карта сайта
                           

 

 

                                                      WWW.VENEVA.RU   
                                                                        
 

 

Познавательный ресурс по истории города Венёва Тульской области и его окрестностей

 

Главная
История
Путеводитель
Находки
Фотографии
Туризм
Библиотека
Клуб
Форум
О проекте

 

 

 

 

 

СчетчикиRambler's Top100

 

© Денис Махель,
2004-2017

Все права защищены. Воспроизведение материалов сайта без согласия автора запрещено.

09:48

Электронная библиотека

 

 

БОИ ЗА ВЕНЕВ

Сергей Петрович Родионов
20.04.1976

    С первых дней Отечественной войны,  немецкое командование по всему советско-германскому фронту применило массировано танковые и мотори­зованные войска.

  Одной из задач для Красной Армии того времени было уничтожение танков противника. В Красной Армии того времена не было хорошей противотанковой полевой пушки. 45-мм противотанковая пушка не могла успело бороться с танками противника она, как правило, уничтожалась гусеницами и огнем танков противника. 76-мм наша пушка была предназначена для решения разнообразных целей, но в силу маломаневренности огнём и колесами, а главное большой высоты, так же не давала положительного в борьбе с танками противника.  По многим причинам, наше верховное командование с первых дней войны приступило к большому формирование артиллерийских противотанковых полков с зенитной материальной частью 85-мм и 37-мм зенитных пушек. 37-мм зенитная пушка /МЗА/ в составе зенитных и противо­танковых артиллерийских полков в основном решала задачи по воздушному прикрытии наших наземных войск в связи с господством авиации противника. Эффективно бороться с танками противника в силу малой пробиваемости брони, она не могла. Бои под Орлом, Мценском, Тулой показали, что танки противника безбоязненно шли на эту материальную часть и, как правило, гусеницами и огнем уничтожали ее, ибо 37-мм снаряд не повреждал его.

   Тяжелая зенитная 85-мм пушка имела большую скорострельность, начальную скорость снаряда и дальность стрельбы. Снаряд 85-мм зенитной пушки пробивал любой  немецкий танк того времени на два борта на дальность до 1,5 километра. В противотанковых арт. полках на эту пушку не ставили приборы ПУАЗО, поэтому уничтожение воздушных целей решалось побочно прямой наводкой с глазомерным определением трубка. Тумба позволяла в противотанковом варианте легко маневрировать огнем в 360 градусном диапазоне и легко переключаться на стрельбу по наземным и воздушным целям.

   Стрельба по танкам противника требовала от офицерского, сержантского и рядового состава большой хладнокровности, выдержки и больной практики стрельбы, если танки противника идут на батарею и какое либо орудие произведет не точный выстрел, т.е. не повредит или не подожжет его, то этот танк в течение нескольких секунд обязательно это обнаруженное выстрелом орудие уничтожит своим огнем,  это правило хорошо во время войны знали и всегда помнили орудийные расчеты. Личный состав знал и понимал, что танк противника надо подпустить всегда на такое расстояние, чтобы одним снарядом уничтожить цель,  подбитый танк противника для орудийного расчета был очень опасным. Поэтому во время войны по этому подбитому танку вали огонь до тех пор, пока он не загорался.  Но для того, чтобы уничтожить танк противника одним снарядом, нужна большая и непрерывная практика стрельбы, т.е. надо привыкнуть к бою.

   2-я батарея 702 ап ПТО РГК начала свой путь войны с Орла, где личный состав получил первое боевое крещение в единоборстве с 24-м танковым корпусом 2-й танковой группы Гудериана. Я, как командир батареи, до 702 ап ПТО РГК воевал в 753 противотанковом полку с той же самой 85-мм зенитной пушкой и к орловским боям пришел фронтовой дорогой с западной нашей границы,  поэтому начальные месяцы войны меня многому научили, но главное - дали большую практику тактически правильно выбирать огневые позиции батареи, руководить боем батареи, вести точную стрельбу прямой наводкой, как по наземным, так и по воздушным целям противника, и в первую очередь по танкам и самолетам противника.

   В боях под Мценском с 9 по 22 октября 1941 года, личный состав батареи научился прицельно вести огонь по движущимся целям и расходовать для уничтожения танка противника, как правило,  один снаряд, а также на 1-ой и 2-ой скорости поворотного механизма вести ствол орудия за самолетами не только на средних, но даже и на низких высотах, т.е. на бреющем полете. Бои под Болхов, Мценском, Чернью, Ясной Поляной, Косой Горою, Тулой закалили личный состав батареи, ликвидировали танкобоязнь, научили экономно расходовать боеприпасы за счет меткости стрельбы; личный состав научился грамотно выполнять любой приказ, решать любые тактические и огневые задачи.

   18 ноября при сильной поддержке авиации 47-му танковому корпусу удалось захватить Епифань, а 24-му танковому корпусу Дедилово. 18-ноября 24-ый танковый корпус достиг Болохово. 21 ноября 53-й армейский корпус занял Узловую.

   Согласно частного боевого приказа №08 штаба артиллерии 50-я армии от 20.11.41 года 2-я батарея 702 ап ПТО РГК была переброшена под г.Венев.
(Архив МО СССР ,  ф.314,   оп. 346414,  д. 1, с.23)

   Ночью  20.11.41 года 2-я батарея 702 ап ПТС РГК снялась с ОП в рай­оне ст.  Плеханове /Тула/, совершила марш и с рассветом 21. 11.41 г, прибыла в Венев.

   Утром 21.11. 41 г. над Веневом непрерывно и безнаказанно на бреющем полете летали самолеты противника, город не имел никакого зенитного прикрытия. Когда 2-я батарея 702 ап ПТО РГК подъехала к западной окраине г. Венева, командующий артиллерией 50-й армии полковник Лисилидзе мне приказал воспрепятствовать безнаказанному полету бомбардировщиков противника над городом. Батарея заняла огневую позицию справа от дороги откола огонь по самолетам противника прямой наводкой, в результате интенсивной стрельбы, два самолета противника получили прямые попадания, загорелись и, объятые пламенем над городом, упали, летчики выбросились на парашютах и были взяты в плен. Интенсивная стрельба батареи привела к тому, что самолеты противника прекратили полеты на малой высоте и перешли к полетам не средних высотах.

   В 14.00 21.11.41 г., в связи с уменьшением интенсивности полетов авиации противника над г. Венев, командующий артиллерией 50-й армии полковник Лисилидзе приказал мне сменить огневую позиции батареи и занять ее в д. Семьянь.  В д.Семьянь боевой порядок батарея заняла южнее церкви. Самолеты противника на высоте 50-70 метров непрерывно летали над деревней. Батарея немедленно стала вести огонь по низколетяшим самолетам противника.

   К   утру 22.11.41 г.  по приказу полковника Лисилидзе, батарея прибыла в г. Венев, заняла боевой порядок где сейчас автовокзал и стала осуществлять зенитное прикрытие города, вскоре было сбито два самолета противника, которые над городом загорелись, а летчики, спрыгнувшие на парашютах, были взяты в плен, во второй половине дня 22.11.41 г. в г.Венев прибыли три батареи 37-мм МЗА, которые заняли боевой порядок в городе. С этого часа город стал плотно прикрываться зенитным огнем.  2-я батарея 702 ап ПТО РГК, ведя огонь по самолетам противника вместе с другими 37-мм батареями МЗА, сбила еще два самолета противника и взяла в плен одного летчика, спрыгнувшего с горящего самолета.

   Во исполнения указания члена военного Совета 50-й армии полковника Сорокина и устного приказа командующего артиллерией 50-й армии полковника Лисилидзе, к исходу дня 22.11.41 г.  2-я батарея 702 ап ПТО РГН оставляет боевой порядок в г. Веневе и занимает его в д. Семьянь, с задачей: остановить противника, двигавшего из Сталиногорска на Венев и хотя бы на несколько часов задержать его группировку на том рубеже, силы и состав противника полковник Лисилидзе не указал.  2-я батарея, заняв огневую позицию на южной окраине Семьянь, в вставшее светлое время дня вела огонь по самолетам противника, непрерывно летавшим на бреющем полете.

  Тогда, когда начало смеркаться, заметил автомобиль, двигавшийся на предельной скорости из Теребуша в Семьянь. Этот автомобиль был остановлен в Семьяне. Со слов шофера сидящего в кабине офицера узнал, что из Сталиногорска двигается много танков и мотопехоты противника. Боевой порядок батарея тут же сменила и заняла его на западной окраине Семьяни. Личный состав приступил к инженерному оборудованию боевого порядка и подготовке боеприпасов к стрельбе.  Необходимо добавить, что перед тем, как совершить марш из Тулы в Венев, в Туле были полностью загружены боеприпасами 34 автомашины ЗИС-5.  К утру 23.11.41 г.  у каждого орудия было разгружено и подготовлено к стрельбе боеприпасов с 3-4 автомашин, т.е. у каждого орудия в нишах было сосредоточено большое количество штабелей. К утру 23 ноября 1941 г. 2-я батарея была полностью готова к большой стрельбе, личный состав батареи понимал ответственность боевой задачи и был готов к единоборству с противником и выполнению поставленной командованием 50-й армией задачи.

   Вечером 22 ноября 41 г. с колокольни Семьяни пристрелял изгиб доро­ги у д.Теребуш и орудия записали установки для стрельбы.

   23.11.41 г. дивизии Гудериана к 7:00 подошли к д. Семьянь по шоссе Сталиногорск-Венев.
(АРХИВ МО СССР.Ф. 314, оп.  3464 14, Д. 1,  с. 26.)

   В действительности из Сталиногорска на Венев двигался,  но у д. Семьянь был, остановлен 34-й танковый корпус; командир корпуса генерал танковых войск барон Гейер фон Швеппенбург и состоял из 3-й танковой дивизии, которой командовал генерал-лейтенант Модель, и 4-й танковой дивизии, которой командовал генерал-майор фон Лангерман унд Эрленкамп, 17-й танковой дивизии, которой командовал генерал-майор фон Арни. В трех танковых дивизиях насчитывалось около 600 танков.
(Гейнц Гудериан "Воспоминания солдата ", стр.  238, 240.)

    В 7.00 23.11.41 г.  первый эшелон колонны до 40 танков, 60 автомашин с пехотой и мотоциклистами подошел к д.Пожилки. командир 2-й батареи старший лейтенант Родионов, находясь на наблюдательном пункте, открыл по колонне беглый огонь из трех 85-мм:  пушек, тем самым заставил ее разбежаться и повернуть к д. Борщевое.
(АРХИВ МО СССР, ф. 314, ОП.З46414, Д.1, С. 26)

   Во время приезда из Красноярска в Венев дочери комиссара батарея политрука Налетова Г. И. - Плотниковой Валентины Григорьевны с мужем и двумя детьми летом 1973 года на могилу отца и дедушки, я впервые, спустя 30 лет после войны проехал по дороге из Венева на Семьянь и Теребуш, показал место батареи, колокольню Семьяни, разрушенную в последние годы, поле между Семьянью и Теребушом, когда-то заполненное горящими танками противника,  во вовремя войны боевые донесения писались, пользуясь картой.  Отсутствие этой карты не позволяет и в настоящее время иных толкований в названиях населенных пунктов.   Но из поездки в Семьянь и Теребуш в 1973 году уточнял, что изгиб дороги, пристрелянный вечером 22. 11.41 г.  находится на южной окраине Теребуш, колонна противника после 10 минутного беглого огня скрылась в овраге д.Теребуш. После прекращения беглого огня по первой колонне, противник убирал убитых, раненых и переносил их также в овраг Теребуш. это хорошо все было видно в стереотрубу с колокольни д. Семьянь, откуда управлялась стрельба батареи с полузакрытой огневой позиции.

   В 7.40, на том же самом месте появилась вторая колонна примерно такой же силы и состава. Открытый батарейный беглый огонь заставил и эту колонну разбежаться, повернув в д. Борщевое, так как она не просматривалась с наблюдательного пункта.
(АРХИВ МО СССР,  ф. 314, ОП. 3464 14,Д. 1, С. 27, 28.)

   Посла ведения 10 минутного беглого огня по второй колонне противника, с колокольни хорошо просматривалось, как убирались убитые, ранены в овраг Теребуш.

   Когда начинал вести беглый огонь, то колонна противника попадала под непрерывные дистанционные разрывы снарядов. Трубка, пристрелянная вечером 22.11.41 г. давала дистанционные разрывы на высоте 10-20 метров. От эти непрерывных дистанционных разрывов снарядов, местность покрывалась завесой земли. Колонна противника не могла преодолеть зону заградительного огня дистанционных разрывов, останавливалась, неся большие потеря в живой силе. За 10 минутный огневой налет, при интенсивной стрельбе батареи, каждое орудие выпускало по противнику до 20 снарядов в минуту, следовательно, за 10 минут батарея выпускала до 800 снарядов по каждой колонне. Вести огонь больше 10 минут боялся потому, что это могло разогреть стволы докрасна в вывести их из строя, что было дважды при тульских боях. В Туле каждый раз легко менял материальную часть, при боях у д. Семьянь этого делать было нельзя. Я знал, что колонны противника, скрывшиеся в овраге Теребуш, пойдут в атаку на д. Семьянь и впереди ожидал длительную стрельбу прямой наводкой по танкам противника. Так оно в действительности и произошло.

   В  8.35, по пути первых двух колонн двигалась и третья колонна до 30 танков, около 100 автомашин с пехотой и транспортом, но встретив уничтожающий огонь батареи разбежалась и также повернула на Борщовое. Размеры потерь, понесенных противником при обстреле трех колонн, установить не удалось.
(Архив МО СССР, ф. 314, ОП. 346414, Д.1 , с.28.)

   Подсчет танков и транспортных средств 24-го танкового корпуса производился с колокольни до подхода головных танков к пристрелянному рубежу дороги перед Теребуш и не учитывал тех танков, которые двигались в глубине колонны, которые не просматривались с колокольни, ибо после открытия беглого огня видимость колонны прекращалась из-за огневого и земляного завеса. По примерным моим подсчетам с колокольни д.Семьянь, танков двигалось 110, автомашин 220 с мотопехотой, большое количество мотоциклистов и другого мото-транспорта. В действительности в трех танковых дивизиях насчитывалось около 600 танков.
/Гейнц Гудериан "Воспоминания солдата", стр. 236/

   В 9.15, первая колонна появилась на северной окраине д. Теребуш. Орудия открыли огонь по танкам, в результате чего движение колонны было приостановлено. Так продолжалось до 24.11.41 г. и только тогда, когда автоматчики подошли в плотную к орудиям и минометный огонь осыпал минами пушки, уничтожив два орудия, танковая колонна могла через трупы бойцов и командиров батареи подойти в плотную к г.Венев.
(Архив МО СССР, ф.314, ОП. 346414, Д.1 , с.28)

   Из д. Теребуш при поддержке артиллерии и авиации, развернутым широким фронтом по всему полю начали двигаться к Семьяни до 50 танков, ведя по батареи огонь.

   Я упоминал, что если под г.Мценском расчеты научились уничтожать танки противника одним снарядом, то здесь, когда перед орудиями была хорошая видимость до 2-х километров, когда местность была ровная, когда хорошо можно было определить командирские танки, орудия, сосредоточив огонь по ведомым танкам, начали сразу же их поджигать.

   Первая танковая атака от д. Теребуш в направлении Семьяни продвинулась 300-400 метров и остановилась. Везде и всюду горели танки противника. Дым от горящих танков сильно затруднял наблюдение, но и не позволял просматривать и нашу батарею.

   Через минут 30, когда второй эшелон колонны противника из походного положения развернулся в боевой и выдвинулся на уровень головных горящих танков, началась совместная вторая атака на батарею, к этой танковой атаке добавилось энергичное продвижение батальонных и ротных минометов и пуле­метов противника в северной окраине Семьяни. Огонь минометов и пулеметов противника буквально накрывал каждое орудие, тем самым сильно мешал нам вести огонь по танкам противника. Не смотря на крайне тяжелую обстановку, батарея всеми четырьмя 85-мм зенитными пушками вела прицельный огонь по головным танкам. Горящих танков у противника добавилось. Вторая атака про­тивника была остановлена, она смогла продвинуться на полпути от д. Теребуш к Семьяни. Авиация противника делала непрерывные облеты батареи, производила разведку и бомбометание.

   Примерно через час, противник предпринял третью атаку на Семьянь, т.е. на батарею. Во время отражения третьей атаки загорелся сарай, находивший от правого орудия 100-150 метров, минометчики противника справа подошли буквально на 200-300 метров и прицельно сосредоточили огонь по каждому орудию батареи. Пулеметный огонь противника был доведен до наивысшей плотности, а в это время танковая атака упорно старалась продвинуться к д.Семьянь.

   В начале третьей атаки противника погиб комиссар батареи политрук Налетов Григорий Игнатьевич от рядом разорвавшейся мины. Управление батареей сильно затруднялось из-за ограниченной видимости от сплошных разры­вов мин, интенсивного пулеметного обстрела, непрерывного полета самолетов противника на бреющем полете и большого сосредоточения танкового огня по батареи. Большое количество горящих танков противника не позволяло тактически правильно выбирать цели. Пришлось перебраться на колокольню, где еще вечером 22.11.41 г. был установлен телефон и стереотруба. С колокольни хорошо просматривались маневры противника, глубина его боевого порядка и сравнительно легко было выбирать цели для стрельбы прямой наводкой.

   Силы наши таяли, но снарядов было еще много. Большое количество автомашин ЗИС-5 еще полностью загруженных боеприпасами находились в укрытии (резерве). Два орудия получили несколько прямых попаданий снарядов и мин и Были доведены до состояния лома, а к концу отражения третьей атаки и еще третье орудие получило от прямого попадания снаряда большое повреждение, хотя из него и можно кое как вести огонь.

   Тогда, когда батарея переживала тяжелое положение, когда она по существу была обойдена справа пехотой противника, когда в Семьяни горели постройки, когда от 4-х 85-мм пушек осталась одна, в это время из-за южной стороны церкви появился наш один танк КВ. Танки и пехота противника в это время подошли к Семьяни метров на 4 00,  но дальнейшего продвижения не имел. И вое его головные танки горели.

   Наш танк КВ не остановился на уровне батареи, не стал вести огонь из-за насыпи, что впереди церкви, а пошел в атаку на танковый корпус противника. С колокольни хорошо просматривались еще 5 наших танкеток, которые подошли к д. Теплое, остановились и стали с закрытой позиции вести огонь в сторону противника. Танк КВ, успешно продвигаясь вперед, подошел к горящим танкам противника, где и был подбит огнем артиллерии противника.

   Через несколько минут, а это было где то около 12 часов дня, слева от батареи появилась наша пехота 2-го батальона 115 полка НКВД старшего лейтенанта Пустового.  2-й батальон 115 полка НКВД в рассредоточенно-эшелонированном боевой порядке пересек рубеж д. Семьянь и энергично начал продвигаться к д.Теребуш, т.е. начал сближаться с танками противника. По батальону ствольная артиллерия и минометы противника сосредоточили огонь. Солдат, несший ствол от станкового пулемета упал. Этот ствол взял второй солдат, но вскоре и он был убит. Батальон вплотную подошел к танкам противника, но дальнейшего продвижения не имел из-за слишком большого сосредоточения по нему танкового, артиллерийского и минометного огня противника. 2-я батарея 702 ап ПТО РГК, занятая стрельбой по танкам, не могла помочь батальону в его продвижении.

   Противник, понеся большие потери в танках и в живой силе, прекратил атаки на Семьянь и перешел к огневому бою, как по 2-у батальону 115 полка НКВД, а так же и по 2-ой батареи 702 ап ПТО РГК.

   К 16.00 в батарее осталась одна 85-мм зенитная пушка, которая продолжала вести огонь по разным целям, а к 16.00 и эта пушка была повреждена прямым попаданием снарядов и мин. После 16.00 противник до наступления ночи атак на Семьянь не предпринимал. Передышку боя личный состав батареи использовал для оказания медицинской помощи раненым, их эвакуации, отправки убитых в д. Хавки для захоронения, а также ремонта пушек, тракторов ж автомобилей. Восемь человек убитых, в том числе ж комиссара батареи политрука Налетова Григория Игнатьевича, к исходу дня 23.11.41 г. захоронили на кладбище д, Хавки, что юго-западнее Венева 4-6 км. К 25-й годовщине освобождения Венева от немецких захватчиков, произошло перезахоронение всех героев 2-й батареи 702 ап ПТО РГК в братскую могилу города.

   Когда стало смеркаться, то для оценки обстановки взобрался на колокольню. Все поле между деревнями Теребуш и Семьянь было заполнено уничтоженными танками. Горящих танков насчитал 34, остальные тлели, те, которые были подожжены при первой и второй атаках, закончили гореть и стояли неподвижно на поле.

   Осмотр материальной части показал, что 85-мм пушки были доведены до состояния лома и только одно выло сильно повреждено во многих местах; трактора и автомобили были также все выведены их строя. В период затишья было исправлено своими силами одно орудие, один трактор и два автомобиля.

   Когда стало смеркаться, танки и мотопехота 24-го танкового корпуса начали справа движение на Хавки, в обход д. Семьянь.

   Чтобы избегать окружения, личным составом 2-я батарея (более 80 человек) после овладения противником Хавками оставил д. Семьянь и почта вместе с танками противника отошел к железнодорожной насыпи, где и занял оборону вместе со 115 полком НКВД, подполковника Сазонова и комиссара полка полковника Абрамова.

   Танки противника, создав на узком участке численное превосходство над нами, преодолели рубеж железной дороги, ворвались в Венёв. В городе открылась интенсивная стрельба, наша пехота, основу которой составлял 115-й полк НКВД и три батареи МЗА в городе оказали упорное сопротивление противнику, но отсутствие у нас полевой и противотанковой артиллерии в городе правело к тому, что в короткой бою танки противника огнем и гусеницами раздавили найти 37-им пушка батарей, не понеся особых потерь от огня МЗА.

24 ноября 24-й танковый корпус занял Венев.
(Гейнц Гудериан, "Воспоминания солдата", стр. 241)

   Личный состав 2-й батареи, оказавшись в тылу у противника после оккупации Венева, оставил рубеж железной дороги и, двигаясь через город, сосредоточился в Прудищах, где и занял круговую оборону.  24 ноября танки и мотопехота противника, минуя Прудищи, двигалась по всем дорогам и полям в направлении Серебряные Пруды в непосредственной близости от деревни. До вечера нельзя было и думать ни о каком выходе из окружения потому, что авиация противника на бреющем полете контролировала окрестности г. Венева и тех, кто пытался начать движение, уничтожала пушечно-пулеметным огнем и бомбовыми ударами.

    После тщательной рекогносцировки, личный состав 2-й батареи в ночь с 24-го на 25-е начал выходить из глубокого тыла противника на Серебряные Пруды. Большую роль, как проводниками батареи, служили школьники-пионеры деревни, которые хорошо зная проселочные дороги на Серебряные Пруды, успешно осуществили выход из окружения. Выходу из окружения помогли большие морозы, сковавшие земле и создавшие условия движения на только по проселочным дорогам, но и вне их т.е. по полю, а также ракетчики противника.  Подъезжая к той или иной деревне, мы останавливались возле нее и наблюдали, через определенные промежутки времени /5-10 минут/ из той или иной части деревни противник подавал ракеты. Ракеты подавались из той части деревни, где размещался личный состав противника, поэтому благополучно миновать ту или иную деревню было не трудно. Так, двигаясь осторожно от одной деревни к другой, за ночь с 24 на 25. 11.41 г. личный состав 2-й батареи миновал Серебряные Пруды и прибыл в Зарайск, где находился командующий 50-й армии генерал Болдин и другие офицеры из управления армии.

   «За потери 2-ой батареи в личном составе и технике, фашисты дорого поплатились. В боях за г.Венев с 24-м танковым корпусом 2-й танковой армией Гудериана, полком уничтожено:
С а м о л е т о в .............................. б,
Та н к о в ............................................ 36,
А в т о м а ш и н.............................. 15,
Солдат и офицеров ............................... до 2-х батальонов,
Кроме того взято в плен 5 офицеров летчиков.»
(АРХИВ МО СССР, Ф. 324,  ОП. 346414, Д.1, с. 29)

Командир 2-й батареи 702 артиллерийского противотанкового полка Резерва Главного Командования

Полковник Родионов

20.04.1976

 

Другие материалы о сражении за Венёв ...