карта сайта
                           

 

 

                                                      WWW.VENEVA.RU   
                                                                        
 

 

Познавательный ресурс по истории города Венёва Тульской области и его окрестностей

 

Главная
История
Путеводитель
Находки
Фотографии
Туризм
Библиотека
Клуб
Форум
О проекте

 

 

 

 

 

СчетчикиRambler's Top100

 

© Денис Махель,
2004-2017

Все права защищены. Воспроизведение материалов сайта без согласия автора запрещено.

20:38

Электронная библиотека

 

 

СТИХИЙНЫЙ СПЕЛЕОТУРИЗМ[1] В ПОДМОСКОВЬЕ

 

Гаршин Д.И., Гаршина Ю.В.
Ступинское спелеологическое общество «Тетис», г. Ступино

Sso.tetis@gmail.com

Гаршин Д.И., Гаршина Ю.В.
 Стихийный спелеотуризм в Подмосковье // Туризм в глубине России: сб. тр. IV Всерос. науч. Семинара (24-28 июля 2016 г.) / Перм. гос. нац. исслед. ун-т. – Пермь, 2016. – стр. 135-150 // в авторской редакции 

 
Дмитрий Гаршин


Юлия Гаршина

 

Аннотация

В Московской области существует несколько известняковых каменоломен, в которых исторически сложилась своеобразная культура стихийного неорганизованного спелеотуризма. В статье предлагается краткая историческая справка по данному вопросу и описание основных посещаемых каменоломен. Подробно рассмотрены общие черты и субкультурные особенности посетителей подмосковных каменоломен. В завершение статьи предлагается анализ посещаемости Бяковской каменоломни за 2015-2016 гг.

Ключевые слова: спелестология, спелеотуризм, каменоломни Подмосковья, Сьяны, Силикаты, Кисели, Бяки, Никиты, Володары

 

Garshin D.I., Garshina Yu.V.

Non-organized speleological tourism in Moscow region.

Abstract

A short view of speleological tourism in Moscow region is proposed in the paper. A historical overview and short description of speleological tourist society features and traditions is also made. Main caves of the region are briefly described.  

Keywords: spelestology, caving, limestone quarries in Moscow region, Syans, Silicaty, Byaki, Kiseli, Nikity, Volodary

 

Историческая справка

Залежи товарных известняков, хорошо подходящих для нужд строительства, в Подмосковье известны с XI-XII вв. Вероятно, их разработка началась в то же время и к середине-концу XIX в. достигла своего расцвета [Yanovskaya и др., 2015]. До появления экскаваторов и прочей современной карьерной техники наиболее рентабельным способом добычи известняка, в том числе доступным крестьянам, был закрытый (подземный) способ.

В результате подземной добычи белого камня к югу от Москвы образовались обширные подземные  лабиринты. Последние из этих каменоломен прекратили функционировать лишь в начале ХХ века.

По всей видимости, в период активной добычи известняка подземные каменоломни были некими обыденными, утилитарными либо безынтересными для широкой публики объектами. Также вероятно, что «лазить под землю» с праздным интересом в те времена было попросту непристойно. Как бы то ни было, но до нас практически не дошло упоминаний о каменоломнях как в официальных документах, так и в искусстве. Имеющиеся на сегодня данные скудны настолько, что невозможно восстановить технологические процессы добычи белого камня, до сих пор нет точных датировок большинства известных полостей.

Возможно, первым зафиксированным спелеотуристом (хотя в современной традиции его корректнее было бы назвать «первым диггером[2]») можно считать В.А. Гиляровского, спускавшегося в 80-х годах XIX века в шахты артезианского колодца под Москвой и совершившего путешествие по руслу р. Неглинки [Гиляровский, 2010]. Судя по свидетельствам Гиляровского и некоторых других источников, заброшенные подземелья в те времена посещались в основном представителями маргинальных слоев общества и криминалитетом. Подобные упоминания сохранились и о Дорогомиловских каменоломнях, на сегодняшний день оказавшихся под городской застройкой в черте г. Москвы.

Судя по всему, более или менее массовые посещения каменоломен туристами начались лишь в межвоенный период в начале ХХ в. Эти туристы, в частности, упоминаются историком И. Я. Стеллецким [Стеллецкий, 1930.]. Однако Великая Отечественная война и последовавшие за ней годы восстановления не способствовали развитию зарождающейся традиции. Некоторыми антисоветски настроенными авторами упоминается указ от 1947 года “О запрещении несанкционированного посещения подземных полостей, рудников, шахт, пещер и каменоломен”, согласно которому силами МГБ якобы уничтожались открытые входы и подземные полости. [Перепелицын, 2012] Прямых доказательств фактов уничтожения нет, а не сохранившиеся до наших дней входы можно объяснить как естественными причинами, так и тем, что рекультивация после закрытия каменоломни была обязательна по действовавшим во времена добычи нормам и правилам.

В 60-е годы вместе с приходом «хрущевской оттепели» советский туризм снова начинает развиваться, и в поисках подземной романтики в каменоломни снова начинают проникать посетители [Гусаков, 1999]. С тех пор и началось развитие подмосковного спелеотуризма и спелестологии[3], принявших постепенно вид отдельной субкультуры. Некоторые черты ее непрерывно менялись, однако характерным всегда было одно: подземный туризм оставался стихийным, неорганизованным, подземное сообщество всегда противилось каким либо формам организации и коммерциализации, кроме самоорганизации.

Сегодня в описываемом регионе известно относительно большое количество каменоломен, однако большая часть из них, кроме самых крупных и известных, посещается туристами весьма редко. В крупнейших же каменоломнях сложились определенные сообщества спелеотуристов, о которых и пойдет речь ниже.

 

Снаряжение, облик и субкультура подмосковного спелеотуриста

Еще с советских времен характерной чертой подмосковных спелеотуристов являлось хождение под землю с ночевкой. Такая традиция жива до сих пор, и поэтому подавляющее большинство людей ходит в каменоломни в походы выходного дня на два, три и более дней. Это подразумевает наличие у туристов специального снаряжения (Минимальный комплект: фонари, спальный мешок и каремат, термобелье или теплая одежда, газовая горелка и кухонные принадлежности, транспортный мешок или рюкзак. Касками пользуются редкие туристы. Принято считать, что в невысоких штреках подмосковных каменоломен сорвавшийся с потолка камушек не причинит большого вреда, напротив, каска затрудняет перемещение и ухудшает обзор. Поэтому для амортизации столкновений с потолком чаще пользуются шапками или шемагами.) Устраиваясь на ночлег, люди организуют подземные базовые лагеря, называемые гротами или стоянками, или используют имеющиеся. Так появилась культура строительства гротов, сильно изменившая облик некоторых систем каменоломен. Гроты могут быть стояночными (личными и гостевыми), общественными (концертные залы), хозяйственно-бытовыми (туалеты, свалки), их функционал ограничен лишь фантазией строителей. Типичный стояночный грот имеет спальную зону с лежанками, зону застолья, со столом и сиденьями, зону для хранения припасов и снаряжения, туалет и некое открытое пространство. Гроты обычно устраиваются в широких и ровных забоях, участках штреков, которые возможно отделить от основного объема. Входы часто ограничиваются стеной из бутовой кладки, иногда маскируются. Гротам даются названия, отражаемые на имеющих хождение планах систем каменоломен. Из-за того, что сооружение грота с нуля – дело достаточно трудоемкое, а количество подходящих мест ограничено, в наиболее посещаемых каменоломнях у одного грота может появиться несколько хозяев, между которыми возникают конфликты.

Для добычи воды туристами обустраиваются так называемые водокапы. Обычно в месте капежа подвешивается воронка из полиэтиленовой пленки, под которой ставится емкость для сбора воды. Согласно изредка проводимым анализам, вода, полученная таким способом, питьевого качества, не требует кипячения, однако имеет большую жесткость. В некоторых случаях, например в Силикатах и Бяках, вода выходит из пласта горизонтально, подтапливая штреки. Такие места обычно называют озерами, морями и даже океанами. Вода в них также питьевая, однако, эти места требуют от туристов более тщательного подхода к чистоте.

Несмотря на относительную доступность и исключительную редкость чрезвычайных ситуаций, подземная среда является зоной повышенного риска. С годами туристического посещения была выработана техника безопасности при посещении подземных каменоломен, которая неформально так или иначе доводится до всех спелеотуристов.

 

Основные положения техники безопасности при посещении подземных каменоломен

1. При спуске под землю необходимо обязательно иметь с собой как минимум два независимых источника света с двойным комплектом элементов питания к каждому из них. Выход из строя одного из фонарей (или его источника питания) расценивается как ЧП и является поводом к выходу на поверхность.

2. Обязательна запись о спуске под землю в журнале забросок и выписка из него при выходе на поверхность. Желательно оповестить о своих планах посетить каменоломню кого-либо, оставшегося на поверхности, и установить контрольный срок выхода.

3. Запрещается без необходимости трогать и повреждать потолки и стены, поскольку есть риск нарушить их стабильность

4. Весь мусор необходимо выносить на поверхность, в крайнем случае, оставлять в специально организованных гротах-свалках. Еда, оставляемая под землей, должна быть подвешена к потолку, во избежание появления крыс.

5. Категорически запрещаются драки и рукоприкладство под землей. В случае невозможности других решений, конфликтующие должны выбраться на поверхность.

6. С открытым огнем следует обращаться предельно осторожно. Тление и дымление в слабо вентилируемом пространстве приводит к образованию т.н. волоков – обширных и плотных задымлений, которые могут представлять значительную опасность.

7. В случае передвижения группой нельзя отставать от впереди идущего, растягивать группу, вступать в спор с проводником, самовольно отлучаться с маршрута движения.

8. Если турист теряется, ему необходимо ожидать помощи, оставаясь на том же самом месте.

9. Даже при наличии карты туристу без опыта посещения каменоломен следует спускаться под землю только с опытным проводником.

Как уже сказано выше, в основном поход в подмосковную каменоломню – это поход выходного дня, проведенный в подземном антураже. Неопытные спелеотуристы идут под землю в поисках экстрима, однако в большинстве своем подмосковная подземная среда неэкстремальна, располагает к относительно несложным путешествиям и последующим застольям. Обычное посещение каменоломни включает в себя прогулку по штрекам с посещением узостей и достопримечательностей, посиделки в своем гроте и хождение в гости в другие гроты. Застолья сопровождаются распитием алкоголя. Отношение же к наркотикам в среде спелеотуристов в целом негативно.

Любители каменоломен называют себя спелестологами, чем дистанцируются от «диггеров» и «сталкеров[4]», посещающих действующие промышленные и подземные объекты. Некоторые авторы применяют слово «спелестология» именно к подземному туризму [Сом, 2010], что, в целом, неверно, поскольку спелестология подразумевает изучение подземелий. Слово «кейвер», как и русское «турист» в среде не прижилось. Часто, определяя себя, подземные туристы используют производное от названия системы каменоломен, которую они посещают постоянно: сьянот, силикатчик, никитянин, бякмен. Из-за дурной славы Съяновской системы каменоломен образовался неологизм «сьянь гидролизная», впрочем, быстро превратившийся в одно из самоназваний ее сообщества.

Сообщество спелеотуристов имеет свой жаргон, заимствовавший многое из терминов спелеологии, геологии, туризма, отчасти научной фантастики (в частности, описывающей сталкеров) и современной Интернет-масс-культуры. В основном специфические понятия описывают статус туриста (чайник, проводник), снаряжение(карбидка, снаряга) подземную среду (кладка, шкурник, монолит) либо пребывание в ней (заброска, выброска). Для обозначения конкретного подземного объекта чаще всего используют слова Система (обычно с большой буквы) или подземля.

«Спелестологи» часто противопоставляют себя спелеологам. С другой стороны, часть подмосковных туристов постепенно переходит в научную спелестологию либо в спелеологию, некоторые продолжают совмещать походы в каменоломни с естественными пещерами.

Подземная жизнь сообщества весьма разнообразна. В популярных каменоломнях устраиваются  спортивные и культурные мероприятия, а именно: соревнования, учебные поисково-спасательные работы, научные эксперименты и исследования, концерты и дискотеки. В каменоломнях туристы создают арт-объекты: расписывают стены штреков и гротов, создают инсталляции и различные сооружения. Спорной традицией является внесение в каменоломни знаков, табличек и указателей с поверхности. Однако в свою очередь, приметные таблички становятся маркерами.

Для удобства ориентирования под землей используются маркера – знаки и надписи на стенах и потолке, а также приметные объекты. Универсальным для всех систем указателем является буква «Т» - так называемый топор, - своей верхней перекладиной указывающий на выход. В отдельных системах могут использоваться специальные маркера. Так, в Бяках для обозначения Централки (главного туристического транзитного маршрута через всю систему каменоломен) используется стрелка, указывающая вглубь системы и окружность с точкой в центре, обозначающая путь к выходу. Для ориентирования также используются цифровые номера пикетов, оставшиеся от топосъемки, названия гротов и штреков и др.

Значительная посещаемость каменоломен в конце концов приводит к их замусориванию и обветшанию входов. Силами туристического сообщества регулярно устраиваются субботники по уборке и ремонту объектов.

Сообщество подземных туристов имеет свои традиции и фольклор, специфичные для каждой системы каменоломен. Главными праздниками спелеотуристов являются открытие и закрытие условного подземного сезона. Считается, что холодное время года – это наилучший сезон для посещения каменоломен, где круглый год держится стабильная температура около +8°С, а летом большинство людей предпочитает другие формы туризма. В последние выходные июня проводится фестиваль памяти В.Шагала, погибшего при раскопках входа в Никиты, собирающий большое число любителей подземелий. Фестиваль проводится в лесу над входом в Никитскую каменоломню.

В общении между собой туристы обычно не используют реальных имен, представляясь прозвищами, «никами». Считается, что человек, приходя под землю, начинает свою жизнь с нуля и формирует свой образ заново [Тарабрин, 2010].

Поскольку полная анархия в подземном сообществе недопустима, исторически из числа опытных неравнодушных туристов сложились так называемые «администрации систем». Люди, входящие в них, следят за порядком под землей, участвуют в организации мероприятий, контролируют сообщество, и в случае возникновения чрезвычайных ситуаций организуют их ликвидацию либо контактируют с органами МЧС и полиции.

Самым суровым наказанием в сообществе спелеотуристов является «выписка из Системы» за некий серьезный проступок. В этом случае провинившемуся человеку запрещается приходить в конкретную либо любую из посещаемых каменоломен, о чем члены сообщества узнают по неформальным каналам.

 

Объекты подмосковного спелеотуризма

Несмотря на то, что к югу от Москвы известно достаточно большое количество подземных объектов и каменоломен, систематически посещаются лишь некоторые из них. Это Съяновская, Камкинская, Девятовская, Володары и Никитская системы каменоломен. В этот же список стоит внести находящуюся в Веневском районе Тульской области систему каменоломен Бяковская как сходную по структуре и характеру субкультуры посещающих ее туристов (Табл. 1).

Название системы каменоломен

Общая длина ходов, метры

Съяновская

20 600

Камкинская

13 180

Девятовская

12 000

Володары

5 500

Большая Никитская

15 175

Бяковская

40 000

Табл. 1. Крупнейшие системы каменоломен  Подмосковья

Все эти объекты известны туристам достаточно давно, с советских времен и относительно легкодоступны как на общественном, так и на личном транспорте. В то же время значительные подземные объемы позволяют комфортно разместиться под землей большому количеству людей одновременно. Все это и обеспечило указанным объектам сегодняшнюю популярность.

Далее последует краткая характеристика самых популярных каменоломен в среде спелеотуристов.

 

Сьяны (Съяновская система каменоломен)

Съяновская система каменоломен расположена на высоком левом берегу р. Пахры близ д. Новленское. В советский период несколько ее входов были открыты вплоть до 1969 г. Система посещалась советскими туристами и была ошибочно описана И.Я. Стеллецким как поселение древних людей. Современный вход «Кошачий лаз» был вскрыт в 1988 г. из провальной воронки.

Съяновская система имеет самую большую длину и наибольшую высоту ходов среди всех известных каменоломен Московской области. Высота потолков в некоторых забоях достигает 4 м , а общая длина ходов оценивается в 20 км.

Сьяны состоят из нескольких соединенных между собой каменоломен. Можно выделить три периода разработки системы. Наиболее древние ее части расположены вблизи исторических входов. В большинстве своем ходы представляют собой сложный нерегулярный лабиринт галерей с колоннами. Более современные части имеют более строгую штреко-лучевую планировку и располагаются в дальней части системы.

Основной продукцией были товарные известняковые блоки. Бутовый камень и отходы производства оставлялись под землей в виде засыпки в период производства блоков. Позже (в конце XIX – начале XX вв.) бут из кладки стен и засыпки пола был частично изъят из системы, в результате чего образовались обширные колонные залы (наибольшие по площади в Подмосковье) [Yanovskaya и др., 2015].

Съяновская система является самой посещаемой системой каменоломен в Подмосковье. Во времена больших праздников ее посещает порядка нескольких сотен человек. Учет посещаемости Сьян провести затруднительно, поскольку правило вписки  в журнал забросок соблюдается нестрого.

Система хорошо известна за пределами подземного сообщества. Эта популярность постоянно привлекает в нее новых туристов, особенно из числа молодежи. Простота транспортной доступности также увеличивает их поток (до каменоломни легко добраться как на электропоезде, так и на автобусе и личном автотранспорте). За годы туристического посещения Сьян были выработаны местные традиции, такие как прохождение «тропы чайника», различные формы «посвящения в спелестологи». Съяновская система – один из главных путей пополнения подземного туристического сообщества новыми членами. Часть из вновь пришедших людей после получения подземного опыта уходит в другие каменоломни и пещеры, продолжая саморазвитие, другие остаются верными Сьянам, впоследствии начиная посещать систему все реже. В среднем 1-2 раза за год сообщество посетителей Сьян практически полностью сменяется.

Посетители Сьян имеют славу самых пьющих из всех спелеотуристов, а сама система – самой замусоренной. Отчасти это не так, поскольку пьют здесь не больше, чем в среднем в среде подмосковной молодежи, а мусор, естественно образующийся  при массовом посещении, регулярно выносится во время субботников. Однако при огромном количестве посетителей и постоянно сменяющейся «администрации системы» поддержание порядка в сообществе часто требует значительных усилий.

В Сьянах расположено большое количество арт-объектов, настенных росписей и скульптур, созданных туристами. Многие из них считаются достопримечательностями, обязательными для посещения при проведении экскурсий.

По большим праздникам (открытие и закрытие сезона, Хеллоуин, 8 марта и др.) в большом колонном зале и концертных гротах проводятся концерты, дискотеки и культурно-массовые мероприятия, собирающие значительное количество участников.

Облик Съяновской системы сильно изменен строительством гротов.

 

Кисели (Камкинская система каменоломен)

Открытые входы в Камкинскую систему каменоломен расположены в деревне Камкино на правом берегу р. Пахры. Общая длина ее ходов составляет около 13180 м. В начале 1930-х гг. каменоломни имели 10 открытых входов, однако сегодня функционирует только два входа. Главный вход был вскрыт в 1978 г.

Судя по всему, основные разработки известняка здесь проводились во второй половине XIX века, однако в составе системы имеются и более древние части.

Камкинская система каменоломен состоит из нескольких подсистем, имеющих свои собственные названия: Старая система (Старуха), Новая система, Новейшая система, Ад, Новогодняя, Трубная. Они различны по использовавшимся методам добычи камня, что повлияло на их топологию. Восточная часть системы – это типичная «елочка» конца XIX века (штреко-лучевой тип разработки). В западной части преобладают колонные ходы, образовавшиеся в результате позднейшей выемки бута.

Камкинская система была весьма популярна в среде спелеотуристов в 1970-е – 1980-е гг., особенно в период, когда Сьяны были недоступны. Сегодня ее посещают немногие, поскольку вход достаточно грязный, особенно в межсезонье, и узкий, галереи относительно невысоки, а расположенные рядом Сьяны в разы проще для посещения и привлекательнее для туристов [Yanovskaya и др., 2015].

 

Силикаты (Девятовская, Силикатная-1 система каменоломен)

Девятовская система каменоломен расположена на берегу р. Десна к западу от платформы Силикатная Курского направления железной дороги, за что и получила свое второе название.

В разное время существовало несколько входов в систему, однако до сегодняшнего дня сохранился лишь вход №2. Ранее он представлял собой длинный узкий лаз в нижней части стенки карьера. Однако при рекультивации карьера и дальнейшей постройке садовых участков производителем работ был организован бетонный колодец над входом.

Планы системы широко распространены в сети Интернет. Структура ее достаточно проста с точки зрения ориентирования. Средняя высота ходов в системе каменоломен – около 1.5 м.

Со времен разработки в Силикатах сохранились различные артефакты: крепь, осветительные приборы, инвентарь рабочих, невывезенная продукция, колесная пара от вагонетки и участки рельсового пути, что делает систему уникальной среди известных подмосковных каменоломен. В одном из штреков есть музей системы, куда перенесена часть артефактов. В прочих выработках известны в лучшем случае следы колей в полу. Источники питьевой воды преимущественно представлены в основном «озерами» на полу.

Интересным фактом является то, что в 90-е годы в Силикатах велись так называемые «химвойны», начавшиеся с конфликтов между местными жителями и спелеотуристами и превратившиеся в своеобразную культуру хождения под землю. Вкратце суть явления химвойн состояла в постановке дымовых, газовых и аэрозольных завес (так называемых волоков) с различными целями (в основном, для решения конфликтных ситуаций), активного применения пиротехники и открытого огня. Процесс химвойны был ограничен сложной системой неписанных правил. С одной стороны, это явление сильно повлияло на уровень аллертности и подготовки спелеотуристов тех времен, с другой – в результате «химвойн» были закопчены штреки и ухудшена экологическая обстановка в системе.

Несмотря на то, что волоки по тем или иным причинам случаются в разных подземных объектах, субкультура химвойн в Силикатах уникальна в среде спелеотуризма [Тарабрин, 2010].

Стоит заметить, что в Силикатах немного обустроенных стоянок. Это можно объяснить как топологией (в системе очень мало тупиковых забоев и удобных мест для постройки непроходной стоянки), так и влиянием химвойн (наличие постоянной стоянки повышает уязвимость спелеотуриста. Во времена химвойн нормой было постоянное перемещение по системе).

 

Володары (системы каменоломен Курья, Тавровая, Лукоморье)

Система Володары расположена в окрестностях поселка Володарского, за что и получила свое второе название. Единственный вход в три составляющих ее системы  каменоломен был вскрыт в 1978 г. Вход расположен в воронке на поле рядом с оврагом и укреплен колодезным срубом и тракторной покрышкой. Вход в каменоломню узкий и в межсезонье сильно обводняется вплоть до образования сифона. Весной 2016 года произошло частичное обрушение входа, и для безопасного посещения требуется его ремонт или вскрытие системы в другом месте.

Из-за относительно небольшой длины или не слишком удобной транспортной доступности Володары – одна из наименее посещаемых каменоломен Подмосковья.

В каменоломне имеется небольшое количество благоустроенных стоянок и созданных туристами достопримечательностей.

 

Никиты (Большая Никитская, Мартьяновская система каменоломен)

Каменоломня Никиты была впервые вскрыта в 1961 году. Никиты – самая молодая из популярных среди туристов каменоломен Подмосковья: ее разрабатывали с конца XIX в. до 1913 г.

Топология Никит нетипична для каменоломен Подмосковья, поскольку при разработке здесь применялись новейшие западные технологии, в частности, взрывной метод. Когда-то  каменоломня представляла собой систему пересекающихся под прямыми углами штреков и штолен, однако к настоящему моменту большая их часть обвалилась, местами образовав трехмерную сетку взаимно переплетающихся ходов. Высота их сильно варьируется и многие места приходится проползать [Yanovskaya и др., 2015]. Из-за сложности лабиринта Никиты – это единственная из подмосковных каменоломен, которой была присвоена спелеологическая категория 2А.

В Никитах сформировалось свое самобытное сообщество туристов, которые помимо собственно походов занимались вопросами науки и культуры. Большая часть современного спелестологического фольклора так или иначе родилась здесь.  

Среди подмосковных туристов Никиты имеют славу сложной, экстремально грязной и обвалоопасной системы, что в целом не соответствует действительности. Отчасти этот имидж поддерживается ее постоянными посетителями. Планы каменоломни изъяты из открытого доступа сообществом для того, чтобы не допустить попадание в нее неопытных туристов.

 

Бяки (Бяковская, Гурьевская-1 система каменоломен)

Бяковская система каменоломен находится в Веневском районе Тульской области близ д. Бяково и является крупнейшей подземной выработкой региона длиною около 40000 м. Вход в нее в крутом склоне на левом берегу р. Осетр по всей видимости был известен на протяжение всего ХХ века. Несмотря на большую удаленность от Москвы и плохую (по подмосковным меркам) транспортную доступность – в окрестности Бяковской можно добраться по железной дороге (не более 2 поезда в сутки) либо автомобилем, система привлекает большое количество туристов.

Бяки имеют славу весьма «суровой» системы. Ходы здесь невысоки, их средняя высота около 1.5 м. Густая сеть ходов образует сложный лабиринт, где легко заблудиться неподготовленному туристу. План системы был завершен и представлен широкой публике только в 2015 г., и до этого большинству туристов приходилось ориентироваться под землей, опираясь лишь на собственный опыт, память пути и знание конкретного объекта.

Пласт известняка, в котором заложена система, трещиноватый, встречаются карстовые проявления. Некоторые из них стали туристическими достопримечательностями. Имеется ряд арт-объектов, обросших местными традициями: музей глиняных фигур, музей табличек, серия «могил» туристов, по каким-то причинам покинувших подземное сообщество.

 

Посещаемость

Традиционно туристами ведется журнал посещения каменоломен. Журнал обычно располагается в приметном месте в ближайшем ко входу зале. Если каменоломня имеет несколько входов, то на каждом входе имеется свой журнал.

Журнал имеет своей главной целью предоставление оперативной информации о нахождении или отсутствии человека (группы людей) внутри каменоломни. Также посредством журнала часто туристы переписываются между собой, оставляя друг другу сообщения и объявления.

В журнале делаются записи с указанием имени (прозвища) туриста, даты и времени его входа и выхода из каменоломни. Вход и выход часто обозначаются специальными значками – стилизованным изображением пещеры со стрелкой (Рис.1). Записи ведутся в свободной форме, хранение старых журналов и учет посещаемости обычно не производится, по мере необходимости кто-то из туристов приносит свежие тетради и письменные принадлежности. Не записаться при входе считается дурным тоном, однако это правило систематически нарушается.


Рис.1 Страница из журнала посещений Бяковской системы каменоломен. Фото Д. Гаршина

Посещаемость конкретной каменоломни зависит от множества факторов: времени года и дня недели, транспортной доступности и т.д. К сожалению, провести анализ посещаемости самых известных каменоломен, а именно Съяновской и Девятовской, практически невозможно в связи с отсутствием данных и очень свободной формой ведения журналов.

Авторами был проведен анализ посещаемости Бяковской каменоломни с 20 февраля 2015 г. по 25 июня 2016 г. При обработке данных журнала оказалось, что учету поддается только количество посещений каменоломни, поскольку дата выхода проставляется далеко не всегда, также некоторые туристы записываются под разными именами и прозвищами. Также весьма сложно установить количество одновременно находившхся под землей туристов. От входа в Бяки в 2015 г. был прорыт новый лаз, и туристы, идущие по нему не делают записи в основном журнале. Все это осложняет учет и делает статистику неполной. Однако сделать оценку посещаемости каменоломни она позволяет.

Подавляющее большинство туристов ходит в каменоломни в условный подземный сезон: в холодное время года (с октября по март) по выходным дням. В другие месяцы количество посетителей падает почти в два раза (Рис. 2).


Рис. 2. Анализ посещаемости Бяковской системы с 20 февраля 2015 г. по 15 июня 2016 г. (количество входивших в систему по месяцам)

С 20.02.2015 г. по 25.06.2016 г. Бяковскую каменоломню посетило 2292 человека. В среднем в день в каменоломне оказывалось 4-5 человек. Пики посещаемости приурочены к культурно-массовым мероприятиям (ежегодно под руководством С.О.Иващенко в Бяковской проводятся учебные ПСР и соревнования по спелеоориентированию. В 2016 г. соревнования собрали более сотни участников). Праздники закрытия и открытия сезона по журналу не отслеживаются, поскольку отмечаются на поверхности перед входом и большая часть участников ночует там же.

Чаще всего туристы приходят под землю небольшими неорганизованными группами по 2-3 человека либо крупными группами от 5 человек с руководителем (проводником) по пятницам и субботам и проводят одну или две ночевки под землей. В воскресенье подавляющее большинство посетителей каменоломни приходит на один день и уезжает вечером. В будние дни каменоломня практически не посещается (Рис. 3).


Рис. 3. Анализ посещаемости Бяковской системы каменоломен за ноябрь 2015 г.

Судя по журналу, география посетителей достаточна обширна. В Бяковскую приезжали люди из Москвы, Венева, Коломны, Ступино, Каширы, Новомосковска, Рязани, Богородицка, Самары, Санкт-Петербурга, Калуги и других городов (точно это оценить сложно, поскольку место проживания указывают далеко не все туристы).

 

Статус объектов и проблемные вопросы

История подмосковного спелеотуризма насчитывает не один десяток лет. Не одна тысяча человек в год в течение всего этого срока посещала подземные каменоломни. В разные времена отношение власти к этому вопросу варьировалось от резко отрицательного в 70-е годы ХХ века до нейтрально-напряженного сегодня.

Несмотря на то, что описанные в статье объекты по своему возрасту де факто являются памятниками археологии и истории горного дела, официальные инстанции признавать их не спешат. Интерес со стороны археологов к подземным каменоломням начал возникать лишь в последние годы, и все исследования до настоящего момента проводились только спелестологами. В итоге огромные и хорошо известные каменоломни на настоящий момент официально как бы не существуют.

Массовые посещения туристов не могут одобряться официальными властями, однако препятствий им пока не создают.

Попыток устройства коммерческих объектов в каменоломнях Подмосковья не производилось. Подобное предприятие требует серьезных вложений, встречает сопротивление туристического сообщества и не гарантирует никакого успеха (поскольку подавляющее большинство туристов ходит под землю не в музей, а в поход).

Крупные ЧП в подземной среде случаются крайне редко. Отчасти потому, что большинство проблем решается силами сообщества, не допуская широкого резонанса. Учитывая неопределенный статус туристов, вызов МЧС или освещение ЧП в СМИ выглядит большей проблемой, чем сама ситуация. Широко известен случай с отравлением угарным газом при неосторожном обращении с генератором в Сьянах, который привел к организации постоянного дежурства ЧОП у входа в течение года и определил негативное отношение местной администрации к неорганизованным туристам на долгие годы вперед.

Отношение к коммерциализации объектов и организации платных походов под землю у сообщества крайне негативно. Несмотря на это часть туристов водит людей в каменоломни за деньги, рекламируя свои услуги в Интернете. Цены варьируются от скромного вознаграждения «на пиво» до нескольких тысяч рублей. Однако на специализированных форумах и в социальных сетях несложно найти проводника, готового сделать бесплатную подземную экскурсию. Один из общих принципов гласит, что все попали под землю бесплатно, и поэтому не должны брать денег с вновь пришедших.

Еще одной большой проблемой является расширение дачной и городской застройки, подбирающейся ко входам в каменоломни, а также функционирование промышленных объектов, их разрушающих. Эти вопросы систематически поднимаются спелестологами, однако пока не установлен статус каменоломен как памятников, похоже, они остаются без решения.

С конца советского периода и по начало 2000-х гг. происходили регулярные конфликты спелеотуристов с местным населением, доходившие до крупных драк и заваливания входов в каменоломни. К настоящему времени большая часть конфликтов сошла на нет, однако в некоторых местностях напряженность отношений осталась.

 

Заключение

Спелеотуризм как отрасль туризма в Подмосковье сегодня официально словно бы не существует.  Все посещаемые объекты хорошо известны за пределами сообщества, однако сами посещения остаются неконтролируемыми. Сложно сказать, как сложится ситуация с подземными каменоломнями в ближайшем будущем, но хочется верить, что проблемные вопросы будут постепенно решаться в пользу любителей подземелий.

 

 

Литература

Yanovskaya Ekaterina, Garshin Dmitry. Underground history of Domodedovo District // Hypogea 2015 – Proceedings of International Congress of Speleology in Artificial Cavities – Rome, March 11/17 2015

Гиляровский, В.А. Репортажи из прошлого. – М.: Астрель, АСТ, 2010

Гусаков С.Б. История подмосковного спелеоандеграунда // Спелестологический ежегодник. М.: РОСИ, 1999

Перепелицын А.А. Россия подземная. Неизвестный мир у нас под ногами. – М.: Вече, 2012

Сом С. Катакомбный мэйнстрим, книга первая: человеческий фактор подземной судьбы. – Электронный ресурс: http://pro-speleo.ru/Library/Com/Meinstrim/11.pdf, 2010

Стеллецкий И.Я. Следы пещерного человека под Москвой // На суше и на море. 1930. №11.

Тарабрин А.О. (Ветер). Немного о химвойне // Спелеология Самарской области (Выпуск 6). Сборник статей Самарской спелеологической комиссии. - Самара. 2011

 


[1] Говоря о спелеотуризме в Подмосковье, авторы рассматривают только туристическое посещение рукотворных заброшенных подземных объектов Московской и Тульской области. Вопросы посещения жителями Москвы и Подмосковья естественных пещер и всех прочих подземных объектах в статье не рассматриваются. 

[2] Диггерство – посещение действующих подземных объектов с туристическими целями. Термин используется на территории РФ.

[3] Спелестология – раздел спелеологии, изучающий антропогенные подземные макрополости, находящиеся вне стадии эксплуатации. Термин используется в РФ и некоторых странах СНГ и Восточной Европы.

[4] Сталкерство – посещение промышленных и военных объектов (действующих и заброшенных) с туристическими целями. Термин заимствован из произведений А. и Б. Стругацких.