WWW.VENEVA.RU

 

Познавательный ресурс по истории города Венёва Тульской области и его окрестностей
                  
                                                           

Главная
История
Путеводитель
Художники
Фотографии
Туризм
Библиотека
Клуб
О проекте

 

 

 

 

 

СчетчикиRambler's Top100

 

© Денис Махель,
2004-2020

Все права защищены. Воспроизведение материалов сайта без согласия автора запрещено.

11:01

Электронная библиотека

 

 

Двенадцать братьев

Газета "Красное знамя" №107 (8101), 08.09.1990
М.Бороздинский

   В так называемом лицевом своде «Повести о Куликовской битве»XVI века четыре миниатюры под номерами 135-138, запечатлели пребывание войск Дмитрия Донского «на месте, нарицаемом Березуй, за двадесять и три поприща до «Дону», то есть на территории нынешнего Веневского района. Именно здесь сохранилось устное «Сказание о сынах Свиридовых и двенадцати ключах», в наше время известное только в кратких пересказах.

- Еще мой дед Никита Аверьянович рассказывал мне эту историю, - свидетельствовал когда-то наш известный земляк, уроженец деревни Звойка над Осетром, скульптор и художник Михаил Ильич Молодчиков. А деду – его дед, а тому его дед…

В ту пору в наших местах были дремучие леса, некошенные леса. А у слияния речки Веневки с Сухим Осетром стоял такой могучий дуб, что его восемь человек не могли в обхват взять. От тех времен в одном из омутов Осетра в Корягином лугу и сейчас еще на восходе солнца можно увидеть громадное дерево, лежащее на дне. Это память очень далеких лет!

В лесах и лугах жили испокон веков селами и деревнями пращуры наши. Занимались охотой, рыбной ловлей в многочисленных речках, ныне превратившихся в сухие овраги. Собирали дары лесные и, конечно, хлебопашествовали.

На Свиридовской горе, что между Веневкой и Осетром лесом поросла и студеные родники из своей подошвы пустила, стояло в те времена село Свиридово. А названо так было по жившему здесь мужику Свириду.

Ничего особенного в нем вроде не было. Мужик и мужик, каких тысячи. Но вот жена его, царство ей небесное, она и имени своего не оставила – что ни год, то пару сынов ему приносила. Так что не прожили они вместе и восьми лет – а у них уже двенадцать сыновей по лавкам бегали.

Поначалу Свириду с женой было нелегко их поднимать! Трудились много – жили бедно. Но ребята росли здоровыми и крепкими – всем на удивление.

В народе был обычай выбирать старостами тех, у кого сыновей больше и когда младший из них помощником в семье станет. А у Свирида меньшой, тоже Свирид, в восемь лет научился метче всех из лука стрелять да лучше всех верши для рыбной ловли плести. Только вот до сохи руки у него еще не дотягивались. Но народ на это не посмотрел и избрал Свирида старостой.

Времена же тогда были тяжелые и тревожные. Что ни лето, в приграничных наших землях объявлялись степные кочевники: татарские царевичи со своими отрядами шастали. Жгли и грабили они города и деревни, тысячами убивали и угоняли в полон жителей. Вот поэтому одной из важнейших обязанностей старосты была охрана, оборона и спасение сородичей.

Благодаря заботам старосты свиридовцы не раз вовремя укрывались в лесах от набегов, не раз вступали в бои и оказывались победителями. Ни в лесу, ни в поле, ни на рыбной ловле не расставались они с оружием. И от тех схваток до сих пор остались в разных местах сторожевые, оборонные да погребальные курганы.

Появился на Москве сильный князь Дмитрий Иванович. Встревожилась Степь и пошла завоевывать Русь. В самый разгар полевых работ в Свиридове появился приказный из Москвы с грамотой: великий князь предписывал направить каждого десятого мужика в возрасте от 16 до 40 лет в ополчение. Староста подсчитал, и оказалось в селе таковых 120 душ. А кого послать, должен был решить сход.

На сходе жители долго спорили, а к одному не пришли. То тому не так, то другому не этак. И решили бросить жребии. На глазах у всех Свирид нарезал из пука ольховых прутьев 120 одинаковых палочек и н двенадцати сделал отметины. Старцы положили все жребии в холщовую суму и вручили ее самому старшему. Тот бережно встряхнул эту судьбоносную ношу, перекрестился на четыре стороны, а следом за ним повторили то же и другие жеребьевщики. Участники схода стали на колени.

А потом староста стал вызвать мужиков. Один из старцев вытаскивал из сумы жребии и показывал их народу.

Вытянули первый, второй, пятый, десятый жребии – все без отметины. Вызванные по ним мужики становились справа от старцев. На левой стороне пока не было никого.

Вытянули пятидесятый жребий, но отметины не было и на них. Сто восемь человек назвал Свирид, но жеребьевщики всем им вытянули судьбу хлебопашцев, а не воинов. И лишь двенадцать крепких, сильных сыновей Свирида, которых он намеревался назвать последними, оказались выбранными в ополчение.

В уважение к своему старосте старцы, а потом и весь сход, стали предлагать новую жеребьевку. И даже нашлись добровольцы, которые вызвались заменить сынов Свиридовых. Но отец на это не согласился.

Один из старцев сказал так: «Ты самый честный, самый уважаемый из нас, но Бог на твоих сынов указал постоять за Русь. Твоя воля – согласие дать или поклониться миру на пережеребьевку. Мир тебе не откажет!»

Свирид низко поклонился и ответил: «Вас, отцы, народ выбрал жеребьевку вести,  и вы у всех на глазах хорошо это сделали. А раз выпал моим сыновьям жребий за мир постоять, за Русь-матушку, то так тому и быть, это судьба!»

Через малое время пошли из Москвы через Коломну на Лопасн, мимо древнего Венева на Березуй к Дону великие ополчения русских княжеств. К ним присоединились и двенадцать сыновей Свиридовых. А потом, как хорошо известно, закипело знаменитое Куликовское сражение…

Несколько дней продолжались на Куликовом поле похороны. На самой середине поля увидели оставшиеся в живых горы вражеских трупов, а среди них насмерть порубленных братьев Свирида-младшего. Сам же он, пронзенный копьем, лежал распластавшись на знамени.

Узнав об этом, великий князь приказал положить тела братьев на большую повозку, накрыть их сбереженным знаменем и похоронить с великими почестями на их родине. И воля князя была исполнена. Тысячи людей со всей округи собрались на эти похороны. Местом же братской могилы была выбрана низина под горой у села Свиридова. Много горьких слез здесь пролилось. Но не успели люди разойтись с похорон, как сучилось чудо: на глазах у всех из-под горы сначала вроде незаметно, а потом сильнее и сильнее стали пробиваться двенадцать студеных ключей.

С тех пор прошли сотни лет. Много поколений сменилось в Свиридове. Да, и оно, разделившись на две части, переменило место. Но живет память о 12-ти братьях и о двенадцати ключах, в которых до сих пор не иссякает чистейшая вода.

Местность же и вздымающаяся над ключами гора сейчас чаще не Свиридовской, а Прощенной называется. Некоторые называют ее святым местом.