WWW.VENEVA.RU

 

Познавательный ресурс по истории города Венёва Тульской области и его окрестностей
                  
                                                           

Главная
История
Путеводитель
Находки
Фотографии
Туризм
Библиотека
Клуб
Форум
О проекте

 

 

 

 

 

СчетчикиRambler's Top100

 

© Денис Махель,
2004-2017

Все права защищены. Воспроизведение материалов сайта без согласия автора запрещено.

21:27

Электронная библиотека

 

 

Венев и Епифань – исторические связи

Кусакин С.В.
 – заведующий Епифанской историко-этнографической
 экспозицией Государственного военно-исторического
 и природного музея-заповедника «Куликово поле»
2009

           Из всех «городов-памятников» Тульской области, пожалуй, наиболее тесные исторические связи имеют Венев и Епифань. Около четырех столетий Веневский и Епифанский уезд являлись соседями. Часть границы между ними проходила по Иван-озеру. Несколько деревень Веневского уезда входили в приходы сел Епифанского. Однако, сближает города не столько географическое положение, сколько ход исторических событий ХVI- начала ХХ вв. и конечно же люди.        

         Крепость Венев (Городенск) была построена в первой половине ХVI в. одним из виднейших руководителей правительства Избранной рады боярином Иваном Васильевичем Шереметьевым–Большим. В 1564 г. он подвергся опале, а затем был посажен в тюрьму. Венев был передан в вотчину племяннику Ивана Грозного князю Ивану Федоровичу Мстиславскому. С целью защиты и скорейшего освоения южных рубежей Московского государства, во второй половине 60-х гг. на левом высоком берегу Дона он построил Епифанский острог. Князь сам набрал на службу стрельцов и казаков, дав им льготу на 5 лет. Венев оказался как бы в тылу, выдвинутой в «дикое поле» новой крепости Епифань.   

        В 1571 г. произошел один из наиболее опустошительных татарских набегов, в результате которого почти вся Москва была сожжена. Князь Мстиславский был обвинен в том, что «навел» татар на русские земли. Его южные вотчины Веневский и Епифанский уезды были конфискованы в пользу государства. Города стали «государевыми». С целью скорейшего освоения и заселения приграничных уездов, бывшие земельные владения Мстиславского были пущены в поместную раздачу. В Епифани, в первую очередь были испомещены 7 казачьих сотников и 12 помещиков. Причем, половина поместья им давалась в Епифанском уезде, а другая в Веневском[i].

       В начале ХVII в. Тульский край оказался в гуще событий смутного времени. Активное участие в военных действиях приняли служилые люди Венева и Епифани. Одни сражались на стороне Шуйского, другие примкнули к Болотникову. Одной из самых заметных фигур гражданской войны был епифанский сотник Истома Пашков, отряд которого состоял из епифанской и веневской «служилой мелкоты». До «смуты» он имел земельные владения в Веневском уезде. Избрание в феврале 1613 г, Михаила Федоровича Романова на российский престол положило конец тягостному для всех безвластию. Новому правительству предстояло за короткий срок навести в государстве порядок. Первые усилия были направлены против атамана Заруцкого и Марины Мнишек, которые вынашивали план венчания на престол Лжедмитриева сына Ивана. Для борьбы с ними правительство направило полк под командованием Вельяминова. Из Михайлова отряды Заруцкого через Веневский уезд перешли в Епифань. В марте-апреле она являлась «столицей антиправительственных казачьих отрядов[1].

      Набеги крымчаков, гражданская война и польская интервенция нанесли значительных ущерб Веневскому и Епифанскому уездам. Были уничтожены села, деревни и починки. Население приграничных уездов сократилось более чем в три раза. Начался новый этап освоения и заселения приграничного «дикого поля». Некоторые из епифанских помещиков и детей боярских получали поместья в своем и соседнем Веневском уезде. Так предок первого тульского губернатора Демид Моисеевич Широкий Муромцев получил в вотчину за «Московское осадное сидение», что было при царе Василии Шуйском, 145 четей земли в Епифанском уезде, «да за ним же поместье на Веневе и в Донкове»[ii].

      В начале ХVIII в. Епифань становится одним из ключевых объектов в грандиозном проекте Петра I по сооружению Ивано-озерецкого канала. Эта важнейшая водная коммуникация должна была соединить бассейны рек Дона и Оки и тем самым обеспечить подвоз материалов из Москвы в Воронеж, где начиналось строительство российского флота. Центром для руководства всеми строительными работами был выбран город Епифань, куда в 1701 г. прибыл князь Матвей Петрович Гагарин, которому «велено быть у перекопной работы и смотреть настрого, чтобы ни в чем никакой в работе остановки не было». Шлюзы строились на реках Веневского и Епифанского уездов. Вероятно, для укрепления берегов и других работ использовался камень с Бяковских месторождений. В 1702 г. один из руководителей строительства доносил царю, что из-за торговли вином и пивом с кружечных дворов Венева и Епифани «начало чиниться медление делу». «Работные» люди стали пропивать съестные припасы и одежду, сбегать с работы. Указом царя торговлю горячительными напитками  закрыли. 

      С 1708 г. Веневский и Епифанский уезды были приписаны к Московской губернии, а в 1719 г. вошли  в состав Тульской провинции. В 1777 г. была образована Тульская губерния и оба города стали ее уездными центрами. 8 марта 1778 г. Екатерина II, в числе многих других российских городов, утвердила гербы Венева и Епифани.

      В «Атласе Тульского наместничества» 1784 г. сказано, что епифанское купечество «начинает складываться в 1763 году… из купцов и мещан, живших в Епифани для торгу, также пахотных солдат, экономических крестьян, церковников и отпущенных на волю»[iii]. Большинство епифанских купцов являлись выходцами из других городов и, в первую очередь, из соседнего Венева. Его удаленность от «дикого поля» и тревожного пограничья способствовала более раннему развитию торгово-экономических отношений, что подтверждается документами первой половины ХVIII в. Основу населения Венева составляло торгово-ремесленное сословие. В Епифани же в основном жили потомки «служилых людей», главным занятием которых было земледелие. Расширяя свою предпринимательскую деятельность, веневцы осваивали соседний город. В документах 5-й ревизии 1794 г.[iv] среди епифанских купцов мы встречаем фамилии: Белугиных, Боровковых, Бородиных, Брежневых, Бубновых, Логвиновых, Оводовых, Окороковых, Расторгуевых, Фирсовых, которые фигурируют в таможенных и других списках веневских торговцев 1740-х гг.[v] Интерес представляет тема изучения генеалогических связей представителей этих родов в Веневе и Епифани. В настоящее время, есть пока только одна версия о том, что основатель Епифанской купеческой династии Расторгуевых Петр Степанович был сыном Степана Расторгуева, служившего бургомистром Веневского магистрата в 1722 г.[vi] Известно так же, что в 1816 г. из мещан города Венева в Епифанское мещанство записался Иван Васильевич Оводов[vii]. В конце первой половины ХIХ в. его внук Николай Федотович писался купцом[viii]. Безусловно, происхождение части купечества Епифани сказалось на торгово-экономических отношениях двух городов. Известно, что в конце ХVIII в. епифанские купцы имели дома специально для торга в селах Иван-Озеро и Серебряных Прудах Веневского уезда.

         Однако, взаимоотношения двух городов не ограничивались торговлей. Исследования иногородних брачных связей епифанских купцов и мещан по церковным метрическим книгам ХIХ - начала ХХ вв. показали, что в большинстве случаев они вступали в брак с представителями тех же сословий города Венева. Приведем несколько примеров по документам Николаевского соборного храма Епифани о записи венчаний:

- в 1831 г. Епифанского мещанина Ефима Семеновича Мазурина с дочерью мещанина села Иван-Озеро Веневского уезда Степана Васильевича Рожкова Александрой;

- в 1832 г. Епифанского купеческого сына Ивана Григорьевича Брежнева с  дочерью купца города Венева Емельяна Григорьевича Гладышева Александрой;

- в 1843 г. Епифанского 3-й гильдии купеческого брата Матвея Павловича Семилеткина с дочерью купца города Венева Сергея Ивановича Рожкова Татьяной;

- в 1844 г. Епифанского мещанина Александра Яковлевича Мазурина с дочерью купца города Венева Ивана Дьяконова Надеждой:[ix]

- в 1852 г. Епифанского 3-й гильдии купеческого внука Никифора Ксенофонтовича Оводова с Веневской 3-й гильдии купеческой племянницей Верой Ивановной Дьяконовой (один из поручателей «по невесте» Веневский 3-й гильдии купец Ион Федорович Дьяконов);

- в 1857 г. Епифанского купеческого сына Павла Ксенофонтовича Оводова с Веневской купеческой дочерью Анной Ивановной Карповой (поручатели «по невесте» Веневские купеческие внуки Иван и Павел Ивановичи Рожковы);[x]

- в 1893 г. Епифанского купеческого сына Сергея Петровича Оводова с дочерью Веневского купеческого сына Дмитрия Андреевича Чекова Софьей, проживающей в селе Иван-Озеро;[xi]

- в 1909 г. Епифанского купеческого сына Ивана Николаевича Расторгуева с дочерью Веневского 1-й гильдии купца Сергея Михайловича Логвинова Марией (один из поручателей «по невесте» Веневский мещанин Василий Михайлович Логвинов)[xii].

Обычно, браки регистрировались по месту жительства жениха, что представлено в данном, далеко не полном, списке. Интересно было бы проследить и обратную связь. Как часто невесты из Епифани становились избранницами веневских купцов и мещан?

        Как известно, православие отвергает материальное богатство и признает его тяжким грехом, что заведомо относит представителей торгово-промышленного сословия к разряду грешников. Поэтому русскому купечеству всегда была присуща глубокая религиозность и твердая вера в загробную жизнь. Считая благотворительность наиболее коротким путем к прощению грехов и спасению души, состоятельные люди стремились поделиться нажитым с церковью. Купцы строили и ремонтировали храмы, жертвовали деньги на их благоустройство и содержание причтов, делали щедрые вещевые подарки. В 1810-1814 гг. была построена трапезная церковь главного храма Епифани Никольского собора. Она сооружалась на средства церкви и жителей города. Правда, самую значительную сумму 600 руб. пожертвовал веневский купец Иван Яковлевич Токарев. Из приходо-расходных книг соборной церкви известно, что на изготовление большого количества кирпича для строительства трапезы был подряжен пашенный солдат Озеренской слободы города Венева Петр Никифорович Ермаков[xiii].

        В 7 километрах от Венева располагались так называемые Бяковские каменоломни, одно из крупнейших месторождений известняка. Добываемый камень использовался для строительства церквей и жилых домов. В 1877 г. крестьянину деревни Бяково Василию Антиповичу Тарасову было выплачено 167 руб. 80 к. за заготовку и поставку бутового камня для фундамента паперти-притвора Всесвятской кладбищенской церкви Епифани[xiv].

        Первое учебное заведение в Епифани духовное училище было открыто соборным протоиереем Даниилом Орловым в 1805 г. В 1837 г. по указу епархиального начальства его перевели в Венев. Веневское духовное училище заканчивали: председатель Тульской палаты древностей известный краевед Николай Иванович Троицкий, будущий Митрополит Ярославский и Ростовский Агафангел (Александр Лаврентьевич Преображенский), священномученник Лаврентий (Князев)[xv].

       Продолжая церковную тему, следует отметить, что среди священнослужителей Епифанских церквей было не мало уроженцев Веневского уезда. В 1841 г. священником в Николаевский собор был назначен Дмитрий Георгиевич Модестов из священнической семьи села Серебряные Пруды. В 1848 г. его назначили настоятелем главного храма Епифани, а в 1858 г. он был возведен в сан протоиерея. Вместе с ним служил сын священника села Карпова Василий Павлович Боженов. После окончания Тульской духовной семинарии, он вернулся в родной уезд и несколько лет служил в церкви села Большого Клина, а в 1877 г. был перемещен в Епифанский собор с назначением на должность городского благочинного. «За 12-ти летнее сряду прохождение» этой должности, по ходатайству епископа Тульского и Белевского Никандра, в 1888 г. Святейший Синод наградил Боженова орденом Святой Анны 3-й степени[xvi]. В 1891 г. его перевели в Успенский Кафедральный собор города Тулы.

         Можно привести и противоположенные примеры. Так, в 1838 г. из Епифанского собора в Веневский Воскресенский был перемещен Сергей Дружинин[xvii].

         Тема взаимоотношений двух уездных городов Тульской губернии во всех сферах их жизни и деятельности представляет огромный взаимный интерес для исторических исследований. Только взаимные усилия и старания краеведов Венева и Епифани могут открыть не мало интересных страниц по данному вопросу.


 
[1] Лаврентьев А.В. Епифань и Верхний Дон в ХII-ХVII вв. М. 2005. С. 150-155.

 

[i] Фомин Н.К. Заселение Епифанского уезда в ХVI-ХVII вв. // Куликово поле. Материалы и исследования. Труды Государственного исторического музея. Выпуск № 73. М. 1990. С. 126-129.
[ii] Куликово поле. Документы по землевладению ХVII в. Тула. 1999. С. 62.
[iii] РГВИА. Ф. ВУА. Д. 19121. Л. 92.
[iv] ГАТО. Ф. 373. Оп. 1. Д. 13.
[v] Демкин А.В. Купечество и городской рынок в России во 2-й четверти ХVIII в. М. 1999.
[vi] ГАТО. Ф. 55. Оп. 1. Д. 187.
[vii] ГАТО. Ф. 400. Оп. 1. Д. 9.
[viii] ГАТО. Ф. 361. Оп. 1. Д. 8 и 9; Ф. 300. Оп. 1. Д. 14.
[ix] ГАТО. Ф. 2014. Д. 8.
[x] ГАТО. Ф. 93. Оп. 1. Д. 2205.
[xi] ГАТО. Ф. 93. Оп. 1. Д. 1901.
[xii] ГАТО. Ф. 93. Оп. 3. Д. 775.
[xiii] Сахаров М.И. Епифанская соборная Николаевская церковь. История церкви –ст. 4-я. // Тульские Епархиальные ведомости. Тула. 1874. № 10. Л. 403, 406.
[xiv] ГАТО. Ф. 3. Оп. Д.
[xv] Сведения из Веневского краеведческого музея.
[xvi] ГАТО. Ф. 3. Оп. 10. Д. 1285.
[xvii] ГАТО. Ф. 3. Оп. 4. Д. 4072.