WWW.VENEVA.RU

 

Познавательный ресурс по истории города Венёва Тульской области и его окрестностей
                  
                                                           

Главная
История
Путеводитель
Художники
Фотографии
Туризм
Библиотека
Клуб
Форум
О проекте

 

 

 

 

 

СчетчикиRambler's Top100

 

© Денис Махель,
2004-2018

Все права защищены. Воспроизведение материалов сайта без согласия автора запрещено.

20:43

Электронная библиотека

 

 

Венёвский революционный вестник за 1918 год
Отдельные заметки из газеты

Среда, 6 марта 1918 года, №1
(из фондов Венёвского краеведческого музея)

 

Пятница, 23 мая 1918 года, №61

(с.2)

Жажда былого
Посвящается Н.С.Галкину и Ко

Посмотрел я, да по выведал
От Веневскаго купечества;
Как они, мало видывал
Ненавистников отечества.

 Много жадности и тупости
И упорнаго невежества.
И смешны они до глупости
Не нажив денег множества.

В них во всем своем наличии
Разрослась нажива жадная
Лестно ложное безличие,
Что гиена кровожадная,

Приласкает и обнюхает
Покупателя зашедшего
На товар вам цену бухнет
Посмелее сумасшедшаго;

Зайдет дело про политику, -
Ихний бред – археология,
Объяснить удастся ль критику
Их зловредной психологии.

А любовь у них отечества,
Как сынов ея, сомнительна …
В ни погиб дух человечества
От наживы унизительной …

Душит враг родную нацию,
И они тому сочувствуют
Продолжая спекуляцию
Пьют смертельную, ст…

Г. Журин

 

Воскресенье, 2 июня 1918 года, №69

(с.2)

Зеркало Венева

   Венев. Сад. Наступающие сумерки.

   Преимущественно молодежь медленно в одиночку и парочками, если и не совсем полно, то изрядно наполнит сад.

   Трое молодых людей, разослав память военной службы шинель на только что появившийся на свет Божий зеленый ковер, видимо с далеко не с полными желудками, как теперь принять называть «обсуждают» о долгожданных работах по постройке жел. дор. Линии Узловая – Веневъ.

   На лавочке дама средних лет беседует с барышней довольно приятной наружности, худенькой, с невинным детским личиком – одним словом «ангелочком», губки бантиком, приложив одну руку к сердцу, другой, держа подаренную ветку подаренную кавалером цветущей черемухи, с широко открытыми глазами и слушает даму почти с пеной на губах доказывающей нервно жестикулируя непристойность для чести барышни ухаживать за женатыми мужчинами хотя бы молодых лет и приятных на вид.

   А там в углу сада, где кусты погуще расположились, как «поудобнее» двое деток с беззаботными личиками, мальчик лет 22 и девочка лет 18.

   У них свои, не менее других сложная задача.

   Вова, а правда будет хорошо устроить домашний спектакль … Ведь почти все есть, а главное помещение. У вас широкий сарай. Не правда ли, впрочем что вперед говорить? Ты на одной неделе за тремя барышнями ухаживаешь и всем обещаешь устроить спектакль.

   Э, Оля! Какая у вас привычка, не зная виновной стороны, бросать упрек. Ты хоть сейчас приписываешь мне вину, что я в течение недели за тобою по счету четвертой ухаживаю.

   Да, конечно, Вова я уже четвертая по счету являюсь, а …

   Брось, Оля, заладила: четвертой, четвертой … дело не в четвертой. Если хочешь, я откровенно, всю правду скажу … Пойми меня, мог ли я, как в голове, так и в душе держать тебя и быть хорошо расположенным ко всем им, да при том …

   Все вы так говорите, а там уже небось и пятую давно наметил.

   Прежде всего, Оля, ты должна знать, что все это простая, случайность. Мне пришлось познакомиться с ними; из-за стремлений к тебе я их оставил в покое, справедливостью моих слов будет служить недалекое будущее, когда ты сама убедишься.

   Не сердись, Вова, я шучу, на самом деле я давно уже наметила, что славный, и если б я сомневалась, то не стала бы даже знакомиться с тобою.

   Ну вот. Оля, стоило ли из-за пустяков время убивать! Мы ведь спорили, чуть ли не два часа, которые могли бы лучше провести. Я все таки считаю тебя виновной в этом; по сему давай раз навсегда уговоримся, если ты в чем-нибудь будешь несправедлива, то ты должна платить контрибуцию, ну что ли виде поцелуя; я в свою очередь буду несправедлив, - уплачу, тем же.

   Нет, если хочешь контрибуции, то ты будешь платить не тем же, а будешь покупать шоколад.

   Вова дал согласие и вместе с тем поспешил получить авансом контрибуцию, после чего, довольный победой, проводил побежденную и дома, засыпая в постели, предвкушал удовольствие получить такую же контрибуцию и от пятой по счету.

А. Вольский

 

Пятница, 7 июня 1918 г., №73

(с.4)

Протокол по делу Пигулевскаго
(продолжение)

31 мая 1918 года Следственная Комиссия по расследовании деятельности Заведывающаго приютом Веневскаго округа питомцев прибыв в приют приступила к составлении описи имущества, находящегося в цейхгаузе. Тут же от приютской прислуги получили сведения, что в своей квартире заведывающий приютом Пигулевский скрывает сахар, отпущенный для питомцев котораго дети не получали уже несколько дней.

  …

Вторник, 18 июня 1918 года, №81

По городу Веневу

Заведующiй Городской Хлебопекарней

   За переходомъ булочной бывшей М.В. Петровой Отделъ Городского Хозяйства.

   Назначенъ Заведующим Членъ Исполнительнаго Комитета Веневскаго Совдепа Алексей Михайлович Володинъ.

Представители от Отдела Городского Хозяйства въ Веневскомъ по податному налогу Присутствiи

   Избраны от Отдела Городского Хозяйства по податному налогу Присутствiе т. т. Янъ Яновичъ Ярословскiй и Дмитрiй Васильевичъ Волковъ. Вопросъ же объ избранiи кандидатовъ къ нимъ оставленъ.

 

Четверг, 20 июня 1918 года, №83

По городу Веневу

Приговоръ гражданъ Озеренской слободы о церковномъ старосте П.И. Радионовъ и священник Михаил Нектаров.

  На общемъ собранiи гражданъ Озернескаго сельскаго общества 12 iюня 1918 года, въ числе другихъ, былъ поставленъ вопросъ объ отношенiи гражданъ Озеренской слободы,какъ прихожанъ Введенской г. Венева церкви къ церковному старосте Родiонову и священнику этой церкви Михаилу Нектарову.

   Принимая во вниманiе происходящiе между священникомъ Нектаровымъ и старостой Родiоновымъ враждебныя оношенiя, по которымъ совместная служба этихъ лицъ въ нашей приходской церкви делается невозможной, собранiе постановляетъ: выразитъ нашему церковному старосте П.И. Родiонову глубокую благодарность и признательность прихожанъ за полезную и усердную службу и при предстоящихъ выборахъ старосты Родионова, просить его остаться на новый срокъ службы, не обращая вниманiя на отношенiя священника Нектарова, который в случае нежеланiя служить съ церковнымъ старостой Родiоновымъ, можетъ перейти на службу въ другой приходъ, о чемъ и составленъ протоколъ.

 

Воскресенье, 22 июня 1918 года, №85

ОБЪЯВЛЕНIЕ

   Довожу до сведенiя гражданъ г. Венева, и уезда, что такъ какъ Тульская губернiя объявлена на военном положенiи, то на заседанiи Веневскаго Исполнительнаго Комитета отъ 19 сего iюня, я назначенъ Чрезвычайнымъ Военнымъ Комиссаромъ по всему Веневскому уезду.

  Вся полнота власти по охране гражданъ отъ контръ-революцiонеровъ перешла ко мне, поэтому объявляю, что всякiя собранiя, митинги и гулянiя, если на то нетъ разрешенiя за моей подписью, ВОСПРЕЩАЮТСЯ.

   Выходъ на улицу разрешается: съ 6-ти часовъ утра по новому времени и до 11 часовъ вечера, также по новому времени.
   Для необходимыхъ выходовъ изъ дома въ неурочное время гражданамъ предлагается взять удостоверенiе въ Чрезвычайной Комиссiи, которыя выдаются въ комиссiи только съ 10 до 12 час. дня по новому времени.
   Виновные въ нарушенiи сего объявленiя, будутъ караться безпощадно.

Чрезвычайный Военный Комиссаръ РОГОЖИНЪ.

 

Отъ чрезвычайной комиссiи по борьбе съ контрреволюцiей, саботажемъ, спекуляцiей и злоупотребленiями по должностямъ.

   При Веневском Совете Рабочихъ и Крестьянскихъ Депутатовъ образовалась чрезвычайная комиссiя по борьбе съ контрреволюцiей, саботажемъ, спекуляцiей и злоупотребленiями по должностямъ, которая вступила в исполненiе своихъ обязаннстей 3-го сего Iюня.

   Комиссiя проситъ всехъгражданъ въ городъ и уезде оказывать ей содействiе и доставлять все сведенiя касающiеся котръ-революционных выступлений, агитации противъ власти Советовъ, саботажа, спекуляцiи и злоупотребленiй по должностямъ. Адресъ: г.Веневъ, пом. Совета, комната №10.

 

Среда, 26 июня 1918 г., №87

(с.4)

О национализации дома Д.А. Брежнева

   Комиссар Городского Хозяйства Стриженов сообщает, дом этот заложен за 7 тысяч руб. в Городском Общественном Банке. Истек последний срок, и день между тем не внесены и ожидать их не приходится. Кроме этого имеется ещё вторая закладная.

   Исполнительный Комитет постановил: В виду неуплаты долгов дом Брежнева признать собственностью Городского Общественного Банка, а вторую закладную аннулировать согласно декрета Совнаркома.

Н.С. Галкин

  Гражданин Н.С. Галкин просит об уменьшении наложенного на него в размере 20 тысяч руб. штрафа до 15 тысяч руб.и отмены постановления Совнаркома о выселении его за пределы Тульской губ.

   Испол. Комит. постановил: Прошение Галкина отклонить и объявить что он будет переведен в тюрьму за пределы Тульской губ. Постановление это считать окончательным.

На приличное жалование нужны музыканты

   В военный оркестр. С предложением адресоваться к А.М. Черносвитову. Г.Венев. Почтовая улица, д.Рекс.

 

Четверг, 27 июня 1918 года, №88

Объявленiе.

   Уездное Правленiе Союза Бедняковъ уведомляетъ всехъ гражданъ г. Венева, желающихъ вступить въ Союзъ Бедняковъ, чтобы таковыя являлись съ 8 ч утра до 5 ч. вечера въ зимнiй Демократическiй Клубъ (домъ Шаталовой) для записи.

   Все лица вступившiе членами Союза Бедняковъ получаютъ въ первую очередь какъ продовольственные такъ и другiе предметы первой необходимости.

Призидиумъ Союза Бедняковъ.

1918 г. Iюня 26 дня.

 

Пятница, 2-го августа 1918 года, №118

   Жители города Венева обязаны в теченiе трехъ дней по объявленiи доставить въ Отделъ Городского хозяйства (быв. Гор. Управа) сведенiя о числе имеющихся у каждого лошадей съ указанieмъ пола, летъ , масти и приметъ, а также всякаго рода повозокъ съ упряжью.

   За недоставку или неточную доставку сведений, виновные будутъ подвергаться строгой ответственности.

Отделъ Городского Хозяйства.

 

ОБЪЯВЛЕНИЕ.

   Доводимъ до сведенiй всехъ гражданъ Веневскаго уезда, что чрезвычайная Комиссiя 2 сего августа изъ дома Брежнева переведена въ зданiе Совета въ бывшее управленiе Комиссариата Юстицiи.

За Председателя Комиссiи И. Деминъ

 

Четвергъ, 8-го августа 1918 года, №123

Объявленiе.

   Симъ объявляю во всеобщее сведенiе, что подъ действие декрета отъ 21 января 1918 г. объ аннулированiи государственныхъ займовъ, подходятъ и вечные вклады, почему %% по нимъ будутъ выплачиваться только по 1 декабря 1917 года.

Заведывающiй Отделомъ Финансовъ Веневскаго Уезднаго Совета М. Петровъ.

 

Вторникъ, 13-го августа 1918 года, №127

ОБЪЯВЛЕНИЕ.

   Согласно постановления Соединеннаго Заседания Президиума Исполкома и Совнархоза от 8-го августа 1918 г. Отдел Народнаго Хозяйства сем объявляет, что временная предельная плата за помол зерна на мельницах Веневскаго уезда установлена за пуд:
   Для механических мельниц 50 коп.
   Для водяных 40 коп.
   Для ветряных 20 коп.

Кроме того Отдел Народнаго Хозяйства одновременно сим объявляет.

1) Что все мельники, без всяких исключений среди помольщиков, как граждан своей волости,  так и граждан других волостей, обязаны взимать с каждого помольщика за каждый сданный им пуд зерна к помолу один фунт  Государственного сбора по твердой цене. (См.примечание).

2) Что все квитанции, выдаваемыя мельниками гражданам-помольщикам за принятие к помолу от них зерна под страхом строгой ответственности обязательно должны быть сданы своим Сельским или Волостным Комиссарам для передачи последними их Волостному Совету для пересылки немедленно в Отдел Народнаго Хозяйства.

3) Гражданам-помольщикам на мельницах соблюдать строгую очередь.

3) Никакия самочинныя распоряжения без санкции Отдела Народнаго Хозяйства, как Волостных и Сельских Советов, так и отдельных граждан в мельничном деле не допустимо.

5) О всех незаконных действиях нарушающих предназначенный Отделом Народнаго Хозяйства план работ по мельничному делу  мельник и контролер обязаны немедленно донести Отделу Народнаго Хозяйства для привлечения виновных к самой строгой ответственности.

   За неисполнение сего к виновным будут приняты самые строгие меры.

   Примечание: до 10 фунтов никакой сбор не взыскивается, от 10  до 20 фунтов взыскивается полфунта и от 20 фунтов до 1 пуда взыскивается один фунт.

Заведывающий Отделом Нар. Хоз. П. Кубышкин

Председатель Совета Нар.Хоз. Терешкин

Заведывающий  канцелярией Отдела Кетуракат

Секретарь Алексеев

 

Поступившие деньги в Редакцию «Веневскiй Революцiонный Вестникъ» пожертвования в пользу бастующих железнодорожников Украины

От служащих Веневскаго Совдепа
Ф.Е.Романова 20р.
Е.П. Самойлова   3р.
А.И.  Конова  50к.
Н.А.  Гаврилова 1р.
Т.А. Базулиной 1р.
Н.М. Пастушков 15к.
Ф.П. Гаврилова 20к.
С.Н. Кашменский 50к.
Ф.Ф. Филина 20р. 50к.
Н.С. Слемзина 1р.
Н.  Попова (?) 1р.
Шуленина 3р.
В. Соколова 5р.
Ф. Семенова 10р.
В. Лебедева 2р. 50к.
П.С. Соловьева 10р.
М. Петрова 10р.
И. Стриженова 3р.
И.И. Бургасова 3р.
Г.Е. Ловягина 3р.
Хрисанова 2р.
Савельева 2р.
А. Терешкина 50к.
С. Стриженова 50к.
А. Росляков 1р.
А. Чиненов 50к.
А. Горбачева 3р.
А. Владимирскаго 1р.
Ф. Алексеев 1р.
Кетукуратова 5р.
Украинцева 3р.
Костин 40к.
А. Ульянова 1р.
Карева 1р.
А. Терновскаго 1р.
Н. Раева 5р.
М. Дудорева 1р.
Ф. Взнуздаева 1р.
Ф. Ежова 2р.
А. Оводова 2р.
Н. Рыбина 1р.
Я. Юдейко 5р.
Бочарова 10р.
Воронская 10р.
Д.  Колесникова 5р.
Г.Я. Дрозда 25р.
С. Коновалова 15р.
А. Стриженова 2р.
С.А. Камаева 2р.
Д.М. Казанскаго 2р.
В.Н. Точилина 2р.
Дедова 5р.
Е. Корневой 5р.
Н.С. Ивановой 2р.
Ф. Хомячева 25р.
М. Чеботарева 3р.
В. Алферова 5р.
С. Ефимова 3р.
Н. Белугина 2р.
Н.Лебедева 2р.
Е. М.Батракова 5р.
Ирошникова 3р.
И. Рагожина 20р.
Неизвестнаго 1р.
(Неизвестнаго) 1р.
(Неизвестнаго) 1р.
Итого 295 р. 75 к.
Всего поступило 617 р. 75  к.

 

Суббота, 31-го августа 1918 года, №141

Объявление.

Требуются столы конторские, шкафы книжные, стулья конторские и венские. С предложением обращаться в Веневское Товарищество Кооперативов, Большая Московская улица, дом Родионова.

 

Вторник, 3 сентября 1918 года, №143

Объявленiе.

Занятие во всех школах г.Венева и его уезда в настоящем учебном году начинаются с 15 сентября по новому стилю. Вступительные экзамены в средних учебных заведениях отменяются. Переэкзаменовки производятся с 1 сентября 1918 г.

Об этом Отдел Народного Образования доводит до всеобщего сведения.

Отдел Народного Образования при Веневском Совдепе.

 

Суббота, 7 сентября 1918 года, №147

Объявленiе.

Контора Советской Сельско-хозяйственой мастерской доводить до сведений жителей гор. Венева, что, лица желающие иметь у себя в домах электрическое освещение, благоволят обращаться за справками в контору означенной мастерской от 10 до 4 час. (нов. вр.)

Заведывающий мастерской И. Сазонова

 

Суббота, 7 сентября 1918 года, №147

Объявленiе.

   Веневская прогимназия (б. духовное училище) сим объявляет об открытии приема во все классы (I-IV) детей обоего пола в возрасте от 10 лет без экзаменов.

   Занятия будут производится (с 15-го сентября по нов. ст.) в помещении Реального училища (здание Совета).

   Запись вновь поступающих производится в канцелярии Прогимназии (бывшее помещение канцелярии Реального Училища).

   В Прогимназии преподаются предметы первых 4-х классов гимназии.
   Окончившия курс Прогимназии поступают без поверочных испытаний в V-й класс гимназии.

   Ученики I-III-го классов переведены в следующие классы.

Административно-Хозяйственная Комиссия.

 

Пятница, 13 сентября 1918 года, №152

Объявленiе.

   Настоящимъ доводится до всеобщаго сведенiя, что начало учебных занятiй во всехъ учебныхъ заведенияхъ г. Венева и его уезда откладывается до 1-го Октября (нов. Стиля).

Отделъ Народнаго Образованiя при Веневскомъ Совдепе.

 

Объявленiе.

   Начальникъ Веневской Народной Рабоче-Крестьянской охраны «Советской милиции» въ целяхъ введенiя точной регистрацiи населенiя гор. Венева, предлагаетъ домовладельцамъ города Венева въ семидневный срокъ доставитъ въ канцелярiю милицiи по установленной форме (адресный листок домовой книги) сведенiя о всехъ проживающихъ въ доме какъ членахъ семьи, такъ и квартирантахъ с имеющимся у нихъ документами на жительство и въ дальнейшемъ въ точности исполнить обязательное постановленiе Совета Комиссаровъ Веневскаго уезда отъ 1 апреля сего года. Виновные въ неиспоненiи сего будутъ наказаны.

Начальникъ милицiи Коновалов.

 

Объявленiе.

   Начальникъ Веневской Народной Рабоче-Крестьянской охраны «Советской милиции» приглашаетъ на службу въ Народную милицию Коммунистов на должность Заведывающихъ участками и милицiонеровъ.

   Условия прiема можно получать въ канцелярiи милицiи.

Начальникъ милицiи Коновалов.

 

Воскресенье, 6 октября 1918 года, №170

Объявленiе.

   Вновь открыта мастерская мужского и дамскаго верхняго платья при Веневскаго объединенномъ профессiональномъ союзъ. (Большая Московская ул., домъ Зайчиковой) подъ руководствомъ опытнаго закройщика и исполнителей, Московскихъ портныхъ.

   Производится прiемъ заказовъ, утюжка, поправка и починка.
Съ почтенiемъ КОЛЛЕКТИВЪ ПОРТНЫХЪ.

 

Вторник, 8 октября 1918 года, №171

Деятельность чрезвычайной комиссии.

   4 октября арестован и заключен в тюрьму впредь до особаго распоряжения учитель Багданов Михаил Герасимович активный участник учительскаго союза не признавшаго Советскую власти и демонстративно удалившийся со съезда учительства, созваннаго Советом. Богданова после съезда нужно было арестовать, но он от ареста тогда ускользнул и не известно где до сих пор скрывался.

   Бывший помещик Александр Сергеевич Небольсин за полное игнорирование распоряжений рабоче крестьянского правительства, выражавшееся в ношении запрещенной монархической кокарды, согласно постановления, заключен в тюрьму на шесть месяцев с несением общественных работ.

 

Суббота, 12 октября 1918 года, №175

ХРОНИКА

   Вчера, 11 октября, возвратился из отпуска т. И. М. Рогожин и вступил в исполнение своих обязанностей.

 

Пятница, 22 ноября 1918 года, №208

Последние печальные события

   Все это было сделано с ведома и согласия председателя Исполкома.

   Затем было созвано общее собрание коммунистов, где избран был Военно-революционный Комитет из троих для подавления восстания и постановлено еще расстрелять из главных виновников по одному, по два из каждой взбунтовавшейся волости, приблизительно человек 5-6.

   Затем мы получили сведения, которые потом оказались ложные, что убит коммунист Голованов в Клинской волости, а в Косяевской волости тоже положение довольно угрожающее.

   В Мордвесе же преступники уже пойманы и весь отряд вместе с Каширским едет к нам в

Венев на помощь, а для Косяевской и Серебряно-Прудской волости Кашира высылает ещё один отряд, который работал в Богатищеве.

   Только нужен там (в Косяевской и  Серебряно-Прудской волости) ответственный человек, который стал бы во главе отряда.

   И вот Революционный Штаб решил туда послать одного своего члена т. Милейковского, который должен был в эту ночь 8-го ноября туда же отправиться. Что касается остальных двух членов тройки Революционного Штаба, постановлено т.Рогожину ехать в Клинскую, затем в Бороздинскую и другие волости, а т. Панкову остаться в городе.

   Хотя очень опасно было ехать на лошади одному иди вдвоем в Серебряные Пруды, но т. Богданов уверил, что по дороге почти никаких деревень нет и, кроме того, лошадь очень хороша и во всякое время вывезет из беды.

   Так оно и было. Когда я, Милейковский, проезжал мимо здания Куребинского Совета, то собравшиеся там неизвестно по чьему созыву толпа тысячи в четыре или пять с ужасным криком бросилась за нами.

   Мы сразу почуяли смерть, но не обыкновенную, а ужасную. Нам представилась картина наших трупов, истерзанных, изувеченных и превращенных в ком какой-то грязной массы. И тут же решили мы живьем не сдаваться. Мы ударили по лошади и стали убегать. В это же время и подумал, почему же они не стали гнаться за нами на верховых, ведь так мы убежали, и тут же из толпы выделились сразу три верховых, потом ещё два, потом еще три, а затем еще и еще.

  Мы несемся во всю, а верховые за нами. И вот уже верховые около нас. Они выстрелили в нас раза три. Мы вынимаем револьверы и осматриваем их, приготовляем еще патроны и тут же из леса нам пересекают дорогу человек двадцать. Т. Богданов говорит: «Я буду стрелять в передних, а ты в задних», на что я ему отвечаю, чтобы он зря не стрелял, патроны жалел и очень близко их к себе не допускал. Но т.Богданов не вытерпел и допустив их к себе только шагов на 20, выстрелил два раза. Наши молодцы испугались и сразу двое из них, ближайшие упали. Верховые сзади сразу приудержали лошадей и мы за это время успели взобраться в гору, так как наша лошадь от выстрелов испугалась и ещё быстрее понесла. Тут я подумал, что уже есть спасение, ибо имеем дело с трусами и возможно ещё отстреливаться. Но верховые скоро убедившись, что никто из них не убит, еще быстрее стали нас преследовать. Они неслись по полям, по прямой линии, тогда как нам приходилось делать углы и вот двое из них уже заезжают нам спереди. Кроме того, тут из леса выехали на дрожках и также несутся за нами. Я спрашиваю Богданова, далеко ли ещё до Прудов и можно ли там найти спасение. А он отвечает, что до Прудов то не далеко, но отряда может там и нет, так как он мог ночью уехать в Косяево. Мы готовимся к бою, к смерти, но решили не дешево отдавать свою жизнь. Я упрекнул т.Богданова, что он зря выпустил первые две пули, и он обещает быть теперь бережливым. Тем временем мы поднялись на вторую гору и перед нами открылась железная дорога и каменный мост. Двое верховых, которые почти нас опередили, сразу стали приудерживать лошадей и остановились. К ним подъехали остальные и они стали о чем то совещаться. Тут мы еще быстрее понеслись, и мальчик у переезда, видя нашу быструю езду, не дожидаясь нас, открыл шлагбаум. Мы, приудержав немного лошадь, спросили у него, есть ли в Прудах отряд, на что он дал нам неясный ответ.

    Наших верховых уже не видать было, но мы еще не уверены в спасении, ведь можно ожидать, что и в Прудах то же самое будет, и попадем из огня да в полымя. Мы уже виду не показываем, что бежим, придерживаем лошадь и т.Богданов уверен, что тут мы спасемся, только если что-нибудь, нужно оставить лошадь и броситься бежать между домами.

   Так в ужасных сомнениях и ожиданиях мы подъезжаем к месту остановки отряда, и тут пред нашими глазами открывается целый ряд повозок с красноармейцами и пулеметами.

   «Ура!», крикнул т.Богданов, «Мы спасены».

    Мы слезаем с шарабана, смотрим друг на друга, и хочется друг друга обнять и поцеловать.

(Продолжение следует)

 

Наш театр

   Маленький театр при нашем веневском клубе «Пролетарий», едва начав свое существование, уже успел, по видимому, прочно завоевать симпатии широких демократических кругов города.

   Первые спектакли были праздничными, большей частью даже бесплатными, а потому судить об успехе театра, как такового, по этим дням было трудно: настроение публики было приподнятое праздничное, да и вся обстановка кругом — тоже праздничная.

   Но вот отзвучали праздничные фанфары, слишком громкие «догорели огни», слишком яркие, «облетели цветы», слишком пестрые и мы увидели в прошлое воскресенье наш театр в 

обыденной заурядной обстановке.

   И то что мы увидели, сразу — привлекло к этому, действительно нашему, театру все наши симпатии, сразу — дело почувствовать, что в этом театре мы найдем именно то, что Нам всего нужнее, как хлеб духовный: простую, незатейлевую, но строго художественную постановку хорошо продуманного и умело выбранного репертуара, чуждого тенденциозности, ходульности и мелодраматичности, но в тоже время вполне доступного пониманию широких демократических масс.

   Очень удачно была выбрана пьеса Д.А. Манефельда «Мученик страсти» и для наполнения ея нашлись хорошие силы. Особенно нужно отметить глубоко художественную игру талантливого артиста Калитина в роли душевно-больного князя Юрия Глинского.

   Артист дал ряд сцен, действительно потрясающих по своему художественному драматизму. Очень удачен был прогревший гвардеец Стрельский: роль эту цельно и жизненно провел т.Грошиков. В роли княгини Веры г-жа Скуланова дала образ, достаточно яркий; артистке не хватило лишь спокойной выдержки и достаточной аристократичности в манерах. Значительно слабее была г-жа Горская, несумевшая сделать роль Сони жизненной и еще слабее был т. Лирский, который из прекрасной роли Бердяева сделал нечто весьма бледное и натянуто — деланное. Великолепна была комическая старуха — птичница — г-жа Новицкая и довольно удачен в роли доктора тов. Хомутов.

   В поставленной в заключение двух-актной пьесе из жизни политических ссыльных «Однажды вечером» очень хорош в роли генерала т. Грошиков и много лучше, чем в первой пьесе — г-жа Горская, хорошо сыгравшая роль героини — ссыльной. Зато так де плох, как и в первой пьесе был т. Лирский и только яркая и выразительная игра «Табуретки» - Хомутова и прекрасная комическая старуха г-жа Новицкая окрасили исполнение пьесы.

   В общем же, повторяю, наш театр сразу и, по видимому прочно завоевал наши симпатии ради которых мы готовы простить ему и нетерпимо-долгие антракты, забивание проходов живыми заслонами, и сквозняки в зале, и дефекты кулис и декораций, и многое-многое другое, лишь бы он, этот первый в г.Веневе театр, так и остался, как он начал — вашим театром, столь нужным, в особенности теперь, широким, пробуждающимся от многовекового гнета, массам.

Андр.

 

ВЫПИСКА
из протокола организационного собрания членов инициативной группы по организации кружка любителей спорта в г.Веневе, состоявшегося 18 ноября.

    На собрании присутствуют 35 человек. Председателем собрания единогласно избран т. Володин, секретарем т. Куликов.

   На повестке дня следующие вопросы:

  1) Избрание временной коллегии.
  2) О товарищеской дисциплине.
  3) О коньках.

1-й вопрос: по произведенной подачи голосов записками в члены коллегии оказались избранными: Т. Т. Володин — 26 голосов, П. Н. Никитин — 22 г., К. Н. Куликов — 19 гол. И В. К. Вересовой 19 гол.

2-й вопрос: по вопросу о товарищеской дисциплине единогласно принята следующая резолюция: все члены кружка должны  беспрекословно подчиняться распоряжениям коллегии в деле проведения в жизнь всех ее начинаний по организации кружка. В частности же в виду того, что предполагаемый размер катка будет больше ранее существовавших катков  В Веневе и его первоначальная расчистка и дальнейшее содержание в исправности при больших снежных заносах невозможны силами одного сторожа, все члены кружка по предложению коллегии должны явиться в указанное место и время с необходимыми инструментами для чистки катка. За неявку на такого рода работы без уважительных причин виновные будут исключаться из членов кружка без права вторичного принятия в таковой.

3-й вопрос: по вопросу о коньках тов. Куликовым сделан доклад следующего содержания: т. к. у многих лиц, желающих вступить в члены кружка не имеется коньков, то Коллегия, желая помочь любителям спорта в этом вопросе, решила принять на себя закупку коньков нуждающимся в них. Для этой цели посланы справки в Тулу и Москву и сообщении имеются ли запасы коньков и их ценах. По выяснении этих вопросов в утвердительном смысле будет открыта запись лиц желающих приобрести коньки через посредство Коллегии.

   Председатель собрания Т. Володин.
   Секретарь К. Куликов.

 

ПО УЕЗДУ

Праздник революции и происшедшее движение в Толстовской волости

    К 10 часам утра 7 ноября нового стиля стал ото всех селений стекаться празднующий люд с красными знаменами большинство из которых были дети.

   Вот проходят дети большого Рогатовского училища во главе с учителем, неся впереди себя красные знамена развернутые, а черное знамя свернутое.

  Идут взрослые парни, девушки деревни Новой Мой горы с пением, «Смело Товарищи» … и с красным знаменем подошли и стали в порядок.

   При стечении более двух тысяч детей и части взрослых, председателем земельного отдела товарищем Филиным был открыт митинг.

   После приветствий разных ораторов, выступил товарищ Тарасов, который пояснил значение праздника революции, а также осветил замыслы международной буржуазии и когда, в заключение своей речи, что нам нужно иметь достаточную армию для защиты социалистической Республики и завоеваний революции, то его речь разными хулиганами и дезертирами враждебно прерывалась. Когда выступил с речью военный комиссар тов. Простаков, то толпа из части взрослых демонстративно ушла с митинга, который был закончен оставшимися товарищами и в заключение вместе с детьми была пропета вечная память борцам Октябрьской революции.

   При склоненных красных знаменах и развернутом черном знамени был пропет похоронный марш.

   Детям были розданы подарки и они радостные и счастливые с пением революционных песен разошлись по своим школам, а нам взрослым, глядя на детей, было так весело и радостно, что на миг было забыто все.

   Но вот слышны возгласы завтра все в город на митинг.

   8 ноября молодежь поехала в город на митинг.

   Но доехавши до Александровки, стали ждать других; кто раньше выехал и побывал в городе, спешил поскорее домой в беспорядочном виде. Тут ясно стало, что в городе, что-то случилось; всех поскорее потянуло домой.

   Но вот появляется кто-то с длинными волосами и открывает митинг. Человек с длинными волосами начинает призывать к порядку и, заканчивая свою речь, призывал, Толстовских на 9 ноября в возрасте от 16 до 55 лет собраться всем волостям и идти у Узуновской волости, оттуда, соединившись с Серебряными Прудами, идти на Венев, свергать Совет, и мы, говорит Аксиньинская и Дьяконовская волость, пойдем возьмем от, Мордвес и оттуда тоже на город. Как выяснилось человек с длинными волосами носит фамилию Горячев.

  9 ноября все начали готовиться к походу. Молодежь, не зная гибельного последствия выступления, подшучивали друг с другом, а старики в лаптях и в армяках, в руках с котомочками за плечами уныло шли за толпой.

   Бабы с плачем провожали дорогих своих родственников, не зная куда. Толпа возбужденно кричала, кто не пойдет, того к забору.

   Некоторые местные коммунисты скрылись, некоторые были арестованы.

   Толпа собравшись к волостному совету отобрала оружие, заняла почтовое отделение. Председатель Волостного Совета подчинившийся толпе исполнял все капризы разъяренной толпы.

   Но вот раздался шопот, что кто-то из коммунистов поехал в город и наверное скоро приедет красная армия, то это сразу всех охладило и, позабыв наказы Горячева, стали скорее убираться по домам.

   9 ноября приехало 6 человек красноармейцев, но все уже было спокойно. Все были как овечки.

   Бери кого хочешь свяжи да и стриги; лишь старики ходили да били себя по головам, удивляясь от чего это произошло и проклиная тех, кто все это начал.

   В настоящее время в волости спокойно и идеи Советской власти укрепились сейчас лучше чем были до выступления.

Наблюдатель.

 

Объявление.

   На 24 ноября с.г. в помещении Реального училища и на 22 ноября с.г. в помещ. Гимназии в 6 часов вечера (по новому времени) приглашаются родители всех учащихся г.Венева и уезда на общее собрание, на каковом будет обсуждаться вопрос, об организации школьных Советов.

Отдел Народного Образования при Веневском Совдепе.

 

От Советской библиотеки

   Советская библиотека в гор. Веневе (бывшая земская) просит всех читателей, как города, так и уезда, взявших книги для чтения, срок которых истек три недели и более, таковые сдать  до 28 ноября н. ст.

Советская библиотека.

 

Объявление.

   В виду сложения с себя обязанностей Начальника Веневской Уездной Милиции гражданином Одиночкиным, на его место назначен Начальник 5-го милицейского участка Варлаам Васильевич Гладышев, с 21 ноября 1918 года.

Президиум.

 

Объявление.

   Вследствие распоряжения Заведующего Тульским губернским управлением Советской милиции, довожу до сведения граждан г.Венева и его уезда, что все разрешения, выданные разным учреждениям и должностным лицам на право хранения и ношения охотничьих ружей с 20 октября с.г. считаются недействительными и подлежат перемене на новые. Порядок замены разрешений остается прежним, при чем каждое разрешение стоит 10 руб. в год, прошения на право получения разрешения должен быть оплачен гербовым сбором в два рубля.

Начальник милиции Одиночкин
Секретарь Казанский

 

Суббота, 23 ноября 1918 года, №209

Последние печальные события
(продолжение)

   Теперь остается немедленно — ехать с отрядом в Куребинскую волость узнать, что там вдруг случилось, почему такое волнение и возмущение, почему толпа так яростно кричала и гналась за нами.

   И по обыкновению, пока достали подводу, прошло часа два — три и мы, наконец, человек 60 вооруженных отправились туда.

   Не доезжая до с. Куребина услышали мы, что в с.Красном тоже Куребинской волости раздается особый гул, и видимо народ начинает собираться. Потом с криками «ура» толпа вывалила нам навстречу.

   Мы соскочили с подвод и стали готовиться принимать гостей, но видно гости напугались сразу повернули обратно и стали разбегаться кто куда.

   Когда мы вошли в деревню несколько человек вооруженных все время отстреливаясь верхом убегали от нас.

   Тут немедленно приступили мы к следствию, и что же оказалось?

   Сегодня на волостном сходе решили соорганизовать вооруженные дружины, которые должны выступить против Советов, выбрали по два по три командира от всякого села и эти командиры после общего собрания остались в волости и о чем-то там совещались. Кроме того постановили по предложению одного неизвестного субъекта, но видно знакомого Куребинскому комиссару, с которым он все время совещался, взять ст. Серебряные Пруды захватить телефоны и телеграф. Еще читали какую-то бумагу что поднялись и идут против совета шесть волостей.

   Все это было подтверждено целым рядом свидетельских показаний, за исключением только командиров и главного вдохновителя с.Красного, которые были пойманы и доставлены на допрос. Эти господа, как-будто упали с луны и ничего не знали, что кругом происходит, и на мой вопрос одному из них, знает ли он что происходит теперь в Веневе, он ответил: «говорят, что там расстреливают, но это видно враки». Когда же я ему заметил, что это не враки и мы докажем сейчас тут же на деле, расстреляв его самого, он ответил: «ну что ж». Так держался и второй.

   Но тут вдруг привели, ещё двух командиров, с.Анино только что пойманных вооруженных с ног до головы винтовками шашками и револьверами. Один ищ них показал, что избраны они обществом охранять волость едут в Куребино, другой же показал, что ехали в Красное узнать, что тут делается. На вопрос зачем они вооружены и почему это теперь только за все время с.Анино решило поехать в волость людей для охраны, наши доблестные командиры, которые уже успели объехать несколько деревень и были даже в Кормовской волости в с.Мочилах, упорно молчали.

   Таким образом положение, как видно, становилось угрожающим, реальные силы наши, чтоб побороть это восстание более морально, у нас очень незначительны, и потому необходимо действовать более энергичнее и быстрее, не останавливаясь ни пред чем.

   И тут было постановлено расстрелять всех четырех командиров и подстрекателей и тут постановление было приведено в исполнение.

   После чего отряд отправился на ночь в Серебряные Пруды.

(продолжение следует)

 

Еще несколько слов, посвященных памяти товарища И.М. Рогожина

    На днях мы лишились одного из лучших своих товарищей-борцов за счастье народа Ив. Матв. Рогожина.

   Покойный занимал у нас один из самых тяжелых и ответственных постов: в качестве председателя чрезвычайной комиссии он стоял на страже революции и можно смело сказать, что на этом посту он честно и самоотверженно работал до последней минуты своей жизни.

   Иван Матвеевич был чуткий и отзывчивый человек; он с большой осторожностью относился ко всяким доносам, среди коих нередко бывают клеветнические и, благодаря своим природным способностям, несмотря на небольшое свое образование, умел разбираться  в делах и находить истину.

   От Ив. Матв., благодаря его наблюдательности, не ускользали идейные и полезные люди, даже если они, благодаря своему прежнему общественному положению, и внушали сперва некоторые подозрения; убеждаясь из непосредственных наблюдений в искреннем желании этих людей отдать все свои силы и знания трудовому народу (я разумею тут нашу интеллигенцию), Ив. Матв. Умел ценить их и, в случае, если они попадали в затруднительное  положение, всегда оказывал им возможную поддержку.

   К врагам же революции и к изменникам трудового народа покойный относился беспощадно; но вместе с тем он черезчур смело действовал и слишком мало берег свою жизнь, столь полезную для народа, вследствие чего и погиб преждевременно. Но смерть не в силах стереть совершенно с лица земли наших славных борцов за светлые идеалы трудящихся. Их незабвенные образы останутся навсегда запечатленными в наших сердцах и память о них будет вечной.

Педагог

 

Воскресенье, 24 ноября 1918 года, №210

Последние печальные события

 На другой день прежде чем отправиться опять в Куребино, нужно же узнать делается в Косяево, куда я был командирован из Венева. На подкрепление послан был туда ещё раньше один отряд с пулеметом, но все таки не мешает знать, как обстоят там дела, как справляются они с восстанием.

   Я отправляю туда двух верховых, и сам с отрядом направляюсь в Куребинский волостной Совет.

   Приезжаю и тотчас приступаю к допросу куребинского комиссара который ничего даже не знает, что вчера тут происходило, и председателя волостного Исполкома, который все подробно сообщил мне, как подтвердили и другие свидетели.

   При том же он все время пытался оправдывать себя, на что я ему заметил, что он вовсе не обвиняется и оправдываться ему нечего. Кроме того, председатель вручил мне бумажку, которую передал ему Ламоновский комиссар и которую по настоянию толпы он выпущен был, вчера всем её прочел.

   Содержание ея приблизительно следующие:

   В Куребинскую волость.

   Дьяконовская, Аксиньинская, Щучинская, Толстовская, Новоприборная и Холтобинская волости поднялись и идут в Венев, чтоб действовать против Совета. Следует всем в вашей волости от 18 до 55 лет мужского пола собраться на 9-е ноября и пойти пешим порядком в Венев, чтоб действовать против Совета. При том де необходимо захватить с собою все имеющееся оружие о бомбы. Командиров каждое селение должно выбирать из более опытных и знающих военное дело.

   Место сборного пункта д. Александровка Толстовской волости.

   Из допросов свидетелей выяснилось что весь совет обезоружен и что с. Куребино избрало трех командиров, из которых двое были пойманы и доставлены на допрос.

   И что оказалось, один командир чистосердечно сознался и указал, что его насильно выбрали при том же давление оказал Куребинский комиссар и у него же осталась другая записка, которую привез неизвестный, где указано было взять ст. Серебряные Пруды и прервать телеграф и телефон и организовать боевые дружины.

   Комиссар впоследствии сознался, что была такая записка, но она осталась не у него, а у председателя.

   Последний же указал что если бы у него была эта записка, то ему надобности нет её скрывать раз он отдает первую. Что ка.. чего не знает, ибо некоторое время был арестован.

   Другой же командир притворился самым невиннейшим существом и ничего не знает, зачем ходил после собрания в Толстовскую волость и что он там делал. В тоже время, как первый все подробно рассказал ни чего не утаив.

   И глядя на этого молодого человека на его чистосердечное признание, которое совпадает с целым рядом свидетельских показаний приходится лишь сожалеть какой невинный человек попал в эту ужасную историю.

   В тоже время чувствуешь при допросе остальных, особенно Куребинского комиссара и второго командира с Куребина при их явном желании все это скрыть, доказывая этим деятельное участие их в восстании, помимо разных имеющихся у нас против них данных, что эти люди сыграли очень значительную роль в восстании, и они должны быль немедленно расстреляны.

   И тут же состоялось постановление, невинный был освобожден, а главные виновники расстреляны, и более богатые крестьяне этой волости принимавшие участие в восстании обложены контрибуцией.

   Еще раньше мне сказали что вчера были волнения в Толстовской волости и там по всей вероятности обезоружены и убиты члены совета и все коммунисты. Я еще в начале допросов послал в Толстые верхового, который вернулся как раз к нашему отъезду и сообщил, что в Толстых теперь все благополучно были арестованы и обезоружены члены совета, но в ту же ночь вернули обратно оружие и их освободили.

   Таким образом в Толстые нам уже нечего ехать, и мы вернулись опять в Серебряные Пруды.

(Продолжение следует)

 

Пятница, 29 ноября 1918 года, №214

Последние печальные события
(продолжение)

   В таких ужасных муках и страданиях для т.Левшина и Буслаева ожидавших каждую минуту своей смерти — прошла ночь. На утро им девочка в больнице сообщила, что в Беззубове собрался народ со всех деревень и с чем-то там все кричат. Затем эта девочка потихоньку передала им, что туда явились красноармейцы.

   Это было 15 человек красноармейцев, которые пришли из Узунова. Толпа сразу к ним обратились с вопросом зачем пришли. На что красноармейцы ответили, что пришли вместе с ними праздновать великий день Октябрьской революции. Но тут толпа крикнула: «обезоружить их», «и красноармейцы, отстреливаясь, стали отступать к лесу.

   Девочка опять сообщила т.Буслаеву, что красноармейцы отступили к лесу и толпа за ними погналась. И тут всякая надежда на спасение у т.Буслаева и Левшина пропала, и они каждую минуту ждали этой разъяренной толпы, которой не удалось перебить красноармейцев, и потому готовой теперь выместить всю злобу на их несчастных жертв народной темноты и невежества.

   Ужасные минуты …

   Однако, и то время, когда красноармейцы отступали и толпа с диким ревом гналась за нами, с другой стороны стал подъезжать отряд т.Толоконцева всего на всего в шесть человек, но с пулеметом.

   Заметив издали эту страшную картину, т.Толоконцев распорядился открыть пулеметный огонь в воздух, но видя, что толпа не унимается, он велел направить огонь в толпу. И тут сразу, хотя это было на разстоянии двух верст, заметно стало что многие в толпе пали от выстрелов, а другие сами прилегли. Кругом стало тихо, и толпы как и не было.

   Т. Толоконцев видя, что те красноармейцы ушли, а он остался с пулеметом, стал действовать на психику толпы, распоряжаясь, чтоб немедленно подошли другие пулетеметы. Но народ видя незначительное количество красноармейцев стали опять собираться и кто-то сообщил Толоконцеву что хотять у него отнять пулемет.

   Тут т.Толоконцев также выбрать своих представителей для переговоров, а самим разойтись иначе он будет стрелять. В числе представителей был избран т. Буслаев, которому сообщили, чтоб немедленно пошел к Толоконцеву.

   И характерно то, что как только т.Буслаев подошел к т.Толоконцеву он крикнул толпе: «Плачьте, что вы не убили меня». Но т.Толоконцев, принимая во внимание свои незначительные силы и всю серьезность положения здесь, объявил толпе, что Буслаев и Левшин им арестовываются и увозятся им в Венев. На что в толпе раздался возглас «так и надо этим подлецам давно бы так». Конечно это крикнул какой-нибудь кулачок.

   Когда т.Толоконцев вернулся в Пруды, он сообщил обо всем в Венев и по распоряжению Веневского Совета т. Толоконцеву был выслан Каширой в туже ночь отряд в 100 человек с тремя пулеметами. Т. Толоконцев на другой день отправился опять в Косяево, приступил к следствию и обложению виновных контрибуцией. Когда же я приехал в Косяево все уже готово было. Подстрекатели и главные руководители были уже пойманы, смертный приговор уж был им вынесен, только ждали утверждения. А их было человек 18. Слишком много крови, слишком много жертв. И я, считаясь главным образом не столько с наказанием виновных, сколько известным психическим воздействием на население решил, что наказаны должны быть не более двух человек на каждого взбунтовавшегося селения. А потому, отобрав главных виновников, а в особенности кулаков в числе 6 человек, я согласилсяна их расстрел. Остальных же велел выпустить на волю, чтоб сообщили они всем о своем заблуждении и о своем спасении.

   Так это и было сделано, и шести человеческих жизней, во имя спасения всего светлого, идеального и возвышенного от посягательства темных и зверских инстинктов толпы, не стало в тихий и чудный лунный вечер.

   Остальные же, тотчас же освобожденные с особой благодарностью и веселым радостным чувством разбежались по домам.

(ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ)

 

Приказ
Веневского уездного Комиссариата по военным делам
№149
Гор. Венев, Тульской губ. 22 ноября 1918 года
§ 3

   Приказываю всем отделам Уездного военного комиссариата переехать и разместиться в следующем порядке:

   Общий отдел, агитационно-просветительный, учетный, комендантская часть, должны разместиться в доме Киреева, на Торговой площади.

   Отделы: всеобщего воинского обучения, снабжения с подъотделом формирования и обучения должны разместиться в доме б.Огурцова, по улице Володарского.

   Бюро всеобщего воинского обучения должно разместиться в д. б. Петрова, по улице Володарского.

§ 8

   Печать Васильевского волостного комиссариата по военным делам, в виду ея похищения во время мятежа 9-го ноября с.г., считать недействительной и лица, пользующиеся ею с этого времени должны быть преданы суду революционного трибунала.

Подписал: Уездный военный комиссар Харчевников

Заведывающий общим отделом Т. Володин

 

Приказ
Веневского уездного Комиссариата по военным делам
№151

25 ноября 1918 г. Город Венев, Тульск. губ.
§ 1

   Печать и штемпель Бороздинского волостного комиссариата по военным делам, похищенные во время мятежа контр-революционеров 10-го ноября, считать недействительными и лиц, пользующихся ими, с названного числа немедленно задержать для предания революционному трибуналу.

§ 4

   Прибывший в сей комиссариат вновь назначенного на должность уездного военного руководителя тов. А.И. Остапов считать на лицо и принявшим должность с 21-го сего ноября.

   Справка: Рапорт А.И. Остапова №4.

§ 5

   Военный комиссар Урусовского волостного комиссариата по военным делам тов. Бизюков В., убитый во время мятежа контр-революционеров 9-го сего ноября, исключается из списка служащих по военному ведомству с того же числа.

   Справка: Рапорт Урусовского волкомиссариата №176.

§ 6

   Во время мятежа контр-революционеров 9-го сего ноября в Урусовском волостном военном комиссариате взломан шкаф с книгами, текущими бумагами и канцелярскими принадлежностями, из коих расхищено бумаги на 22 рубля, два карандаша по 65 коп., стальных перьев на 3 руб. 75 коп., сургуча на 1 руб. 80 коп. и чернильница ст. 50 коп., почему все документы и бумаги похищенные считать недействительными, к розыску похищенного инвентаря и бумаги приказываю принять меры как волкомиссариатам, так и комендантской части сего комиссариата.

   Справка: Рапорт Урусовского волкомиссариата №176.

   Подписали: Уездный военный комиссар Харчевников

                        Военный руководитель Остапов.

                       Заведывающий общим отделом Т. Володин

Верно: Делопроизводитель Юдин.

 

Суббота, 30 ноября 1918 года, №215

Последние печальные события
(продолжение)

   На другой день в 10 часов утра получаю с посыльным из Прудов телеграмму от Веневского Совета, что в Кормовской волости Совет разогнан, есть убитые, нужно принять меры.

   Тут не долго думая я приказываю, именно приказываю, в течении часа приготовить мне 15 подвод, в течении получаса приготовить обед и всем красноармейцам ровно через час уже быть вполне готовыми к отъезду.

   Дружно все мы поднялись и понеслись на спасение наших товарищей в Кормовской волости. На дворе стоял ужаснейший холод. Все мерзли как тараканы, но никто не жаловался и сознавая свой великий долг. В Прудах и позволил лишь остановиться на 15 минут, чтоб немного согреться, а там дальше понеслись мы без всякой остановки.

   К вечеру подъехали к с.Мочилы. При вступлении в село мы стали принимать все меры, как по отношению к взбунтовавшему, но комиссар и население так равнодушно нас приняли, что это сразу меня удивило.

   Потом оказалось, что это село наоборот спасло председателя волостного Исполкома и в восстании не участвовало.

   Отдохнув немного мы отправились дальше и, проезжая через Куньи Выселки передали там,  чтоб председатель волостного Совета и все остальные члены явились сегодня в помещение волости.

   Часов в 7 с полов. или 8 вечера мы подъехали к с.Кормовское и тотчас же направились в Совет. Там нашли мы каких то подозрительных сторожей, которые оставлены были повстанцами после разгона Совета.

   Я вошел в квартиру секретаря совета т. Говорова и тут увидел следующую картину.

   Жена Говорова, который был убит во время восстания ходит шатаясь по комнате, ее поддерживают две какие то девицы, а она все плачет и просит разрешения откопать его и похоронить по христианскому закону.

   Я стараюсь её успокаивать и уверяю ее, что завтра он будет тут у нея в комнате, обмытый, причесанный и в красивом гробу. Я начинаю постепенно ее допрашивать, как произошло убийство и урывками узнаю следующее.

   Утром в воскресенье собралась толпа и кто то в черном объяснив всем, что Веневский Совет разогнан все волости поднялись против и идут в Венев и что Ново Приборная волость уже давно пошла, а потому и Кормовской волости нужно также идти.

   Тут вышел председатель волостного Исполкома и объяснил, что вчера он послал нарочного в Подхожее, чтоб узнать по телеграфу, что слышно в Веневе и получился ответ, что там все спокойно.

   Тогда толпа, как видно кулаки, закричали убить его он за одно с ними. Но тут кто-то из с.Кормовского стал объяснять, что он не виноват, ведь он отказался, не хотел быть председателем, а его насильно выбрали.

   Председатель, услышав такие выкрики, смутился и стал искать глазами своих односельчан на дер. Куньи Выселки и из с.Мочил, но никого не было. Тогда он велел переписать какие здесь находятся, чтоб знать кто не явился и предложил отправиться в Куньи Выселки и в Мочилы, чтоб захватить их собою.

   Когда секретарь Говоров стал переписывать всех, кто-то к нему подскочил и, крикнув, «ты хочешь нас всех в тюрьму пересажать а потому переписываешь» стал его бить.

   Тут подскочили и другие приговаривая «Вот тебе налоги, вот тебе мобиилизация, вот тебе вчерашняя речь за советы» также зверски стали избивать его.

   Мутным взором, почуяв свою смерть, посмотрел т.Говоров на жену, которая не выдержала этого тяжелого испытания и тотчас же бросилась к нему и покрыла его собою. Но тут ее стащили и из столпы вышел один с винтовкой выстрелил ему в рот и сразу убил.

(продолжение следует)

 

Воскресенье, 1 декабря 1918 года, №216

Последние события на Урусовском участке

   10 ноября в 8 час. утра приезжает один товарищ-коммунист Урусовской волости и передает в Совет о печальном событии, что в Урусово съезжаются с некоторых волостей крестьяне вооруженные и хотят выступить на Венев, чтобы разогнать Совет и взять власть в руки заговорщиков противосоветской власти.

   Заслушав доклад товарища, Веневский Исполком немедленно выслал отряд для подавления мятежников. Отряд был в количестве 45 красноармейцев, из них 10 кавалеристов, 4 пулеметчика при двух пулеметах. Весь отряд был под командованием товарища Рогожина и нач. конного отряда Борисова.

 Я, как член Веневского Укомбеда, тоже был назначен Исполкомом в помощь ехавшим товарищам для подавления мятежа.

   Когда мы подъехали к одной деревни, не доезжая Урусова версты две, товарищ Рогожин приказал остановиться всему отряду и мы сделали маленькое обсуждение, какие принять действия, чтобы меньше было крови и жертв. Потом видим по дороге из Урусово идет один мужик. Мы его останавливаем. Рогожин начинает спрашивать, велика-ли в Урусово толпа; незнакомец отвечает, что народу много, тысяч приблизительно, четырнадцать. Тогда его спросили есть ли оружие. Он сказал: не знаю, но слышал, что есть. Ему передали, якобы, тоже люди, что мятежники имеют около ста винтовок и тысячи две патронов, шашки и револьверы, будто бы имеют и гранаты, но правильно никто не знал, как вооружены мятежники. После разговора с неизвестным, тов. Рогожин сказал, что пехота должна сойти с автомобиля, а пулеметчики — с повозок, разсыпаться цепью и идти на Урусово и подвозить пулеметы. Сам с конным отрядом поехал вперед, чтобы выяснить, как расположены мятежники и нельзя ли на них подействовать морально. Мятежники были расположены около леса, разбиты большими цепями, только лишь показался наш маленький конный отряд, как мятежники стали стрелять залпом по отряду, ранили одного кавалериста и лошадь. Вторую лошадь убили под Рогожиным. Наш отряд спешился и начал обстреливать противника. Мятежники в панике начали отступать, некоторые из них отстреливались, некоторые бросали оружие.

   Тогда пехота, услышав частые залпы выстрелов, рассыпалась редкой цепью, начала заходить в село Урусово. В это время из некоторых молотильных сараев и соломы, с огородов, стали раздаваться выстрелы, тогда наш отряд на выстрелы стал отвечать выстрелами, потом с той и другой стороны выстрелы прекратились. Пехота и пулеметчики собрались в одном месте, подъехал товарищ Рогожин, а кавалерия стала ловить мятежников и доставлять где был собран отряд, в том числе было доставлено пять человек, из них один был вооружен револьвером, остальные оружие бросили в поле. Когда Рогожин завал им некоторые вопросы, они отвечали: мы шли на Венев, по дальнейшим вопросам они отвечать отказывались. Рогожин сделал распоряжение их расстрелять, а некоторых арестованных мятежников отправили в Венев и весь наш отряд поехал в Холтобино ночевать.

   Когда мы приехали в Холтобино в Совет, члены Совета нам стали пояснять о некоторых вождях этого мятежа и выяснили, что мятежников было тысяч четырнадцать, ружей около ста штук, патроны были, шашки и револьверы, до шести сот повозок, которые подвезли мятежникам продукты и что мятежники были из разных волостей: из Новоприборной, Холтобинской, Урусовской, Спасской и Бороздинской.

   На второй день, утром, 11 ноября, Рогожин приказал трех арестовать, снял дознание и приказал расстрелять в Холтобине; потом нам сказали, что главнокомандующий этих мятежников был офицер Руднев из Гремячего. Рогожину сказали, что в Савине есть три агитатора.

   Наш весь отряд двинулся в Савино. Когда мы приехали в Савино, взяли в цепь деревню, поймали двух агитаторов, собрали собрание. Рогожин допросил контр-революционеров, снял дознание и приказал расстрелять. Из Савина отряд двинулся по направлению к Гремячему, не доезжая до Гремячего нам на встречу едет верховой, подъезжает к Рогожину, повидимому Рогожин и всадник друг друга знали. Всадник этот был из Гремячего, который сказал Рогожину: у нас в Совете были три агитатора, которые призвали народ вооружиться снова и пойти против Советского отряда. Контр-революционеры хорошо вооружены и поехали по направлению в деревню Лихачевку, едемте и мы, их перехватим. Товарищ Рогожин не долго думая, берет 5 кавалеристов и поехали в Лихачевку, полями, а остальной отряд поехал в Гремячее. Потом как мне передавли вернувшиеся кавалеристы, бывшие с Рогожиным,когда они подъехали к деревни, разбились на две части, одна из частей въехала в деревню, у одного из них, гремячевского товарища, по неосторожности получился выстрел, каковой дал знать контр-революционерам о прибытии наших товарищей. Бандиты сидели в чайной, моментально вскочили, выстрелили в наш отряд в наш отряд и крикнули: - «Что за люди?» Рогожин сказал: - «Свои». Они отвечали: - «Свои, слезайте с лошадей», наши кавалеристы хотели стрелять по бандитам, Рогожин по видимому растерялся и не приказал стрелять. Тогда  бандиты еще раз выстрелили и ранили одного товарища в руку, остальные наставили в упор ружья и приказали разоружиться и взяли их в плен и решили расстрелять, но масса сходилась все больше. Товарищ Рогожин хотел воспользоваться суматохой и бежать. Когда рогожин побежал, бандиты стали стрелять по нем и сразили его на смерть, но товарищи кавалеристы, благодаря суматохе бежали от контр-революционеров.

(продолжение следует)