WWW.VENEVA.RU

 

Познавательный ресурс по истории города Венёва Тульской области и его окрестностей
                  
                                                           

Главная
История
Путеводитель
Находки
Фотографии
Туризм
Библиотека
Клуб
Форум
О проекте

 

 

 

 

 

СчетчикиRambler's Top100

 

© Денис Махель,
2004-2018

Все права защищены. Воспроизведение материалов сайта без согласия автора запрещено.

08:07

Электронная библиотека

 

 

ОВСЯННИКОВЫ

Наталия Воробьёва
2017
ВКонтакте ...

Хочется начать повествование какими-то очень красивыми словами вроде “за дремучими лесами, за тридевять земель, за топкими болотами и степями бескрайними…” - столь сильное впечатление производят окрестности родовой вотчины, древняя земля, древняя история, о которой довелось мне узнать и собираюсь я поведать вам. В жизни немало случайностей, хотя каждый из нас вправе решить, верить ли в них или придерживаться мысли, что в ней больше закономерности и предопределенности. Мне порой кажется, что лишь благодаря случайности, несмотря на довольно слабые факты, скорее догадки, я узнала эти весьма захватывающие исторические факты.

О предках своих я хоть знала немало, - как упоминала уже не раз, в моей семье знать свои корни приветствовалось, но довольно бессистемно. Довольно часто бывали семейные беседы у самовара за чаем, с вареньем, домашней яблочной пастилой и прочими сладостями - традиция у нас весьма уважаемая и почитаемая; даже живя в городе, продолжали мы вспоминать большие семейные встречи в деревне, где в отчий дом съезжались дети, внуки и правнуки - до полусотни человек. Хотя сама я никогда не бывала в доме на хуторе, но была не раз в лесу, в том месте, где был хутор, где сохранились еще яблони старинных сортов, переходила вброд речку, где был когда-то “соколов мост”, и, детьми, мы объехали на велосипедах все окрестные села, как раньше предки наши на телегах, да на лошади.


Соколов мост

Елизавета Николаевна Овсянникова (Павлинова), моя прабабушка, родилась 4 ноября 1899 года в браке Овсянникова Николая Ивлиевича (1872 г.р.), из с. Адашево, который был в многочисленной семье отца, Ивлия Петровича Овсянникова, старшим, с Еленой, дочерью солдата Ивана Петрова Баршова из с. Выползово, расположенной на берегу р. Лесной Веркуши, неподалеку от места слияния с Полевой Веркушей у с.Студенец. Служба проходила в храме д. Глебково, относящемся в то время к приходу Потетино-Верино (ныне не существует).

Вскоре после свадьбы молодые переехали в Москву на заработки по примеру и совету соседей, друзей и родни из с. Адашево, в частности Тереховых, также потомственных военных, которые перебрались в Москву несколько раньше. Устроившись в Москве довольно неплохо, семья остается там насовсем, однако юная Лиза семью покидает. Причины нам до конца неизвестны да и непонятны, ведь будучи старшей, она уже даже устроилась в Москве на работу, но отчего-то (возможно напуганная революционными действиями или неизвестными нам пока событиями в семье, неожиданно принимает решение уехать к своей тетушке в деревню Выползово, чем весьма огорчила мать, которая даже сказала, что если она уедет, то пусть назад не возвращается. Возможно это и было причиной того, что информации о семье прабабушки долгое время было крайне мало - лишь имена отца и матери: Николай и Елена, и фамилия, да некоторые факты о деревнях где жили родственники. Да и это в семье обсуждалось нечасто, поэтому восстановление было сложным и долгим, буквально "по крупицам" - ... и это все на фоне увлечения в семье составлением и сохранением своей родословной, что совершенно очевидно не могло не вызвать удивления. Конечно, для юной девушки решение покинуть семью и Москву был весьма неожиданный шагом, ведь возможности жизни в крупном городе и сейчас нам кажутся гораздо большими. Это загадка, но, приехав в деревню, Елизавета Николаевна вскоре именно здесь выходит замуж за Федора Ивановича Павлинова, крестьянина-собственника из обеспеченной, но весьма многочисленной семьи детей Руфея (Руфа) Степанова Павлинова (в списках 1906 г. - землевладелец ок.57 Га, с правом избираться в Госдуму), который был одним из нескольких местных жителей, жертвовавших средства на постройку Св. Георгиевского храма в д. Студенец. О его богатстве в нашей семье есть легенда, но почти нет ни фактов, ни доказательств. Но совершенно точно известно, что на одной из фресок он изображен в благодарность за его вклад в постройку храма, а для своей семьи у помещика (Вяземского или Йордана) он выкупил землю и лес, где и был построен хутор (Павлинов-хутор, хутор Задорожный) из трех домов (остались фундаменты построек) в окружении яблоневых садов, сохранившихся и сейчас. Там, неподалеку от с. Соньшино, Васильевского, Студенец и д. Выползово и жили они хотя и небогато, своим хозяйством, до второй половины 30-х годов, когда уже при советской власти, было принято решение о выселении с семьями с хутора, где еще родилась моя бабушка, Мария Федоровна (15.6.1927 г.р.), и откуда ей приходилось ходить за семь километров в школу в деревню Студенец. Деревенская школа находилась в доме, принадлежавшем помещику Йордану и его жене Лидии, а ранее отцу ее, Андрею Вяземскому. С Лидией Андреевной Йордан у Елизаветы Николаевны сложились почти дружеские отношения, у них были общие темы для разговоров, интересы и знакомые, и на свадьбу та подарила юной невесте подвенечное платье. Многие говорили о красоте и хороших манерах юной Елизаветы, она была тихой, мягкой, тактичной и женственной, но к себе требовательной и строгой.


Гергиевская церковь, с. Студенец

И на хуторе и живя в деревне, семья часто общалась с родственниками и ездили друг к другу в гости и на крестины, в д. Великое Поле, где изначально жили Овсянниковы, и в соседние с ним Соньшино (где жил брат Лаврений, родной брат Ивлия Петрова Овсянникова), Сасово, Алитово, Улыбышево, Потетино, Студенец и Выползово. Но как же семья Овсянниковых пропала в Адашево? Мой поиск долгое время был затруднен тем, что как казалось на первый взгляд, никакой связующей нити не вело в с. Адашево. Однако при ознакомлении с подворными карточками этого села и благодаря некоторым записям метрических книг с. Глебково и Потетино-Верино стало очевидным, что в Адашево семья оказалась вероятно по нескольким причинам.

Одной из причин были тесные родственные связи с семьей Тереховых - соседями и друзьями, соперниками и союзниками, которые также имели жительство и в д. Великое Поле на протяжении нескольких веков.

Как очевидно из дел Тульской духовной консистории и из метрических книг с. Алитово за ноябрь 1846 между селами Адашево и Великое Поле существовали и активно поддерживались близкородственные связи, что видно на примере следующей записи "у неслужащего дворянина Ивана Степанова Овсянникова и законной жены его Параскевы Ильиной от второго брака с нею родился сын Петр (...) восприемниками были того же села Иван Иванов Овсянников и однодворческая жена Аграфена Ильина из д. Адашево".

Еще одна вероятная причина в том, что Овсянников Ивлий Петрович, также означенный в списках землевладельцев, обладавших избирательным правом в думу, сын Петра Степанова Овсянникова из д. Великое Поле получил земли в период женитьбы на Татьяне Гавриловой (как ее приданое), или купив землю, но не в родной  деревне, а по соседству, так как часто в наследство земель родителя на семью не хватало (хотя по обыкновению, дом и большая часть оставалась старшему), ведь кроме его самого в семье было две сестры и пять братьев, один из которых, Василий, правда умер еще во младенчестве, случай по тем временам нередкий.


Дорога в Великое Поле

В конце девятнадцатого века Ивлий Петров Овсянников значится казенным крестьянином, проживающим в с. Адашево, но по другим документам в то же время он являлся сыном дворянина Петра Степанова Овсянникова из с. Великое Поле (по данным ревизии 1857 года). Здесь стоит упомянуть и о путанице, внесенной при составлении переписей и ревизий в период многих изменений в государстве, в т.ч. крестьянской реформы 1861 года, после петровских реформ - политических, экономических и особенно военных, десяти проведенных ревизий, в особенности (именно этот момент был основной ошибкой) при проведении 4-й, когда, учитывая тотальный человеческий фактор и полуграмотность населения, многие дворяне в силу неопытности и неосведомленности в наименованиях проводящих ревизию исполнителей, были записаны в подушный оклад. Так и среди Овсянниковых многие из семьи, будучи потомками военных, состоявших на службах в разных чинах, столкнулись в 17-18 веках с необходимостью подтверждать и доказывать принадлежность к древнему дворянскому роду, известному еще со времен Ивана Грозного по военной службе на Туле и при засеках, что давало ряд преимуществ, но обязывало их, а также детей их быть на службе в случае военных действий. Из документов этого времени уже знаем о существовании сословия четвертных крестьян (или казенные). В соответствии с Брокгаузом и Ефроном "Четвертные крестьяне, четвертное землевладение — Ч. крестьянами называется разряд бывших государственных (казенных) крестьян, до реформы официально именовавшихся однодворцами. Разряд однодворцев в свою очередь, образовался из служилых людей, детей боярских и дворян, преимущественно, низших разрядов — казаков, стрельцов, рейтаров, драгун, солдат, копейщиков, пушкарей, затинщиков, воротников и засечных сторожей, селившихся в XVI и XVII вв. на восточной и на южной границах Московского государства, для защиты его от ногайских и крымских татар. Служилые люди низших разрядов в Московском государстве получали денежное жалованье и корм натурой; поместья же за службу отводились дворянам и детям боярским. Из вышесказанного легко можно понять почему в разных документах один и тот же человек мог быть и дворянином и крестьянином. Те, кто знаком с творчеством И.С. Тургенева, конечно же, вспомнят «Записки охотника» и «Однодворец Овсянников», но об этом позже.

К 1900 годам многие из детей Ивлия покинули Адашево, остались лишь пара семей младших сыновей - Алексея (род. 3.9.1881 г) и Александра (1886 г); в Великом Поле же потомки Овсянниковых жили еще очень долго, хотя сейчас деревня практически "умерла", большинство домов используются только на лето, подъезд затруднен: нет моста, а в непогоду ни по одной из дорог туда без трактора не пройдет ни одна машина. Уже "умерла" и деревня Выползово, хотя под покровом трав и листвы кое-где заметны еще фундаменты домов, да сады над рекой, но и они скоро затеряются среди наступающего леса.


Место, где находилась д. Выползово сейчас сохранились яблоневые сады

А тогда, в те давние времена граница, в том числе и лесов проходила по Оке. Географическое положение вдоль водной границы по Оке определяло в тот период и политическое, и стратегическое значение региона. За ней начиналось "Дикое поле", и здесь и враги и защитники были друг перед другом как на ладони, что было крайне удобно для кочевников с их конницей. Два основных укрепных города по пути к Москве - Кашира да Серпухов. Самой южной точкой Серпухова и сейчас является Высоцкий мужской монастырь, в стенах которого можно было укрыться, да и гарнизон располагался неподалеку. Кашира также имела гарнизон, именно туда обычно прибывали "новики" и подкрепление с севера, и наибольшая значимость отводилась именно каширской “десятне”. За Окой по обыкновению камня на камне не оставалось после набегов южан-кочевников да литовцев. И хотя вода была одним из препятствий, усложняющих для южан путь на Север, к Москве, но не являлась препятствием непреодолимым. Для затруднения доступности было принято решение о создании рукотворных лесов - дубрав, усиленных крепостями.

Еще на рубеже пятнадцатого-шестнадцатого веков Московии, сильной, независимой, как самостоятельного ярко выраженного государства "нет"; существование княжеств севернее Москвы неоднозначно. Выступая каждый самостоятельно, соседи прежде всего исходили из соображений выгоды собственной, практически не видя выгоды в помощи друг другу и объединении сил. Формирование войска периода русской "феодальной раздробленности" весьма отличалось от современного, но ведь и тогда и много позднее существовал парадокс потребности государства в сильной армии и в то же время, неприемлемости усиления ее авторитета и влияния!? Политическое влияние, которое военнослужащие могли оказывать, ставило под угрозу авторитет княжеской и царской власти, почему и наблюдали мы эту двойственность в отношении к военнослужащим. Очень показательно можно проследить данную специфику на примере истории появления и существования интереснейшего природного комплекса Тульской Засечной черты.

Основным фактором её появления была крайне нестабильная политическая ситуация на южных рубежах. Постоянные интервенции существенно подкосили местное население, его боевой дух, благосостояние и настроение жителей. Разумеется, обычные, естественные для человека позитивные заботы о семье, здоровье, хозяйстве и будущем невозможны в условиях постоянного страха и отсутствии понимания дальнейшего развития ситуации. Горе и отчаяние, прочно вошедшие в сознание, не могли создать благоприятного климата для крепкого государства, и первоочередной задачей для его существования было обеспечение для его граждан гарантий и стабильности жизненных условий и ценностей.

Яркий, значимый и такой неоднозначный, лидер и палач, кумир и судья, Иван Грозный был столь же почитаем, сколь и ненавистен, что, впрочем, всегда характерно для по-настоящему сильной личности. Хорошо понимая важные первостепенные задачи, в свое правление на рубеже веков он принял одно из важнейших стратегических решений в истории России. Усиливая границы, он укреплял свое влияние и авторитет власти, предпринимая шаги к централизации государства.

Севернее к Новгороду, Суздалю и Владимиру население не страдало столь сильно. И именно отсюда брали часто "новиков" в десятни. Вот и Овсянниковы пришли издалека. Их родина, княжество Стародуб было достаточно сильным, окружение лесов и болот было надежной защитой, да и она требовалась редко, почти не доходили сюда кочевники с юга. Существование Стародубского княжества было хоть и недолгим, но весьма значимым - форпост на пути к Новгороду и защита от казанцев, кроме этого и ранее в период Киевской Руси многие вехи социокультурной и политической жизни относились к этим северным областям, где жизнь не приходилось с каждым очередным набегом восстанавливать с нуля.

"Предки мои были из дворян, служили по городу Туле, жалованы были за службы поместными и денежными окладами, и в тот же оклад поместный в тульском и веневском уезде землями” - этими словами начиналось дело дворян Овсянниковых, - пухлая пожелтевшая папка с листами, испещренными полувыцветшими, странного вида буквами, которые поначалу и разобрать-то мне было очень трудно. В семнадцатом веке пунктуация в русском языке почти отсутствовала, построение предложения было другим, а слова писали на бумаге так, как слышали, а совсем не по правилам. Вот хотя бы смешной эпизод, когда около недели я пыталась понять что же значит одна фраза “в саднике намер.ине и всабле” (всадник на мерине, и с саблей). А уж имена…!!! Конечно, привыкнув, разбирать становилось проще, но понимала я все еще с трудом, ведь многие исторические факты знают далеко не все. Поэтому даже прочитав наконец “от корки до корки” несколько раз эти бумаги, без десятков справочников, энциклопедий и советов понять и расшифровать их было невозможно. Буквально через слово требовалась дополнительная литература и понимание тех исторических фактов, которые происходили в это время.

... в 1514-1520  гг. в Туле был возведен каменный кремль. В дальнейшем, по мере продвижения на юг границы сместились то к Туле, Крапивне, то к Дедилову и, как стало понятно из Писцовых книг по Туле, предки жили (несли службу) в Туле, в тульском гарнизоне. Если точнее, то местом проживания Григория (отца Любима) и Романа, а также М…. (Михаил, Матвей, Максим?) - отца Григория указан Кремль, «слева от башни Водных ворот». Тогда же, в 1520-х гг. началась работа по возведению дополнительных оборонительных рубежей, известных под названием засеки. Это было необходимо, так как совершенно очевидно, что территория кремля всех вместить просто не могла, а жители окрестных селений так нуждались в защите от постоянных посягательств нападающих. Наиболее надежной в глазах московии, всего заботливее оберегаемой и поддерживаемой  была оборона линии Рязань-Тула-Одоев. Весьма слабым местом была область между низовьями Дона и линией Рязань-Тула; ее стремительная атака татарской конницы часто прорывала без особого труда. В засеках деревья подрубались кронами в южном направлении, возводились крепости и сторожевые пункты, «ворота». Для обороны засек, организации дозоров требовались служилые люди. В момент сбора ополчения и был призван на службу Любим Григорьев Овсянников, он значится “написаны по Туле в десятнях 130 году за скрепою диока Данилова в заглавии написано десятни тульских дворян и детей боярских с разборного списка 130 году каков взят в разряд у князя Федора Ивановича Львова после московского пожару 134 года…” “...и в числе других по указу великого государя Михаила Федоровича Гавриило Тухачевский … написан и Любим сын Овсянников в списках володимерского стола…”, он “был наделен денежным и поместным окладом”, закрепленным за ним с условием, что он и его дети будут нести воинскую службу для государя. В 1630 году он значится по спискам у окольничего князя Григория Константиновича Волконского (Кривого). Примерно этим же временем датировано появление деревни Овсянниково (Старо-Овсянниково, Рудаково, Басово, ст. Козлова Засека, близ дороги на Скуратово). К сожалению храм этого прихода и большая часть метрических книг не сохранились, поэтому достоверно нельзя пока сказать сколько Овсянниковых проживало там, но дальнейшие события имеют много подтверждений и фактов, хотя случайность снова и снова предопределяла во многом ход истории. Овсянниковы жили на Крапивне и в Одоеве, Веневе и Туле, Белеве, Ефремове и Черни, а при расширении засечной черты (вторая линия) они в числе первых оказались в Тамбове, Ельце и Лебедяни. Но обо всем этом подробнее в дальнейшем рассказе.

 

Ф. 39, оп. 2, д. 1640; 1642 ГАТО; Ф.93, о. 1, д. 3709, ГАТО; Ф.93, О 1-3, ФПР 1275;  “Тульские губернские ведомости”, 11.11.1906 (№219), с.2-8.(с изменениями и исправлениями из №232 от 30.12.1906) (veneva.ru)$ Писцовые книги XVI века под ред. Н.В.Калачова -Спб.,1872 г.; Тульский краеведческий альманах. Дм. Орлов. «Малоизвестные Толстовские места», 2002; Щепкина Е.Н. Тульский уезд в XVII веке: его вид и население по писцовым книгам. М., 1892( г.с-цо Овсянниково (в 3 вер.) в писцовых книгах 1628-1678 гг. упоминается как «деревня Овсянникова» Заупского стана); Мигунов Ю.В., Шебанов А.В. Уездные дворянские корпорации России XVI-XVII вв.: внутреннее устройство и роль в системе государственной службы. Нижний Новгород, 2001.