! Но мы не сробели и вывели за эту ночь 600 метров.

В эту ночь у нас был такой случай: привезут нам рельсы, мы их быстро разложим и ждем, пока опять привезут. Ждать так под дождем надоедало. И нашли мы под бугром 29 восемнадцатиметровых рельсов — лежали в куче. Только вытащить их было очень трудно.

Ходил тут с нами один железнодорожный мастер, очень хороший мужик. Я с ним поговорил, как бы вытащить эти рельсы, а он мне сказал:

— Кой хрен, разве их вытащишь!..

И действительно, тащить эти рельсы приходилось на очень крутую насыпь, а кругом была ужасная темнота и грязь.

Хожу и думаю, как бы вытащить хоть один рельс. И придумал так: возьмем мы рельс на руки, а двое ребят будут бежать по бокам с зажженной паклей. Расставил я людей вдоль рельса, брали они его на руки и быстро бежали в гору. Пока мы бежим, факел горит. А как только на бугор взберемся — ветер его загасит.

Ну, раз один рельс вытащили, значит можно и другие вытащить. Таким образом подняли мы все рельсы в полтора часа.

Начальства с нами в эту пору не было. Вообще никого не было, работали мы одни. Как раз, когда мы вытаскивали последний рельс, пришел железнодорожный мастер и удивился нашей работе. И даже назвал нас львами.

Утром приходит наше начальство и видит: что за штука? Привезли рельсов столько-то, а путь уложен дальше.

Так вот и работали. Моя бригада в это время выпускала стенгазету, где мы друг друга хорошо критиковали. Жили мы в общежитии. Шамовка была довольно паршивая. По соревнованию мы вышли на второе место, а почему — я до сих пор не понимаю: выработка у нас была на 2% больше, чем у занявшей первое место бригады.

В общежитии я всех заставлял рассказывать, кто как работал — кого поругаю, кого похвалю. Премировали нас за работу деньгами, а мне выдали гармонику.

К октябрьской годовщине мы работу закончили и вернулись на шахту. Меня сразу поставили бригадиром комсомольской бригады. Работал я проходчиком, бетонщиком, вообще делал все, что было нужно.

...

Сайт "Московское метро"
metro.ru