карта сайта
                           

 

 

                                                      WWW.VENEVA.RU   
                                                                        
 

 

Познавательный ресурс по истории города Венёва Тульской области и его окрестностей

 

Главная
История
Путеводитель
Находки
Фотографии
Туризм
Библиотека
Клуб
Форум
О проекте

 

 

 

 

 

СчетчикиRambler's Top100

 

© Денис Махель,
2004-2017

Все права защищены. Воспроизведение материалов сайта без согласия автора запрещено.

00:38

Электронная библиотека

 

 

ЭПИЧЕСКИЕ ПРЕДАНИЯ О ПАМЯТНИКАХ АРХЕОЛОГИИ

Р.В. Клянин

 

   В процессе изучения археологических памят­ников, сбора сведений об истории их изучения был собран эпический материал, рассказывающий о кладах, витязях, разбойниках и т. д., начиная с первой половины XIX в. Археологический цикл работ по­зволил определить стратиграфию памятника: время его возникновения, период расцвета и гибели. Определена также типологическая принадлежность памятников. В настоящей статье делается попытка обобщения эпического материала, связанного с археологическими памятниками.

   Изыскательские работы проводились на северо-востоке Тульской области. Данная территория входила и состав Рязанского княжества, впоследствии здесь проходила линия укреплений «Засечной черты». Объектами исследований явились девять городищ и курганная группа. Степень археологических изысканий различна: от разведочных работ до многолетних раскопок.

   1. Городище   у   д.   Городище   (X1I-XIV, XVI-XII вв.) расположено на левом берегу р. Шат  при впадении р. Корничка. Памятник состоял из двух укрепленных площадок «Городки» (0,8 га), «Старое дворище» (1.1 га), семи примыкающих к ним селищ (общая площадь 30 га) и грунтового могильника. Изыскания, проведенные автором в 1984, 1986, 1989. 1990. 1994-1996 гг., позволили сделать вывод, что этот памятник является остатками древнерусского города Корнике Рязанского княжества, который просуществовал с XII по рубеж XIV-XV вв. В XVII в. На площадке «Старое дворище» возводится Карницкий стан. Обнаружено три распаханных клада.

   2. Городище у д. Махринка (вторая половина  XIV в.) расположено на левом берегу р. Осетр при впадении р. Веркуша. Памятник состоит из площадки городища (0.3 га), трех примыкающих селищ и грунтового могильника. Изыскания, проведенные автором в 1985, 1990, 1996 и 1998 гг., показали, что данный памятник является боярской усадьбой с укрепленным посадом. Усадьба существовала с XI по начало в. На посаде имеется материал   XVI-XVIII вв. Обнаружен денежно-вещевой клад начала XV в:

   3. «Аринское» городище расположено на левом берегу р. Осетр через реку Веркушу от городища у д. Махринка. Его площадь 0.5 га. Культурный слой практически отсутствует. По-видимому, это было городище-убежище. Датируется по трем фрагментам керамики XII-XIV вв.

   4. Городище у д. Гурьево находилось на левом берегу р. Осетр и состояло из укрепленной площадки (0,5 га) и укрепленного каменной стеной селища (2 га). По писцовым книгам это местность называлось «Старое Веневское городище». В XVI в. Документы фиксируют наличие трех ветхих храмов. В настоящее время городище полностью уничтожено карьером. Архивные, картографические, топонимические и др. изыскания позволили сделать вывод, что это городи­ще являлось древним Веневом.

   5. «Щучий городок» (ХII-XIV, XVI-XVII вв.) расположен на левом берегу р. Осетр в 1,4 км от д. Щучье. Памятник состоит из городища (0,4 га) и селища (ок.3 га). Существовал подземный ход. Сохранился только выход под гору.

   6. Городище у д. Белгородье находилось на левом берегу р. Полосня в двух километрах к северу от  д. Белгородье. В  настоящее время городище уничтожено карьером. Археологические изыскания, проведенные автором в 1988, 1994 гг. выявили в окрестностях уничтоженного городища сеть поселений ХII-XIV и XVI-XVIII вв. Исторический и топонимический анализы полученных материалов позволяют  говорить, что данное городище, возможно, является Белгородом Рязанским, уничтоженным в1237 г.

   7.  Городище у д. Коломенское находилось на водоразделе рек Веневки и Сухого Осетра. Уничтожено в 1820 г. при строительстве дороги. Изыскания, проведенные автором в 1992 г.. выявили на этом месте культурный слой XII-XIV вв., сеть синхронных поселений (общая площадь 10 га). Топографически данное городище расположено на линии «Засечной черты» и. возможно, в XVIII в. имело название «Зелейный городок».

   8.  Городище у д. Городенец находилось на водоразделе рек Осетр и Шат. Разведками его местонахождение не обнаружено. Данная территория входила в линию «Засечной черты», где соединя­лись   Веневекая и Карникская засеки.

   9. Городище    у    д.    Большое    Орехово (XVI-XVI1 вв.) находится на левом берегу р. Мордвес (левый приток р. Осетр). Интерпретируется как «острожек Ореховский на Ореховском преломе». Часть памятника разрушена.

   10. Курганная группа у д. Свиридово расположена на левом берегу р. Веневки,  над родником «Двенадцать ключей». Состоит из четырнадцати курганных насыпей. Археологические изыскания, проведенные автором в 1987, 1991 гг., позволили установить, что курганы XII-XIII вв. насыпаны на месте многослойного поселения I тыс. н. э.

   На всех без исключения исследуемых городищах, по преданиям, сокрыты клады, которые «даются не каждому», а на городище у д. Городище — золотая карета. Предания о сокрытых кладах являются попыткой населения объяснить причудливые формы ландшафта (валы. рвы. эскарпы), а также то. что при пахоте, выборке щебня или других земляных работах часто попадаются «остатки церковных облачений и утвари, могильные плиты, черепки, топоры. молотки «горбоносые», множество мелких серебряных монет "косые копеечки",1 а иногда действительно клады, Архивные записи сообщают ним о двух кладах XIV-XVвв. на городище у д. Махринка2 и в районе городища у д. Городенец.3 Интересно, что в исследуемом регионе клады этого времени являются единственно зафиксированными. В процессе полевых работ автору удалось обнаружить еще четыре клада. Одни денежно-вещевой начала XV в. (на городище у д. Махринка и), на городище у д. Городище; два денежных и один церковном утвари середины — второй половины XIV в.4 Таким образом, предания о кладах подтверждаются археологическим и архивным материалами.

   На трех других исследуемых объектах зафиксированы предания, которые связываю их с древними городами. Это городища у д. Городище, д. Гурьево и у д. Белгородье. О последнем говорится как о сожженном татарами. Исторический, топонимический, археологический анализы материалов рассматриваемых городищ показали, что только эти из исследуемых объектов могут быть интерпретированы как древнерусские города Коринке,5 Венев,6 Белгород Рязанский7.

   Еще три городища (у д. Городенец, «Щучий городок», у д. Коломенское) предания называют сторожевыми и связывают их с «Засечной чертой», Последние два входили в систему Веневскои засеки. «Щучий городок» содержит слои XVI-XVII вв. а при срытии Коломенского находили копья, бердыши, пищали. Разведочные работы в районе д. Городенец не выявили признаков городища, но топографически эта  местность входила в линию «Засечной черты» на стыке Веневской и Карникской засек. Интересно предание о Городенском городке. «Место это, как уверяют, верст на 15 в окружности подарено одному из засецких за храброе отражение татарских хищников».8 В этом предании нашла свое отражение политика землевладения во время освоения порубежных земель в XVI-XVII вв. Предание как о сторожевом посте существует и о городище у д. Городище.9 Исследования показали, что после запустения древне­русского города здесь в XVI в. возводится Карникский стан, расположенный на площадке городища «Старое дворище».

   Таким образом, этот пласт преданий отражает социально-политическую картину XVI-XVII вв., когда здесь строятся укрепления «Засечной черты», состоящие из сторожевых городков и валов, рвов, завалов и т. д.

   Другие три исследуемых городища предания связывают с разбойниками. Это «Орехово» городище. где «по уверению же окрестных поселян … был разбойничий притон».10 Интересно преданнее  о Махринском и «Аринском» городищах, которые расположены по разным берегам р. Веркуши. и легенда объединила их вместе. Причем, наиболее раннее предание начала XIX в.. зафиксированное известным собирателем старины И. П. Сахаровым, гласит: «Горо­дище строил какой-то удельный витязь, работали его 1000 человек, сряду три года, здесь он жил долго и отсюда делал набеги на города и села. Во втором жила вдова Арина, злая колдунья. Сначала они жили мирно, но после рассорились, и Арина колдунья выжила витязя из города не силою, а волшебством, Витязь збежал и скрывал спои сокровища и земле»11 Но уже в середине XIX в. легенда приобретает более подробные факты, Зарайский помещик, исследователь веневскои старины Д. Г. Гедеонов записал это предание: «Здесь со времени царя Иоанна Грозного жил разбойник Кудеяр панком и был в тесной связи с соседкой своей Русской амазонкой, богагыршей и колдуньей Ариной. Поселившись от царской опалы, как злодеи, среди пустынных лесов, он не умел сохранить любви  и своей соседки, почему и вынужден был от ея мстительноти скрываться в мрачных подземелиях Махринского городка… Кудеяр имел свою церковь и войско и на ближних окопах содержал пикеты. Прожив несколько лет в этой глуши независимым панком, он бежал на Кавказ так поспешно, что не успел захватить награбленных сокровищ,.. В записке его, написанной брату на Звойковский городок с Кавказа, значится: « В нижних подземельных подвалах — ты знаешь, любезный брат, мои подвалы и кругом городка ход и комнату, где я скрывался от богатырки Арины три года. Там вся церковная моя утварь сохраняется, возьми ее. И где была моя мастерская, там сохраняется и золото, и серебро, и где была кухня, и тут золото и серебро в котлах. Во вторых воротах, что вверху городка, закопан камень с сечею, отступив в город 5 аршин, закопан котел с деньгами».12 Далее Д. Г Гедеонов рассказывает о попытке раскопок этого городка рядовым Чурсиновым, у которого он видел письмо Кулеяра: «Дорылись до сводов, засыпанных мелким щебнем, между которого попадались птичьи перья, кости, ножи и др. домашние принадлежности. В верхних воротах открыли камень с сечею, согласно записке. Последующие работы и открытия неизвестны».13

    При всей кажущейся фантастичности повествования (подземелья, своды, котлы с золотом и серебром и т. д.) эта часть предания нашла свое реальное подтверждение. В 1997 г. автором был обнаружен денежно-вещевой клад, сокрытый в сковороде. Раскопки 1998 г. подтвердили наличие двух линий укреплений «верхние ворота», а также наличие «сводов, засыпанных мелким щебнем», что   однако, явилось каменной отмосткой края площадки городища. Этимологический анализ названия р. Веркуша (Веркоша), на устье которого расположено городище, указывает на ориентир движения от р. Осетр — «вверх коша», «вверх куша», то есть выше по течению от стана, становища, что вполне соответствует характеру повествования. В целом городище у д. Махринка интерпретируется как укрепленная боярская усадьба XII - первой половины XV в. вблизи древне­русского города Венева (Гурьевское городище). В дальнейшем городок использовался в системе Веркушинской засеки. Данная характеристика памятника подтверждается эпическим материалом «удельный витязь», «жил панком», «имел свою церковь и войско», «на ближних окопах содержал пикеты». Удел, церковь, войско, пикеты — все это характеризует боярскую усадьбу или военное поселение в системе «Засечной черты» Московского государства в XVI-XVII вв. Хронологически это не противоречит археологическим материалам и подтверждается эпическим «со времени царя Иоанна Грозного». Здесь возникает кажущееся с первого взгляда противоречие: легенда рассказывает о разбойнике, а памятник интерпретируется как боярская усадьба, а впоследствии сторожевой городок. Но это противоречие легко объяснимо. По мнению Д. Мордовцева,14 предания о разбойниках появляются там, где нет прочной государственной власти, нет устойчивого института ее исполнения. Такой эта местность была в XV в., когда вследствие военно-политической ситуации население покидало эти земли и уходило за р. Оку под защиту Московского князя. Такой эта территория продолжала оставаться и в XVI — начале XVII в., когда шло заселение края служилыми людьми, переселенными сюда явно не за свои добродетели. Вероятно, эти события, а также ссылка в середине XVI в. в Венев-монастырь архиепископа новгородского Пимена Черного легли в основу легенды о происхождении названия Венев: от слова «вина», за которую Иван Грозный ссылал виноватых.15 Данная трактовка на­звания не выдерживает критики, но здесь важно считать то, как социальный состав служилых людей нашел свое отображение в эпическом материале — как провинившиеся, проштрафившиеся. Вместе с тем, в ряде случаев их называют разбойниками, грабившими «окрестные города и села», а городки — разбойничьими притонами. Этот пласт преданий возник, по всей видимости, на основе взаимодействия служилых людей с местным населением. Они были наделены властью, имели вооруженных людей, творили суд и взимали подати, и вероятно, многие их действия олицетворялись с произволом, разбоем. Интересно, что предания о Кудеяре и его брате Оптине бытуют не только в этом регионе, но и в Калужской области, именно там, где проходила «Засечная черта». 16

   Следовательно, эпические повествования о разбойниках также можно отнести ко времени XVI-XVII вв., когда не было устойчивого исполнения государственной власти в этом крае.

   Особое место в эпическом наследии занимают легенды, связанные с курганной группой у родника «Двенадцать ключей». В первой половине XIX в. их связывают с могилами богатырей или витязей «двенадцати братьев».17 В литературе шестидесятых-семидесятых годов XX в. зафиксировано, что это могилы воинов Дмитрия Донского.18 Автору удалось собрать легенды, бытующие в настоящее время. Их три различные транскрипции. Тексты этих легенд публикуются впервые:

1. «Войска князя Московского Дмитрия Ивано­вича проходили через эти места, когда шли на Куликовскую битву. Здесь на горе жил старик Свирид, и было у него двенадцать сыновей, и все двенадцать пошли с князем на битву. А через несколько дней под горой стали бить один за другим двенадцать родников. Когда забил двенадцатый родник, понял  Свирид. что все его сыновья пали на поле брани. С тех пор стали называть родник «Двенадцать ключей», а деревню — Свиридово».

2. «Дмитрий Донской с войском шел на Куликово поле, чтобы встретиться в битве с татарами. Когда они подошли к этому месту и встали лагерем, то нужно было напоить войско, а воды родника, бьющего из-под камня, не хватало. Легенда этого камня гласила, что если сдвинуть этот камень, то забьет еще одиннадцать родников. Сколько людей ни пыталось поднять его — никому этого не удалось. Тогда сам князь Дмитрий Иванович спрыгнул с коня и подошел к камню. Едва он коснулся его, камень отвалился, и забили еще одиннадцать родников, да так, что можно было напоить все многотысячное войско».

3. «Когда войско Дмитрия Ивановича возвращалось с Куликовской битвы, то в этом месте остановилось отдохнуть. И тогда на них неожиданно напали рязанские дружины. В короткой битве погибло двенадцать витязей. Там, где каждый пал и забил родник. А другие добавляют, что похоронили их на горе в курганах».

   Как видно из текстов, все эти предания связывают данное место с путем следования войск Дмитрия Донского. Возможно, что действительно путь Донского на Куликово поле или обратно проходил здесь. Документально не известен его путь от Лопасни до Куликова поля и назад. Возможно, что сбор эпического материала на пространстве от Оки до Куликова поля, связанный с Дмитрием Донским, поможет определить путь его следования. Еще обращает на себя текст  третьей легенды, где отразились сложные политические отношения Московского и Рязанского княжеств. Если принять во внимание, что в этой местности зафиксированы археологические памятники с XII по XVIII в., то есть существовала преемственность населения, можно предположить, что данные повествования существуют с XIV в.

В целом, подводя итог, можно сделать следующие выводы.

1. Наиболее древний пласт повествований — это предания о городах и о могилах богатырей.

В соответствии с археологическими памятниками их можно датировать временем запустения поселений, то есть после XIV-XV вв.

2. Следующий пласт преданий связан с пе­риодом «Засечной черты» XVI-XVII ва. Это повествования о сторожевых городках и разбойниках.

3. Каждое из преданий имеет свое материальное подтверждение и может дополнять результаты археологических изысканий.

 

 

1. Нарцисов П. Городища и курганы // По Тульскому краю. –Тула , 1925, -С. 574-576.

2. Моигайт Л. Л. Рязанская земля. — М. I 961. — С. 92.  

3. Институт истории материальной культуры. — 1890. Ф. I. № ... Л. 72,

4 Кляни и Р. В. Работы в Веневском районе Тульской области //Археологические открытия 1995. — М.. 1996.-С. 147-149; Клянин Р. В. Исследования древнерусских памятников и Веневском районе Тульской области. Архе­ологические открытия 1996. М.. 1997. -С. 124-125.

5.Клянин Р. В: Коринке — город рязанского княжества // Труды VI международного конгресса славянской археологии. -М., 1997. -С. 140-146.

6. Клянин Р. В, Древнерусские города Чернигово-Рязанского порубежья и XIII — XIV пи. // Краеведческие чтения. Посвященные 220-летию образования Тульской губернии. - Тула. 1997.-С. 16-18.

7. Клянин Р. В. К вопросу о локализации Белгорода Рязанского // Историко -        археологические  чтения памяти Н. И. Троицкого. Выпуск I. — Тула. 1997. — С 22-23.

8. Гедеонов Д. Г. Веневские древности // Тульский губернские ведомости. — 1854. — № 27. — С. 143.

9. ГАТО. Ф. I. Oп, I. Л.439. Л. 140.

10. Гедеонов Д. Г. Указ. соч. — С. 160; ГАТО. Ф. 147. Д.5. Л. 87.

11. ГАТО. Ф.147. Л.5. Л. 87.

12. Гедеонов Д. Г. Указ. соч. — С. 160-166.

13. Там же.

14. Мордовцев Д. Политические движения Русского народа. -СПб.. 1871.-С. 29-30.

15. Данная версия происхождения названия города Венева бытует среди населения и в настоящее время.

16. Дружинин М. А. Народные предания о Кудеяре//Туль­ский край. — 1926. — Сентябрь, № 3: Русская традицион­ная кулыда.. — 1998. — Выпуск 2. •№ 3 — 4. — С. 112-113.

17. Гедеонов Д. Г. Указ. сом. — С. 153: ГАТО. Ф. 147. Д.5. Л. 87.

18.  Бороздинский М. Г., Уклеин И. II. Венев — Тула. 1974. — С. 2; Уклеин В. П. От Оки до Куликова ноля. — Тула. 1970.-С. 46.

 

Опубликовано:

Муромский историко-художественнй музей
Муромский институт Владимирского университета
УВАРОВСКИЕ ЧТЕНИЯ –IV
 «Богатырский мир: эпос, миф, история»
Муром 11-16 апреля 1999 г.

Муром 2003 г.
Стр. 29-32