карта сайта
                           

 

 

                                                      WWW.VENEVA.RU   
                                                                        
 

 

Познавательный ресурс по истории города Венёва Тульской области и его окрестностей

 

Главная
История
Путеводитель
Находки
Фотографии
Туризм
Библиотека
Клуб
Форум
О проекте

 

 

 

 

 

СчетчикиRambler's Top100

 

© Денис Махель,
2004-2017

Все права защищены. Воспроизведение материалов сайта без согласия автора запрещено.

04:59

Электронная библиотека

 

 

Несколько документов к истории Веневских засек в XVII веке

Тула, тип. Е.И.Дружининой, 1915
Василий Митрофанович Базилевич
(1892-1942)

Московское государство, лишенное природных, естественных границ, было со всех сторон открыто для вражеских вторжений. Особенно сильно давало себя чувствовать это обстоятельство на юге государства, где московская граница терялась в обширных степях, из которых то и дело приходили на Москву огромные татарские полчища. Опустошительные, почти ежегодные набеги степных кочевников причиняли огромный вред государству и «бережение» от них южной границы составляло одну из важнейших забот московского правительства.

Главной причиной успешности татарских набегов на московские окраины была внезапность нападения. С целью предупредить набеги, правительство уже с XIV века держало на южной границе сторожей и станичников, которые сообщали о появлении татар и часто давали возможность московской рати собраться и дать отпор степным хищникам. При Иоанне Грозном станичная и сторожевая служба была реформирована и получила стройное устройство.

Сторожи и станицы являлись самыми передовыми форпостами Московского государства. За ними лежала линия городов – крепостей, строительством которых деятельно занимались московские государи, и линия засеки с надолбами, острожками и иными сооружениями, соединявшая эти города между собою, усилившая и дополнявшая их стратегическое значение. Помимо своего прямого назначения военных укреплений, засечные леса служили для населения «единственным верным убежищем на случай набега степных кочевников».

Линия засеки шла в лесах, опоясывающих  с юга Московское государство, и, начинаясь  в нынешней Калужской губернии, тянулась, в XVII веке, через всю Тульскую и заканчивалась на Рязанской губернии.

Само уже слово «засека» указывает, что это были засечные леса. При «засечке» срубленные деревья валились без порядка, при чем стволы их не вполне отделялись от пней, чтобы затруднить кочевникам разборку засеки. Засека обычно начиналась не на самой опушке леса, а несколько в глубине, чтобы скрыть ее от врагов. Открытые места в лесу – поляны, просеки, - укреплялись рвами, волами, «надолобами», «частиком» - частоколом. Строились и небольшие укрепления – острожки, при чем, материал для построек брали в соседних лесах частных владельцев, не трогая «заповедный» лес. На реках, у бродов вбивали сваи. Наблюдение за исправностью засеки уже с половины XVI века поручалось засечным головам, прикащикам и сторожам, помещенным вблизи засеки.

Тульский край занимал среднее место засечной линии и об укреплении его особенно заботились, так как здесь пролегали наиболее обычные пути татар на Москву, в том числе, знаменитая Муравка, Муравский шлях.

Проходившая через Тульские места, засека разветвлялась и носила в отдельных частях различные наименования. Так в XVII веке самая западная часть Тульской засеки, начинавшаяся у с. Кожухова, заканчивавшаяся под Крапивной, назвалась Малиновой или Заупской засекой, она отделяла Тульский уезд от Соловского и Одоевского. На востоке от Тулы, у слободы Чулковой на р. Упе начиналась Щегловская засека, тянувшаяся до с. Богоявленского. Безлесное пространство между этими засеками было укреплением Завитай. У с. Богоявленского, где оканчивалась Щегловская засека, начиналась и шла на северо-восток, до с. Великое поле, Куртасеньевская засека. Далее к востоку, в районе реки Лесной и Полевой Веркоши или Веркуши, тянулась Веневская Веркошевская засека, связывавшая Картасеньевскую засеку с Каширской, самой восточной из Тульских засек. Здесь же вблизи с. Алитова, соединялась с Каширской и Веркошевской, Веневская Княжая засека. Эта засека отсюда шла к югу, мимо города Венева и заканчивалась к югу – западу от него у с. Хавки. В ней было двое укрепленных ворот: Княжия и Грабороновская («Крабороновы»), у с. Исакова. От с. Хавки к реке Шату тянулась Карницкая засека.

Веневская засека существовала еще в XVI веке. Так, в книге «письма и меры князя Ивана Васильевича да Масальского Григория Ярцова с товарыщи» 7080 (1571 – 72) года, находим упоминания о засечном лесе, о заповедных дубравах, а в конце описания города дается и более подробное сведение о находившейся здесь засеке: « А крепость около Городенского посаду (т.е Венева) лес обошел большой засечный с одну сторону от Городенского посаду мимо с. Хорошего до Тульскаго уезда…..по смете в длину на 15 верст, а поперег на 7 верст, а инде и больши, а инде меньши, а с другую сторону от Городенска ж мимо с. Озеренска до Коширского у. лесу большего ж засечного ж по смете в длину на 11 верст, а поперек на 6 верст, а инде и больши, а инде меньши».

В Смуту, ознаменовавшуюся общим «шатанием» государства, засеки не поправлялись, сильно страдали от татарских набегов, порубок, пожаров, и приходили в упадок.

С восстановлением устойчивой государственной власти, когда правительство снова обратило внимание на «бережение» границы, начались заботы и о засеках. Эти заботы особенно усилились в 30 – х годах XVII века. Сохранилось известие, что в октябрь 1635 года были посланы дворяне на засеки для осмотра и поправки их. К Тульским, Веневским и Каширским засекам были отправлены князь В.П. Щербатой, подьячий М.Козлов, а также приезжий голландский инженер Ян Корнилий фон Роденбург (Ян Корнилов), вместе с помощниками и «чертежником».

О работе на засеках в 1635 году не сохранилось сведений.

В 1638 и в следующие за ним годы, заботы правительства о засеках приняли исключительные размеры. К этому побуждали следующие обстоятельства, на которые обратили внимание Н.А. Трейтер и Г.М. Белоцерковский. После взятия Азова донскими казаками, в 1637 году, крымский хан Богадурь – Гирей, мстя по приказу турецкого султана, за Азов, пришел на Русь и опустошил Каширские и Рязанские места. Весной следующего года, хан обещал вернуться в московские пределы. Встревоженные возможностью нового набега крымцев, московское правительство решило принять спешные меры обороны. Одним из таких мероприятий являлось укрепление засек и окраин воеводам князю Ив. Бор. Черкасскому, князю И.А. Голицыну, князю А.М. Львову, О. Бутурлину, Ив. П. Шереметьеву, князю С.В. Прозоровскому и князю Дм. Мих. Пожарскому было велено позаботиться об укреплении засеки, при чем, делать это «с великим радением и поспешеньем».

Большие воеводы назначили ряд засечных воевод и голов, и так в середине апреля 146 года принялись за исправление засеки. На Веневскую засеку был назначен засечным воеводой, уже работавший в 1635 году на Козельской засеке. Ив. Як. Вельяминов, смещенный затем по человекобитью и замененный князем О. С. Бельским. Головами на засеке были Замятня Рохманов и Григорий Гомзяков.

Работы на засеках производились сошными «деловцами», при чем, каждая живущая четверть, в уездах и на посадах, обязана была выставить по пять человек с топорами, заступами, лопатами, а также по лошади с телегой и упряжью. Помимо сошных «деловцев» пользовались и даточными людьми. Земли льготочников, в том числе монастырей и патриарха, не освобождались от засечной повинности.

Принятые в 146 году меры оказались излишними – хан не пришел на Москву.

Работы по исправлению засеки в Тульских местах после 146 года производились постоянно. В конце 17 века военное значение засек, в связи с расширением московских границ, падает, и они приходят в запустение.

Большинство печатаемых ниже документов относится к времени «засечного дела» на Веневской засеке в 146 году. Документы эти являются некоторым дополнением к ряду документов о Веневской и других засеках в 146 году, напечатанных в «Актах Московского Государства». Печатаемые документы представляют собой: 1) ряд челобитий – отписок Веневских засечных воевод, сообщающих данные о ходе работ на засеке и 2) две челобитных: одна – коломенских помещиков и другая патриарха Лосафа с иными духовными лицами об отпуске их людей с засечных работ по домам, по случаю «деловой поры». Здесь же печатаем и отпуски царских грамот, удовлетворяющих их ходатайства.

Помимо этих документов, издаем дозор Веневской Княжной засеки 184 (1676) года, дающий подробное описание засеки. Другой, известный нам, более ранний (148 года) дозор той же засеки Дм. Овцына и подъячаго С. Матчина, представляет собою, сравнительно с дозором 184 года, менее любопытный и цельный документ.

В. Базилевич.

I

Челобитная царю Михаилу Федоровичу И. Вельяминова, полученная в Москве 20 мая 146 года.

Государю царю и великому князю Михаилу Федоровичу всеа Руси холоп твой Ивашко Вельяминов челом бьет. По твоему государеву указу, велено мне, холопу твоему, на Веневской засеке сошными людми завал лесной сечь. И сошныя, государь, люди дворян, и детей боярских, и вдов, и недорослей коломнеч апреля с 27-го числа апреля по 30-е число завалу лесного высекли на тысячи на четырехсот, на петидесят саженях. Да маия с 1-го числа маия же по 2-е число Веневского и Коломенского уезду сошными людьми высечено леснова завалу на двух тысечах  и на семисот саж. и завал, государь, лесной не крепок, лес редок заросли молодыя, а матерова лесу мало, а в иных, государь, местах лес высечен и о том я, холоп твой, наперед сего писал к тебе государю и мне б, холопу твоему, от тебя государя, в опале не быт. А в княжих, государь, воротах башню рубет, и острог ставят и около острогу ров копат зачели маия в 5 де (нь).

На обороте: Государю царю и великому князю Михаилу Федоровичу всеа Руси.

                    25 мая 146 – го года Захаров человек Фустова Ивашко Тимофеева.

                     В розряд.

II

Челобитная царю Михаилу Федоровичу Ивашко Вельяминова, полученная в Москве 3 июня 146 года.

Государю царю и великому князю Михаилу Федоровичу всеа Русии холоп твой Ивашка Вельяминов челом бьет. По твоему государеву указу велено мне, холопу твоему, на Веневской засеке делать всякие крепости наспех и сошные люди к засечному делу опоздали, пришли после иных засек две недели спустя, а зачели делать з апреля 25-го числа. И по твоему государеву указу в засечном деле не норовил, а за непослушание, что ров копали не по указу и надолбы и частики делали худа, а иные делат не хотели и от воровства унимал, чинил на (ка)зане, бил нещадно и мая в 25 де (нь) к Веневской засеки прислан с Тулы от твоего государева боярина и воевод князя Ивана Борисовича Черкасково с товарыщи, Осип Елизаров по доводу Сидора Лодыженсково с товары (щи), что он, Сидор, написал в своем челобите, будто у засечново дела сошных людей, 600 человек, а 1477 человек отпущены по посулом. Да они же бутта на меня избу, да мыльню да конюшню, да погреб поставили. И Осип Елизаров по списком сошных людей смотрел и сошные, государь, люди; которые к засеке присланы по росписям, по се время все у засечново дела, априч тех, которые от засеки дождався перемены, сошли 71 человек. И мая в 27 де (нь) в то число на перемену обявилася у засеки 28 человек, да в недосылки с Веневсково посада 35 человек. По твоей государевой грамоте за приписю дьяка Григория Ларионова по челобитьи Коломнич дворян и детей боярских быв у засечново дела сами и поехали на твою государеву службу, а довелос было с них деловцов взят против  твоево государева указа 305 человек. И сошные, государь, люди в обыскех затеивают ложно, за то, что им за твое государево дело чинил наказание, бил нещадно. А в Княжих, государь, воротех изба поставлена сторожевая, а мылни и конюшни и погреба на меня не делали, а засечные, государь, всякие крепости доделывают.

                   На обороте л.330 :  Государю царю и великому князю Михаилу Федоровичу всеа Русии.

                   146 – го июня в 3 де (нь) Захаров человек Фустова Микитка Тимофеев.

                   Государю чтена.

III

Челобитная царю Михаилу Федоровичу И. Вельяминова, полученная в Москве 6 июня 146 года.

Государю царю и великому князю Михаилу Федоровичу всеа Русии холоп твой Ивашка Вельяминов челом бьет. Маия, государь, в 25 де (нь) по указу твоего государева боярина князя Ивана Борисовича Черкаского с товарищи, прислан с Тулы к Веневской засеке Осип Елизаров по доводу Сидора Лодыженскова с товарищи обыскивает сошными людьми, будто я, холоп твой, у засеки отпустил сошных людей 1477 человек и Осип Елизаров дружа Сидору Лодыженскому с товарищи обыскивал с великим посланцем, неправдою, сошных людей бил и мучил, а велил на меня говорить неправду. А сошные, государь, люди у засечново дела против росписей всех априч нетчиков, которые сошли без отпуску 43 человека, да в недосылке с коломлич дворян и детей боярских 396 человек и Коломличе дети боярские из твоей государеве грамоте, быв у засечного дела сами и поехали на твою государеву службу. Милость, государь, покожи над беспомошным холопом своим, не вели тем обыском поверит, что Осип сыскивал неправдою и обыски послал боярам не за руками обыскных людей. А по твоему государеву указу на Веневе у ратных людей околничей князь Семен Васильевич Прозоровской и которая б моя вина перед тобой государем и оне б, сошные люди, тебе государю на меня били челом, а князю Семену Василевичу извещали и ратным людем и на Веневе всяким людем являли. Да маия, государь, в 30 де (нь) писал мне, холопу твоему, с Тулы боярин князь Иван Борисович Черкаской с товарищи, а указали через поле землянова валу повысит и для береженя земленые горотки ставит да через реку Большой Осетр и Сухой Осетрец мосты и всякие крепости, бес которых быть немочно, делать. Июня в 2 де (нь) написал с Тулы твой государев боярин князь Иван Борисович Черкаской с товарищи: по челобитю сошных людей написано; на Веневской засеке оне сошные люди башню и острог и всякие крепости поделали, а ныне сверх тово велено им осторошки делать и через реку мосты мостить. И сошные люди,  подав от боярина отписку мне холопу твоему откозали, что им горотков и землянова валу и всяких крепостей не делать, а откозов пошли в рознь, не доделав засечных крепостей, а лесново завалу и всяких крепостей, хто  что делал мне холопу твоему не отвели, а через реку Осетр и Сухой Осетрец крепости и честику и надолб не делали и затем твое государево засечное дело стало. А подячево со мно (ю), холопом твоим, у твоего государево дела нет, а писат всяких дел и сметы учинити некому и мне б холопу твоему от тебя государя в опале не быт. А Осип Елизаров маия с 25 мая числа июня по 2 число у себя списки держал, а сошные люди не слушали, засечных крепостей не делали. По твоему государеву указу велено со мное холопом твоим у Веневские засеки быть головами Зомятне Рохманову и Григорю Гомзякову и маия в 31 де (нь) Григорей Гомзяков от засеки съехал без ведома.

                 На обороте л.332: Государю царю и великому князю Михаилу Федоровичу всеа Русии.

                 6 июня 146-го июня в 6 де (нь) подал Иванов человек Вельяминова Первушка Тимофеев.

IV

Челобитная царю Михаилу Федоровичу И. Вельяминова, полученная

в Москве 12 июня 146 г.

Государю царю и великому князю Михаилу Федоровичу всеа Русии холоп твой Ивашка Вельяминов челом бьет. По твоему государеву указу на Веневской засеке в Княжих воротех башню и острог поставили и по степи надолбы в три ряд поставили и честик били и ров выкопали и плетен заплели и земленой вал заплетен засыпали и в воротех мост на мостили и лесной завал засечен и всякия крепости поделены. Июня, государь, в 7 де (нь) по указу твоих государевых бояр князя Ивана Борисовича Черкаскова с товарищи, велено Осипу Елизарову у меня, холопа твоево, взят твой государев наказ, и указные грамоты, и сошных людей списки и у засечнова дела мне, холопу твоему, быть не велено и я, холоп твой, по боярскому указу  твой государский наказ  и сошных людей списки Осипо Елизарову оддал, а сам живу не у дела и о том мне холопу своему вели свой государский указ учинит.

           На обороте: Государю царю и  великому князю Михаилу Федоровичу всеа Русии.

           146-го июня в 12 де (нь) подал отписку Иванов человек Вельяминова Степанко Яковлев.

V

Челобитная царю Михаилу Федоровичу И.Вельяминова, полученная в Москве 21 июня 146г.

Государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии холоп твой Ивашка Вельяминов челом бьет. По твоему государскому указу на Веневской засеке всякие крепости зделоны, и той засеке чертеж июня  в 8 де (нь) послан к тебе государю к Москве. Июня в 12 де (нь) писал ко мне холопу твоему с Тулы боярин князь Иван Борисович Черкаской с товарыщи, а велено мне засечное дело доделыват, а о сошных людех и о засечном деле писоно к околничему князю Семену Васильевичу Прозоровскому.  Июня в 17 де (нь) писал ко мне, холопу твоему, с Веневы околничей князь Семен Васильевич Прозоровской, июня в 13 де (нь) писал к нему с Тулы боярин князь Иван Борисович, и козал,  по ево князь Семенову росмотру на Веневской засеке  у новых Крабороновых ворот во всех местех на степи за надолбами, и за рвом до реки Осетра, и за рекою Осетром на степи, в которых местех доведетца, делот земельные городки, чтоб в приход воинских людей в тех крепостях пешим сидеть было надежно. Да от засеки на степи для крепости же зделот надолбы и ров выкопат, для таво, будет больше воинские люди большою мочю от степи надолбы проломет и пешим бы людем за другими надолобами и за рвом сидет было надежнее. И те, государь, крепости земленые горотки  твои государевы бояре укозали делот внова и сошные люди от засечнова дело разбяжались и о том писана к тебе государю. А которые люди  у засечново дело осталис немногие июня с 13 числа по своим прежним местом хто что делол, земляной вал почели высит, дерном выкладыват и землею носыпат вверх косые сожени, и поперек тоже. Июня в 17 де (нь) по указу боярина князя Ивана Борисовича Черкаского с товарыщи, по челобитю, Коломлич посадцких людей велено от засечново дела отпустит, а что не доделоно, и то велено доделыват нетчикоми, которых беглецов воеводы у городов пришлют. И Коломличи посадские люди своево прежнево дело земленого валу дерном выклоли и землею насыполи девеноста сожен, до их прежнева дело земленого валу осталос шездесят сажен и таво они своего повытка валу не высили, дерном не укладыволи, землею не насыпали. А в твоем государевом ноказе написоно зелейной вал доделот даточными людми. Да в твоей государеве грамоте по челобитью Коломлич дворян и детей боярских земленова валу сошным людем деловцом против прежнево твоево государева указу делот не велено и Коломличи посадские люди и сошные люди деловцы, которые были у засечново дела по отписке твоево государева боярина князя Ивана Борисовича с товарыщи зелейнова валу высит и вновь зелейных горотков и всяких крепостей делот не хотят, откозали и от засечново дело пошли врознь и тех крепостей доделыват некем и мне б холопу твоему в том от тебя государя в опале не быт.

                 На обороте: Государю царю и великому князю Михаилу Федоровичу всеа Русии.

                 146-го июня в 21 де (нь)  Туленин Исай Банин.

                 О всем писати указе князю Ивану Борисовичю Черкаскому с товарыщи.

VI

Челобитная царю Михаилу Федоровичу  кн. Ив. Бор.Черкасскаго с товарищи полученная в  Москве 25 июня 146г.

Государю, царю и великому князю Михаилу Федоровичу всеа Русии холопы твои Ивашко Черкаской с товарыщи челом бьют. Мая, государь, в 22 де (нь) били челом тебе, государю, Коломенские помещики Сидор Савинов сын Лодыженской, Иван Меньшой Григорьев сын Шапилов, Григорей Василев сын Чернышов с товарыщи, а нам холопем твоим подали челобитную за руками на засечново воеводу на Ивана Яковлева сына Веляминова, а в челобитной их написано: велено ему Ивану на Веневской, на Веркошской засеке засечное дело по сошным людем розделить по жеребям, чтоб государеву делу мотчаня не было и Иван де Вельяминов засечное дело по жеребям розделил и крестьяне де их жереби свои, что им отделил, отделали и к ним де пришол от засечново дела Сидора Лодыженсково крестьянин Федка Иванов и сказывает про людей их и крестьян, что им от воеводы Ивана Вельяминова налога много и многие де посошные всяких чинов люди отпущены по домом, а те де их пометные жереби делают люди их и крестьяне, а те де посошные отпущены для безделные корысти и крестьяне их и люди от ево Ивановы налоги и изгони хотят бресть розно мимо старых своих домишков и им де в тех своих крестьян место посылат будет неково, а которые де их крестьяне придут на перемену и обявятца ему Ивану и он де Иван тем их крестьянам велит к обеим половинам делат на засеке. И мы холопи твои по тому их челобитю Ивана Вельяминова посылали сыскиват Осипа Елизарова и Осип Елизаров, прислал к нам холопем твоим обыски,  и мы холопи твои те обыски послали к тебе, к государю.

              На обороте: Государю царю и великому князю Михаилу Федоровичу всеа Русии.

              146-го июня в 25 де (нь) Сила Бахтеев.

              В Розряд.

              Государь указал из обысков выписат на перечен.

VII

Отпуск царской грамоты на Тулу князю И.Б. Черкасскому с товарищи,

8 июля 146г.

От царя и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии на Тулу бояром нашим и воеводам князю Ивану Борисовичю Черкаскому с товарыщи.

(Писали есте к нам, что по челобитю Коломенских помещикок посылали вы на Веневскую на Веркошенскую засеку про засечново воеводу про Ивана Вельяминова, сыскиват Осипа Елизарова. Да по челобитю же Тулян, Олексинцов, которые испомещены в Соловском и в Олексинском уезде на Кортосенскую засеку про Михайла Колтовсково, посылали сыскивать князя Федора Белсково и княз Белской и Осип Елизаров прислали к вам про Михайла Колтовского обыски и вы те обыски прислали к нам к Москве и от нас) написано от нас наперед сево к тебе боярину нашему и воеводе ко князю Ивану Борисовичю с товарыщи (против прежней вашей отписки) будет по княз Федорову сыску Белсково. Михайло Колтовской на засеки у сошных людей посулы имея и их для своей безделной корысти бил и увечил и вам бояром нашим и воеводам князю Ивану Борисовичю с товарыщи к засеке на Михайлово место Колтовского велено послат, ково пригоже и у Михайла Колтовского наш наказ и указные грамоты взят, а Михайла Колтовского велено взят на Тулу и перед вами бояры нашими и воеводы челобитчиком с Михайлом Колтовским учинит очную ставку и челобитчиков на очной ставке допрашиват имянно с ково имянем и от чево что посулов взял и хто на нево те посулные денги збирал и к ним относил или сам Михайло или ево человек или иной хто те посулные денги на Михайла имел и тех всех людей потому же велено росспросит подлинно и очную ставку с Михайлом Колтовским дат и про посулы и про всякие Михайловы неправды сыскат всякими сыски накрепко. И будет, хто по роспросу и по сыску в том деле доведетца до пытки и тех людей велено попытати, чтоб тово воровства доискатца. А будет и на иных на засечных воевод и на голов сошные люди в посулех и в поборех учнут бит челом и вам боярам нашим и воеводам князю Ивану Борисовичю с товарыщи потому же от засек велено их взят на Тулу, а на их место к засекам послат ково пригоже, а про посулы и про поборы сыскиват против нашево указу. И июня в и25 де (нь) писали (есте) к нам вы бояре наши и воеводы князь Иван Борисович с товарыщи с Силою Бахтеевым, что по челобитю Тулян, Олексинцов, которые испомещены в Соловском и в Олексинском уезде на Кортосенскую засеку про Михаила Колтовсково посылали сыскиват князя Федора Белского, да по челобитию же Коломенских помещиков Сидора Лодыженского с товарищами на Веневскую на Веркошенскую засеку про Ивана Вельяминова посылали сыскиват Осипа Елизарова и князь Федор Белской и Осип Елизаров прислали к вам про Михаила Колтовского и про Ивана Вельяминова обыски, и вы те обыски прислали к нам и Силою же Бахтеевым и мы тех обысков слушали и (послали их на Тулу к) указали тем обыском учинит указ на Туле вам боярам нашим и воеводам. И как к вам ся наша грамота придет и вы бояре наши и воеводы князь Иван Борисович с товарыщи (по обыском) засечным воеводам Михаилу Колтовскому да Ивану Вельяминову и головам на которых били челом челобитчики по обыскам чинили указ против прежнево нашево указу (которые дойдут до пытки) с челобитчики велели учинит очную ставку и тех людей, про которых в обыскех сказали, что оне посылали своей брати крестьян убирать разных чинов с архиепискуплих, с архимаричьих и с монастырских, и с помещиков и те зборщики денги, собрав, относили к Михаилу и к Ивану, и к головам, и к подячим, и к людем их и вы б тех сборщиков, которые денги своей брати збирали и к ним относили с ними и з головами, и с подячими, и с людми их порознь с очей на очи ставили, и всякими сыски сыскивали и будет учнут которые запиратца и меж ими учинится спор, и вы б велели их пытат, что к ним и к головам к подячим, и к людем их посулы приносили и будет сами  они Михайло и Иван доведутца до пытки, и вы б велели их и голов и людей пытат, чтоб найти однолишно воровство сыскат допряма, чтоб вперед иным не повадно так  вороват и велели им дат по приставом до нашего указу да о том к нам отписали.

         Писана в Москве лета 7146 – го июля в 8 де (нь).

         Такова грамота послана с сыном боярским с Гавриилом Полевым.

VIII

Челобитная Коломенских помещиков и вотчинников, начало июля 146 года

Царю государю и великому князю Михаилу Федоровичу всеа Русии бьют холопы твои стольники, и стряпчие, и жилцы, и дворяня московские, и городовые дети боярские и всяких чинов люди, у которых деревнишка в Коломенском уезде. По твоему государеву указу велено делать коломенским нашим крестьянам Веневская засека, и крестьянишка, государь, наши у того дела у засечнова были и засеку зделали и распущены по домом, а нынче, государь, тем же крестьянишкам нашим велено было быть всем у той же Веневской засеки, и велено подымать ее выше и ныне, государь, пристала пора деловая, сенокос и жнитва и пришлось крестьянам нашим от того дела разоритца до основанья и разбресца разно, а та, государь, засека от нас отдалела верст по сту и болши. А которые, государь, взяты с нас холопей твоих солдаты и те солдаты делали твое государево дело на Туле, вели вал, а тех же, государь, селдат, которые взяты, с нас холопей твоих посланы на Веневу, а дела, государь, никакова не делывали.

Милосердый государь царь и великий князь Михаил Федорович всеа Русии, пожалуй, нас, холопей своих, не вели, государь, в нонешнею деловую пору крестьянишкам нашим коломенским у Веневской засеки быть для деловой поры и вели, государь, ту засеку поделывать тем солдатам, которые посланы на Веневу, чтоб, государь, крестьяне наши не разорилис до основанья и разно не разбрелис, Царь государь смилуйся, пожалуй.

             На обороте: Государь пожаловал, велел дать грамоту на Тулу к бояром делать солдатом , которые на Веневе.

IX

Отпуск царской грамоты на Тулу князю И.Б. Черкасскому с товарищи 11 июля 146г.

От царя и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии на Тулу бояром нашим и воеводам князю Ивану Борисовичу Черкасскому с товарищи. Били нам челом столники, и стряпчие, и дворяня московские, и жилцы, и из городов дворяня, и дети боярские и всяких чинов люди, у которых помеся и вотчины в Коломенском уезде, а сказали: по нашему де указу, велено крестьяном их делат Веневская засека и крестьяня де их тое Веневскую засеку делали долгое время и оттово они ярового многово хлеба не досеяли, и оскудели, и одолжали великими долги и людей помесечно наймывали дорогою ценою, и распущены были по домом, а ныне теми же их крестьяны велено Веневскую засеку делат сверх прежнего их дела в прибавку, а ныне де пристало пущее время, сено косят, и хлеб жнут и сеют, а у тех де крестьян их никакой хлеб нонешнево лета будет не жат и сено не кошены. И нам бы их пожаловат для нынешние деловые поры крестьяном Веневскую засеку прибавочново дела делать не велет, а велет бы у тое Веневские засеки прибавочное дело, которое доведетца, делат солдатом, тем, которые с поместей их и вотчин взяты и присланы в Венев для тово,которы солдаты у вас бояр и по полком и те де солдаты наше земеляное дело делают. И как к вам наша грамота придет и вы б бояре наши и воеводы княз Иван Борисович с товарыщи с Коломенсково уезду крестьян их имет не велели, а велели б есте у той засеки, которое нужное прибавочное дело делат бес которово быт не умеет, которые солдаты ныне присланы от нас с Москвы на Веневу. А которые крестьяне с Коломенсково уезду ныне на Веневской засеке у засечново прибавочново дела велели распустит. Писан на Москве

лета 7146 – го июля в 11 де(нь).

Х

Челобитная царю Михаилу Федоровичу патриарха Лоасафа, архиепископов, епископов, архимандритов и игуменов о засечном деле, начало июля 146 года.

Царю, государю и  великому князю Михаилу Федоровичу всеа Русии бьют челом богомолцы твои государевы, патриарх Иасаф и архиепискупы, и епискупы, и архимариты, и игумены. По твоему государеву указу в нынешнем во 146-м году Коломенским уездом с монастырских вотчин делали наши монастырские крестьянишка Веневскую засеку восмь недель и как они тое засеку зделали и  роспущены по домом, а ныне, государь, те же наши крестьянишка высланы на ту же засеку делати в другой ряд подымат ее выше вверх и делают третью неделю, а ныне, государь, пристала пора деловая сенокос и жнитво и крестьянишком нашим от тово дела разоритца до основания, и разбресться разно, а та, государь, засека от нас отдалела болши ста верст. Милосердый государь царь и великий князь Михаил Федорович всеа Русии, пожалуй,  нас своих государевых богомолцов, вели, государь, нам, богомолцом своим, дати свою государеву грамоту на Тулу к бояром ко князю Ивану Борисовичу Черкаскому с товарыщи, чтоб те наши крестьянишка без сена и без хлеба, и без пашни в конец не погибли и розно не  розбрелися. Царь, государь смилуйся, пожалуй.

     На обороте: Государь, пожаловал, велел дат грамота.

XI

Отпуск царской грамоты на Тулу князю И.Б. Черкасскому с товарыщи,

15 июля 146 года.

От царя и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии на Тулу бояром нашим и воеводам князю Ивану Борисовичу Черкасскому с товарыщи. Били нам челом богомолцы наши патриарх и архиепискупы и епископы и архимариты и игумены, а сказали: по нашему указу Коломенского уезда с вотчинных их земел велено крестьяном делат Веневская засека и крестьяне де их тое Веневскуы засеку делали долгое время и оттого  они ярового мново хлеба не досеяли и оску(дели) и одолжали великими долги и людей помесячно наймывали дорогою ценою и распущены были по домом, а ныне теми же их крестьяны велено тое же Веневскую засеку делат сверх прежнево их дела в прибавку, а ныне де пристало пущее время, сена косят и хлеб жнут и сеют, а у ни(х) де хлеб нынешняго лета будет не жат и сена не кошены. И нам бы их пожаловат для нынешние деловые поры, крестьяном той Веневской засеки прибавочного дела делат не велет, а велет бы у той Веневской засеки прибавочное дело, которое доведетца делат солдатом, тем, которые взяты с вотчин их и присланы на Веневу, для тово, которые солдаты у вас бояр и по полком и те солдаты наше земляное дела делают. И как к вам ся наша грамота придет, и вы б бояре наши князь Иван Борисович с товарыщи Коломенского уезду патриарших, и архиепискуплих, и епископлих, и архиморитов и всяких монастырских крестьян велели с Веневской засеки отпустит, а велели б есте у той Веневской засеки, которой нужное прибавочное дело, делат, бес которово быт не умет, салдатом, которые салдаты ныне присланы от нас с Москвы на Веневу. Писана на Москве лета 7146 – го июля 15 де (нь).

XII

Челобитная засечного головы Гомзякова, полученная на Москве

21 июля 146 года.

Царю государю и великому князю Михаилу Федоровичу всеа Русии бьет челом холоп твой Гришка Гомзяков. По твоему государеву указу был я холоп твой в нынешнем во 146-м году у твоей государевы Веневские засеки головою с воеводою с Иваном Вельяминовым до отделки засечные и тое засеку Веневскую посошными людми засекли,  и рвы покопали, и надолобы поставили и башню и мосты намостили и совсем тое засеку отделоли. И ныне мне, холопу твоему, у тово засечного дела быт не у чево, а нас с воеводою три головы и топерва, государь, мне быт на своей государеве службе на Веневе с околничим со княз Семеном Васильевичем Прозоровским. Царь государь смилуйся.

             На обороте: 146-го июля в 21 де(нь) дат грамота, велеть ему быт на Веневе на службе.

XIII

Отпуск царской грамоты на Веневу воевод князю С.В. Прозоровскому, июль 146г.

От царя и великого князя Михаила Федоровича всея Руси на  Веневу околничему нашему и воеводе князю Семену Васильевичу Прозоровскому (в списку каков к тебе) послан (для нашие службы) был у засеки с Иваном Вельяминовым в головах Серпуховитин Григорий Гомзяков (не написан, был он в нынешнем 146 году на нашей службе с воеводою с Иваном Вельяминовым у Веневской засеки головою). И бил нам челом Григорий Гомзяков, что Веневская засека совсем зделана, и он в Веневе сидит не у дела (сошными людьми зделана и рвы покопаны, и рвы, и надолбы и частик, и в Княжих воротах острог и башня, и мосты по заказу зделано все и ныне де ему у Веневские засеки службы нет и делать ему не у чево). И нам бы ево (Григоря) пожаловат велет быт (ему) на нашей службе с тобою на Веневе. И как к тебе ся наша грамота придет Веневская засека совсем будет зделана, а Григорию Гомзякову засеки делат велети и быт на нашей службе собою на Веневе (собой и имяна писат в список и о приезде) и о том к нам бы отписал с ыными нашими делами. Писан на Москве лета 7146-го июля в-де(нь).

XIV

Челобитная царю Михаилу Федоровичу от И.Шаховского, полученная

на Москве 29 июля 146 года.

Государю царю и великому князю Михаилу Федоровичу всеа Русии холоп твой Ивашка Шаховский челом бьет. В нынешнем, государь, во 146 году июля в 16 де(нь) в твоей государя царя и великого князя Михаила Федоровича всей Руси грамоте писано ко мне холопу твоему по челобитию богомолцов твоих государевых патриарха и архиепископов, и столников, и стряпчих, и дворян московских, и жилцов, из городов дворян, и детей боярских, и всяких чинов людей пожаловал ты, государь, Коломенского уезду вотчинных и помесных земель для нынешние деловые поры крестьян их от Веневские засеки от прибавочного дела велел отпустить и высылат их к Веневской засеке не велел. А по твоему государеву указу велено то прибавочное дело, которое придетца делат салдатом тем, которые с поместей их и с вотчин взяты и присланы на Веневскую засеку и по твоему государеву указу мне в Коломенском уезд в вотчины и в помеси всяких людей для засечного прибавочного дела высылщиков посылат и выбиват крестьян их к засечному делу не велено. И в нынешнем, государь, в 146 году июля в 22 де(нь), писал ко мне холопу твоему с Веневы околничей и воевода князь Семен Васильевич Прозоровский: июля де в 21 де(нь) писал к нему с Веневские засеки воевода Иван Вельяминов, что де  Коломенского посаду деловцы к нему на Веневскую засеку к прибавочному и земляному делу не пришли и за теми деловцами на Веневской засеке у него земляному делу чинитца мотчане. И по отписке окольничего и воеводы князя Семена Васильевича Прозоровского велено, государь, мне Коломенскому посаду деловцев с Коломны на Веневскую засеку выслать тотчас. И прислан с Веневы от околничево от Князя Семена Васильевича Прозоровского Резанец сын боярский Владимир Немчинов, Коломенского посада деловцов на мне холопе твоем правит и Коломенскому посаду старосты, и сотцкие, и все посадцкие люди в деловцах мне холопу твоему отказали и к Веневской засеке не пошли и на правеже не стали, а сказали: по твоей де государева грамоте из с приказу збору разных людей велено с них взят разным людям на жалование вместо даточных людей з двора по 2 руб. Да по твоей же государове грамоте из разряду Коломнич всяких чинов людей для засечного прибавочного дела выслать к засечному делу не велено и о том мне холопу своему как ты, государь, укажешь.

                 На обороте: Государю царю и великому князю Михаилу Федоровичу всеа Русии.

                 146-го июля в 29 де(нь) с Коломенским пушкарем с Путником Романовым.

                 В розряд.

XV

Дозор Веневской Княжной засеки 184 года.

Веневская Княжая засека.

Голова у ней. Аверкей Панфилов сын Нечаев.

Поместныя сторожи. Яков Логвинов сын Федосов у него детей Фетка, Афонка, Стенка, Микитка, а поместья за ним 10 чети в Веневском уезде под заповедным лесом блиска Грабороновских ворот в деревни Тулубевой. Кузьма Григорьев сын Зайчев. Поместья за ним в той же деревни Тулубеве 20 чети, сказал, что служит он городовую службу.

Беспоместныя сторожи, которы переведены с Коломны на Веневу. Алферка Афанасьев Калитин у него детей Ефимка да Андрюшка, Мишка, Максимка, Петрушка. Ивашка Афанасьев сын Колитин у него сын Куземка да племянник Афонка. Обрашка Семенов сын Капустин у него дети Ивашка, Тимошка, Мишка, Алешка. Стенка Семенов сын Капустин у него дети Алешка и Панка. Алешка Иванов сын Мартинов у него брат Васька да Алешка,  и сын Гришка. Кондрашка Павлов сын Бунин у него сын Петрушка, дети Васька да Куземка. А живут те сторожи блиско города Веневы промеж казачьих слобод Городецкой и Озеренской от западного лесу в версте.

Первоя звено от Тульския Карницкия засеки с полевой стороны от речки Хавки Венева монастыря села Хавкова у речки Хавки, на берегу яма, возле береза, на ней гран, а от той грани чертою по натесом на дуб на нем грань, рядом яма, а от той грани на липу на ней грань подле яма, от той грани лежит дорога через заповедник к Веневу монастырю, а проложена де та дорога в прошлых годах от крымских людей и ныне этой дорогою проезжают  всяких чинов люди. А от той грани на иву на ней гран рядом яма, от той грани на липу на ней гран, рядом яма, от той грани через суходол на иву, на ней гран, подле яма, от той грани на дуб, на нем грань, подле яма, от той грани на иву на ней гран, подле яма, от той грани налево на липу, на ней гран, рядом яма, от той грани на липу, на ней гран, подле яма, от той грани через каменный верх на липу, на ней гран подле яма, от той грани на вяз, на нем гран,подле яма, от той грани через Бурков верх, а против того верха речка Хавка, пошла направо в поля. А блиска того верха лежит стешка Венев монастыр, из давних лет ходят богу молитца, от той стешки направо на вяз, на нем гран, подле яма, от той грани на иву на ней гран, подле яма, от той грани на осину на ней гран, подле яма, от той грани через Чеснаковский верх на иву на ней гран, подле яма, от той грани на липу на ней гран, подле яма, от той грани на осину на ней гран, подле яма, от той грани на иву, на ней гран, подле яма, от той грани через Каменской верх, а возле верха лежит дорога на дубовыя поляны, а по смете на них сена станет сто копен. От той дороги на липу, на ней гран, подле яма, от той грани на иву, на ней гран, подле яма от той грани на осину, на ней гран, подле яма, от той грани через Федосинский верх на липу, на ней гран, подле яма, от той грани через Федосинский отвершик на дуб, на ней гран, подле яма, от той грани на липу, на ней гран, подле яма, от той грани на липу, на ней гран, подле яма, от той грани через Долгинский верх лежит стешка на Долгую Поляну, а сена на ней по смете станет 60 копен. От той стешки через отвершик на столб, на ней гран, подле яма, от той грани на дуб, на нем гран, подле яма, от той грани на липу, на ней гран, подле яма, от той грани на ясень, на ней гран, подле яма, от той грани на липу, на ней гран, подле яма, от той грани на дуб, на нем гран, подле яма, от той грани на липу, на ней гран, подле яма, от той грани на ясень, на ней гран, подле яма, от той грани на иву, на ней гран, подле яма, от той грани на клен, на нем гран, подле яма, от той грани на дуб, на нем гран, подле яма, от той грани через речку Малый Ольховец и черес проток Смородинной на дуб, на нем грань, рядом яма. От той грани лежит дорога в заповедник, от той дороги на клен, на нем гран, подле яма, от той грани лежит дорога в заповедник, от той дороги на пень дубов, на нем две грани, подле яма, что был дуб сороковетой у того звена приписаны, сторожи Филимонка Бушмин, Афонка Бородин, а порух в том звене старых и новых сметит немочно, а по скаскам головы засечного Ивана Руднева и Венева монастыря киларя Филарета Черняева з братею и приписных сторожей, что те дороги и стешки наложены и порухи учинены от приезду ночми ис степных деревен.

От того звена звено веневских стрелцов, от той грани через речку Ольховец направо на клен, на нем гран, подле яма, на той грани на изроге дуб, выгорела, а другая гран на осине, подле яма, от той грани с изрога налево вкруте на дуб, на нем гран, подле яма, от той грани направо излучиною через речку Ольховец лежит дорога в заповед, а возле дороги береза с натесом, а от того натеса на липу, на ней гран, подле яма, от той грани лежит стешка в заповет, от той стешки на дуб, на нем гран, подле яма, от той грани на липу без верха, на ней гран, подле яма, в том звене порух старых и новых сметит немочно.

А от того звена звено веневских казаков Городенские слободы от той грани на липу, на ней гран, подле яма, от той грани лежит дорога в заповед, от той дороги на ясень, на нем два натеса, от того натеса на пен дубов, на нем гран, подле яма, от той грани лежит стешка в заповед, от той стежки на иву, на нем гран, подле яма, от той грани на иву, на нем гран, подле яма, в том звене порух старых и новых сметит немочно.

От этого звена, звено посадцких людей Венева города, от той грани лежит дорога и заповет на глаткою поляну с приполянки, а сена на них по смете станет сто копен, от той дороги налево на иву, на ней натес, а возле того натеса лежит стешка в заповет, от той стешки на липе натес, от того натесу через верх на липу, на ней гран, подле яма, в том звене порух старых и новых сметит немочно.

От того звена, звено веневских козакоя Озеренския слободки от той грани лежит стешка в заповет, а от стешки на илем, на нем натес, а возле него лежит дорога в заповет, и от той дороги лежит излучиною направо на липу, на ней гран, подле ея яма, от той грани на клен, на нем гран, подле ея яма, от той грани лежит стежка на липу, на нее гран, подле ея яма. От той грани лежит большая дорога от города Веневы в Княжня ворота, а по той дороге в заповедном лесу три поляны Яблоновая, Боковая, Сторожевая, а сена на них по смете станет 60 копен, а от той большой дороги на липу, на ней гран, подле яма, а от той грани лежит стежка в заповет, а от той стежки через Каменной верх, а возле верха вниз на яму, а возле ямы была осина з граню и та осина повалилас, а от той ямы через большую дорогу, что лежит слобод в Княжня ворота, а возле дороги столб на нем гран, подле яма, в том звене порух старых и новых сметит немочно.

А от того звена звено вотчины околничего Ивана Савостьяновича Хитрого сельца Свиридова, от той грани налево на клен, на нем гран, подле яма, от той грани через Кумин верк на дуб, на нем грань, подле яма, а от той грани лежит дорога в Княжие ворота, от той дороги на иву, на ней грань, подле яма, от той грани на липу, на ней грань, подле яма, от той грани на иву, на ней грань, подле яма. А от той грани через Саласин верх на яму, а та яма возле подзорной поляны, а на поляне по смете станет сена 30 копен, а от той ямы возле поляны на дуб, на нем грань, подле яма, а от той грани на иву, на ней грань, подле яма, от той грани на липу, на ней грань, подле яма, от той грани на яму, а грани нет. А от той грани через речку Сухой Осетрец на дуб, на нем грань, подле яма, а от той грани на яму, возле береза, грани нет. А от той ямы на яму же, а возле была береза с гранью, и та береза повалилас, от той грани через реку Осетр на яму, от той ямы на столб на нем грань, подле яма, от той грани через верх Сорочей куст на яму, от той ямы направо вкруте на яму же, а возле ямы дорога, а тою дорогою налево вкруте курган, в том звене старых порух сметит немочно.

А от того звена звено вотчины столников князя Петра Ивановича и князя Василия, Алексея, княж Петровых детей Прозоровских села Исакова по скаски старост их Афонки Никитина и Сенки Петрова с товарыщи от Свиридовского рубехла по Каменной крест да по Бабий верх и по речке Тулубейке дано боярину князю Семену Васильевичу Прозоровскому Грабороновский острог, лес сеч и всяким угодьем владеть, а крепостей никаких не положили. И в том звене Грабороновский острог лес посечен, а иныя места расчищены, косят сена.

А от того звена звено деревни Тулобьевой Тулен детей боярских Ивана Жвалова да Ивана Зайцева и засечных сторожей Якова Федосова с товарыщи в устье речки Тулубойки и Бабя верха береза, на ней гран, подле яма, а возле той грани лежит дорога через заповед и на сенокосные поляны с давных лет. А в том звене поляны Котцкая, Снатища тоже, другая Ситьцкая старая Тулубева тоже, поляна Скоблевая, а сена на них станет 50 копен, а порух старых сметит немочно, а новых не сыскано.

А от того звена звено той же деревни Тулубевой Михаила Михайловича Афросимова, от деревни Тулубева через речку Муравинец да через речку Нижевну на липе две грани, а возле две ямы, а та липа стоит на рубежи Каширской и Оленьковской засеки, а в том звене граней иных и ям не сыскано и порух нет.

Тое же Веневския Княжия и Веркушевские засеки с руской стороны.

Звено Дементия и Дорофея Семеновых детей Аведуловых селца Алитова от Каширской и Оленьковской засеки от речки Алитовки направо две березы на одной гран, подле яма, а от той грани налево поляна Свиная, сена на ней по смете станет 50 копен, лежит впусте, а через поляну лежит стежка в заповет, а от той поляны на осиновый пень, на нем грань, подле яма, от той грани на дубовый пень, пень свалился, на нем грань, подле яма, от той грани на липу, на ней грань, подле яма, от той грани на липу, на ней грань, подле яма, от той грани на дуб, на нем грань, подле яма, от той грани через Тоберской верх на липу, на ней грань, подле яма, от той грани на илем на нем грань, подле яма, от той грани на ясень, на ней грань, подле яма, от той грани на липу, на ней грань, подле яма. У того звена сторож Ивашко Михайлов, порух в том звене никаких не сыскано, а старых 30 дерев.

А от того звена звено селца Воскресенского Еремея Афанасьева сына Ивана Григорьева сына Пашковых, от той грани на клен, на нем грань, подле яма, от той грани лежит стека в заповет, от той стешки на липу на ней грань, подле яма, от той грани на липу, на ней грань, подле яма, от той грани на яму возле двух лип, на одной грань, от той грани на липу, на ней грань, подле яма, от той грани на липу, на ней грань, подле яма, от той грани на дуб, на нем грань, подле яма, от грани через Монаровский верх на липу, на ней грань, подле яма, а возле той грани, две липы. У того звена сторожи Савка Анофреев, Васка Силин, а порух в том звене не сыскано, а старых 10 деревьев.

   А от того звена звено вдовы Настасьи Матвеевской жены да Данилы Иванова сына Исленьевых, деревни Настасьина от той грани налево на липу  на ней грань, подле яма, от грани на липу на ней грань, подле яма, а та липа свалилась. От той грани лежит стешка в заповет на большую поляну с приполянки, а по смете сена на них станет 60 копен, а косит ту поляну Еремей Афонасьев сын Пашков, а отпис не положил. От той стешки на липу на ней гран, подле яма, от грани на дуб нем грань, от грани на дуб подле яма, от той грани налево на липу на ней грань, подле яма, от той грани лежит стежка в заповет, а стешка на липу, на ней грань, подле яма, от той грани на илем, на нем грань подле яма, от той грани на дуб, на нем грань, подле яма, от той грани через Муровинский верх на дуб на нем грань, подле яма. От той грани дорога в заповет на Скоблевую поляну и на деревню Тулубеву, от той грани на дуб на нем грань, подле яма, от той грани на дуб на нем грань, подле яма, от той грани лежит стешка в заповет, от той стешки на дуб на нем грань, подле яма, от той грани на дуб на нем грань, подле яма, от той грани на яму, а грани нет, от той ямы на дуб, на нем грань, подле яма, от той грани с изрога налево через поляну Черемишную на дуб на нем грань, подле яма, от той грани на осину, на ней грань, подле яма, от той грани возле Отрезной полянки на березу на ней грань, подле яма, а позат полянка вал земляной зело зарос лесом, ...