WWW.VENEVA.RU

 

Познавательный ресурс по истории города Венёва Тульской области и его окрестностей
                  
                                                           

Главная
История
Путеводитель
Находки
Фотографии
Туризм
Библиотека
Клуб
Форум
О проекте

 

 

 

 

 

СчетчикиRambler's Top100

 

© Денис Махель,
2004-2017

Все права защищены. Воспроизведение материалов сайта без согласия автора запрещено.

21:17

Электронная библиотека

 

 

Дело о растлении дворовой девки Прасковьи Ларионовой коломенским купеческим сыном Никанором Ефимовичем Бочарниковым, 1861

ГАТО ф.838, оп.1, д.373
ЛЛ.7-174

 

Л.7

Выписка
из книги Веневского Городнического правления на записку словесных жалоб

   28 июля в 8 часов утра исправляющий должность квартального надзирателя Никитин, в Присутствии городнического правления доложил: вчерашнего числа в 6 часов по полудню прийдя по обязанности своей службы в Городническое правление, где в прихожей комнате стояли мне неизвестные два крестьянина и крестьянка, которые … кланятся говоря, что они временно-обязанные крестьяне Веневского уезда села Прудищи князя Оболенского Трофим и Марья Сергеева и пришли с жалобою, что племянница их дворовая девка одного с ними господина Прасковья Ларионова, в настоящее время находится в городе Веневе в доме солдатки Матрены Васильевой растлена каким-то поверенным Веневского откупа, и что она неполного рассудка, впрочем имеющая от роду 27 лет, к какому событию способствовала, как стало им известно, живущая в городе Веневе девка Олимпиада, почему пришли означенную племянницу из дома солдатки Васильевой вытребовать и с виновными в растлении поступить по закону, сами они объявили, как ныне пора рабочая, отправляются домой, и придут после. По поводу чего он в туже минуту отправился в дом упомянутой солдатки Васильевой, где нашел по показаниям означенную крестьянскую девку Прасковью Ларионову вместе с девкую Олимпиадою, из них 1-я стала ему говорить, что она действительно 23 числа в ночь растлена каким-то поверенным без её согласия, по приводе к нему ночью обманным образом девкою Олимпиадою, почему он взял её и вместе с Олимпиадой в городническое правление и как было поздно, оставил до утра сего числа на пожарном дворе, которых ныне (привел) в городническое правление.

 Л.24

1861 года июля 29 дня

  Судебный следователь г.Венева и Веневского уезда Мерцалов при ратмане Магистрата по делу о растлении дворовой девки князя Оболенского Прасковьи Ларионовой, в следствие постановления своего, состоявшегося 29 июля №1 допрашивал девку Олимпиаду которая показала:

   Олимпиада Елисеева временно-обязанная дворовая девка г.Теснинских, веневского уезда, от роду мне 36 лет, вероисповедания православного, на исповеди и у Св.Причастия была в прошлом году, грамоты не знаю, под судом не была, записана в полиции в число публичных женщин. В воскресенье 23 июля перед вечернею когда я шла мимо водочного заведения, стоявшей у ворот знакомый мне Иван Михайлович Бубнов, разговорившись со мной, просил между прочим, меня достать для поверенного их Бочарникова какую-нибудь девку. Я ему сказала, теперь у меня нет девок, а к вечеру может быть достану, - "зайди тогда ко мне". Перед вечером, идя по Введенской улице, мимо дома купца Мелехова, я увидела, что с работницей его Екатериной какая-то девица. Когда я подошла поближе к ним, они подозвали меня к себе, и Екатерина сказала: "нет ли для этой девицы местечка где-нибудь". Я сказала ей какие у меня места, "ты живешь по купечеству, больше меня знаешь местов", и … этими словами пошла я к себе на квартиру. За мною пошла и означенная девица. На дороге я разговорилась с ней, и между прочим сказала ей: "не хочешь ли я сведу тебя к поверенному, объяснив ей зачем …" Она в этот раз не согласилась и просила ей позволить отдохнуть у меня на квартире. Пришедши туда, я опять стала ей говорить о поверенном наедине – у погребице. Она сказала, "а если меня обманут там?" Я уверила её, что ей дадут 25 руб., если она невинная, и тогда она согласилась. Вечером пришел ко мне Бубнов и спросил: "приготовила ли я девку?" Я сказала ему: "готова". "Ну так приводи её, мы будем ждать". Я довела ее до ворот Бочарникова, который при Бубнове взял её за руку и повел её в комнату, а я пошла домой. Что происходило потом между ними мне не известно, потому что я не была там. На другой день в раннюю обедню пришла ко мне на квартиру та же девица и стала жаловаться, что он ее обманул, лишил невинности, а дал только 35 коп. и просила меня сходить к поверенному получить с него обещанные деньги. Я ходила к нему, но не застала его дома. Когда я воротилась от него на свою квартиру, то дожидавшаяся там девица, по моей просьбе, отдала мне при хозяйке 10 коп. и ушла домой, в деревню, как по крайней мере она сказала мне. Денег при этом я у ней не отнимала, в шею ее не вытаскивала, а ушла она сама и деньги давала мне добровольно. Сводничеством я не занимаюсь, а пришлось в первый раз, и то обманули. Бочарникова я того времени не знала и в глаза его не видала, он просил меня через Бубнова найти какую-нибудь девку, а не прямо невинную.

Все это показываю по самой сущей справедливости.

 

Л.26
1861 года июля 29 дня

   Судебный следователь г.Венева и Веневского уезда Мерцалов по делу о растлении дворовой девки Прасковьи Ларионовой, в следствие постановления своего, состоявшегося 29 июля за №1 в квартире своей в г.Веневе при ратмане Магистрата допрашивал прикосновенного к делу мещанина Бубнова, который показал:

   Иван я Михайлов Бубнов, веневский мещанин, от роду мне 26 лет, веры православной, на исповеди и Св. Причастия был в прошлом году, грамоты не знаю, под судом не был, нахожусь рабочим при Веневском Акцизно-откупном комиссионерстве. В воскресенье 23 июля я работал на Водочном заводе и в то время девку Олимпиаду может быть видел, может быть встретил её, с ней только ничего ей не говорил, ни о чем ее не просил и в тот день вечером у ней на квартире не был. Вечером кончившим работу на водочном заводе, я зашел в подвал и оттуда вместе с другими рабочими отправился домой в квартиру свою, которую я нанимаю у мещанской девицы Аксиньи Чековой. Пришел я домой часов в пять и поужинавши с женою, лег спать. Хозяйку свою я видел, в то время, но видела ли она меня, я не знаю, потому что, когда я пришел и ужинал она лежала на кровати и может быть спала. У подвального Бочарникова я в тот день ни утром ни вечером не был, ни каких поручений на счет девок от него не слыхал, привести девку в его квартиру не помогал, у ворот не стоял и к нему в квартиру никакой девки не впускал.

   Что делал Бочарников в ночь под понедельник, ночевал ли он дома и с кем, я не знаю. Я видел его вечером только в подвале, и из подвала мы с ним вышли вместе. Все это показываю по самой сущей справедливости и если что либо показано мною ложно, подвергаю себя ответственности по уголовным законам.

 

Л.28
1861 года июля 29 дня

  Судебный следователь г.Венева и Веневского уезда Мерцалов по делу о растлении дворовой девки Прасковьи Ларионовой, в следствие постановления своего, состоявшегося 29 июля за №1 в квартире своей в г.Веневе при ратмане Магистрата допрашивал обвиняемого поверенного Бочарникова, который показал:

   Никанор я Ефимович Бочарников, коломенский 3 гильдии купеческий сын, от роду мне 27 лет, веры православной, на исповеди и у Св.Причастия ежегодно бываю, грамоту знаю, под судом не был, служу при Веневском Акцизно-откупном комиссионерстве в должности подвального. В воскресенье 23 июля вечером по окончанию занятия … подвала, отправился на свою квартиру, куда пришел, по требовал себе ужинать, и поужинав пошел спать в свою комнату … В 10-м часу пополудни в этот день, а равно и вечером Бубнов у меня в квартире не был и я его никуда не посылал и ни о чем не просил, девушки ни какой в тот день вечером никто ко мне в квартиру не приводил, и я у себя вечером и ночью в квартире никого кроме хозяев не видал, а потому и рассчитываться мне было не с кем и не за что. Оказанную в полиции девушку я никогда прежде не видал, и у себя дома, в котором я квартирую Ивана Дмитриева Мелихова и жены его Анастасии Ефимовы. В воскресенье вечером и в ночь под понедельник они были дома. Квартирую я не один, с дистаночным поверенным Иваном Григорьевичем Филипповым, которого в то 23 число не было, он отправился в уезд и под понедельник он дома не ночевал, и почему означенная девушка обвиняет меня в нарушении её невинности я не знаю. Я ее у себя и нигде никогда не видал, и потому склонять ее угрозами не мог к любовной связи со мной. Все это показываю по самой сущей справедливости и если что-либо показано мною ложно, подвергаю себя ответственности по уголовным законам.

 

Л.32
30 июля 1861

Жена Бубнова – Марфа Васильевна, 26 лет, подтвердила слова мужа.

Л.36
30 июля 1861

   Судебный следователь г.Венева и Веневского уезда Мерцалов при ратмане городового Магистрата по делу о растлении дворовой девки Прасковьи Ларионовой, в следствие постановления своего, состоявшегося 30 июля за №2 допрашивал в качестве свидетеля солдатку Матрену Васильеву, которая показала:

   Матрена я  Васильева Федорова, жена отставного рядового, от роду мне 34 года, веры православной, на исповеди и Св.Причастия была в прошлом году, грамоты не знаю, под судом не была. В воскресенье 23 июля после вечерни привела откуда-то жилица моя Олимпиада Елисеева незнакомую мне девку, которая сказала мне, что она ищет где бы нанятся в горничные. При мне она ни о чем другом с жилицею не говорила, скоро я ушла за мукою, прихожу, они обе сидят у погребицы и что-то шепчутся между собой. В сумерки пришел ко мне в комнату веневский мещанин Иван Бубнов, покурил трубки и вышел не говоря со мной ничего. Но говорил он что-нибудь с Олимпиадой и девкою у погребицы, и на дворе я не видала и не знаю. Через четверть часа опять пришла уже одна и в девкином платье. Заметив это я сказала: "смотри Олимпиада, ты что-то недоброе затеваешь". Она промолчала. На другой день утром в раннюю обедню пришла моя жилица откуда-то опять с девкой. Олимпиада стала просить у ней денег за сводничество, девка сказала ей. «Он дал мне только три гривенника, а больше не дал потому, что боялся, что я его обману – вечером не приду". Олимпиада побежала куда-то и возвратившись сказала: "что же ты врешь, он дал тебе четыре целковых, дай же мне чего-нибудь, за хлопоты". Девка вынула из кармана при мне 40 коп. серебром и отдала Олимпиаде и тут же ушла. При этом Олимпиада у девки денег не отнимала и в шею ее из комнаты вместе со мною не выпихивала. На третий день, когда пришла ко мне та же девка со своими родными и стала жаловаться, что порушили её честь, я вывела за руку ее из комнаты, но опять не выпихивала ее. Из разговора девки с Олимпиадой, бывшего 24 числа утром, я узнала, что Олимпиада водила ее ночью к какому-то поверенному. Из этих разговоров и из веселого вида девки я могла заметить так же, что она не насильно была уведена к Поверенному, а сама согласилась идти к нему. Все это показываю по долгу принятой мною присяги.

 Л.40

   Допрос Ларионовой не состоялся из-за её сильного беспокойства, несвязных показаний и жалоб на головную боль. 24 июля она была принята на жительство на квартиру к купеческом сыну Михаилу Михайловичу Бородину «из сострадания», купец подтвердил её расстройство. В следствии расстройства здоровья Ларионовой следователь предписал отправить её в Городскую Больницу.

 

Л.44
22 августа 1861

   Судебный следователь г.Венева и Веневского уезда Мерцалов при ратмане магистрата, по делу о растлении дворовой девки князя Оболенского Прасковьи Ларионовой, в следствие постановления своего, состоявшегося 22 августа за №4 допрашивал девку Ларионову, которая показала:

  Прасковья, я Ларионова Сасулина временно-обязанная дворовая девка князя Оболенского, от роду мне 27 лет, веры православной, на исповеди и у Св.Причастия была назад тому лет семь, грамоты не знаю, под судом и следствием не была. В воскресенье 23 июля пришла я в г.Венев из села Прудищи искать себе место. Идя по улице неизвестно какой, я увидела сидящую у ворот женщину и спросила у ней нет ли куда нанятся в горничные. Когда мы разговаривали с ней об этом, то мимо нас проходила какая-то другая женщина, у которой первая спросила: «нет ли места где для этой девицы?», она сказал: «есть, пойдем». Я и пошла с ней на квартиру её, и там стала … просить чтобы она поскорее приискала мне место. Она сказала мне: "погоди немного я по поведу тебя к поверенному, у них есть место в горничные" , но говорила ли, она мне в то время о любовной связи не помню. Она намекала мне только что он дороже даст других, но за что я не понимала, потому что никогда не имела дела с мужчинами. В сумерки после того как приходил к ней от поверенного оказанный мне в полиции рабочий и уверил меня со своей стороны, что поверенный ищет себе горничную. Олимпиада, переодев меня в свое платье под тем предлогом, что поведет к хорошим людям, отвела меня в неизвестный мне дом. Подведя к воротам она сдала меня какому-то молодому мужчине, который схватил меня за руку и увел в свою комнату, при этом был и оказанный рабочий, который запер за нами ворота. Когда я вошла в комнату поверенного, он запер дверь на крючок и стал склонят меня к любовной связи, уверял, что он женится на мне, наймет мне хорошую квартиру, даст много денег, я не соглашалась, но он заткнул мне рот и положил на кровать, лишил меня невинности. На другой день рано утром он отпустил меня со своей квартиры, указав дорогу к Олимпиаде и давши 35 коп. серебром. Не дал он больше в то время потому, что просил приходить вечером, когда обещал расплатиться честно со мною. Но я не польстилась на его обещание и не была у него больше, а от Олимпиады, которая отобрала у меня и последние деньги, бывшие при мне, отправилась домой в село Прудищи, где плакала о потере своей невинности долго лежала без чувств. Все это показываю по самой сущей справедливости, а что я показывала в полиции о своем согласии на любодеяние с поверенным, то наговорила на себя в замешательстве и по головокружению, от стыда и страха властей. Бесчестие нанесенное мне против воли и обманом так тяжело мне переносить и теперь, я не бросила своего намерения наложить на себя руки, каковое высказывала прежде в Больнице, что и говорю по правде.

 

Л.47
22 августа 1861 года

  Очная ставка хозяев квартиры Бочарникова с Ларионовой. Хозяева видят её в первый раз. Ларионова так же в первые раз видела хозяев.

 

Л.49
22 августа 1861 года

   Судебный следователь г.Венева и Веневского уезда Мерцалов при ратмане магистрата, по делу о растлении дворовой девки Прасковьи Ларионовой, в следствие постановления своего, состоявшегося 22 августа за №4 в квартире своей в г.Веневе допрашивал в качестве свидетеля хозяина купеческого сына Бочарникова, который показал:

  Иван, я Дмитриевич Мелихов, веневский мещанин, от роду мне 68 лет, веры православной, на исповеди и у Св.Причастия ежегодно бываю, грамоту знаю, под судом не был. В воскресенье 23 июля жилец наш поверенный Бочарников пришел домой в сумерки, я запер за ним ворота, а он поужинал и отправился в свою комнату. В это время рабочего конторы Ивана Михайлова Бубнова у нас не было. После ужина во всю ночь шума и крика в комнате жильца своего я не слышал. Хоть я глух от старости и комната жильца отделяется от самих капитальною стеною, но все-таки слышный разговор, а тем более крики я услыхал бы тогда, как и всегда слышу. Отпирал ли мой жилец кому-нибудь ворота после ужина, как я их запер, и впускал ли кого, я … не слыхал, хотя у нас в комнатах слышно бывает, если калитка открывается. Утром на другой день, я тоже не слыхал, что бы кто-нибудь выходил в ворота со двора. Жилец наш живет уже третий год у нас, но никогда я не замечал, что бы он водил к себе на ночь девок. Все это показываю по долгу принятой мною присяги.

 

Л.51
22 августа 1861

   Допрос хозяйки Бочарникова, Анастасии Ефимовны Мелиховой, 62 года.
Она подтвердила показания мужа.

 

Л.53
23 августа 1861.

   Мерцалов решил опросить соседей Мелиховых и произвести осмотр комнаты Бочарникова.

 

Л.54
24 августа 1861

   Судебный следователь г.Венева и Веневского уезда Мерцалов по делу о растлении девки Прасковьи Ларионовой, в следствии постановления своего, состоявшегося 23 августа за №5, пригласив Ратмана Магистрата, сторонних людей и взяв девку Ларионову, отправился со всеми этими лицами: а) по городу Веневу, что бы девка Ларионова или сама указала дом, в котором квартирует купеческий сын Бочарников, или признала его, когда он будет показан ей и б) в квартиру Бочарникова для осмотра комнаты. Причем происходило следующие:

   а) Ларионова, быв водима по разным улицам, дома, где квартирует Бочарников, показать не смогла, отзывалась не знанием улиц г.Венева, не памятованием примет дома, кроме того, что дом этот стоит на углу улицы; так что даже когда была подведена к дому его не узнала. Когда же Ларионова была введена на двор дома, то признала, что действительно, в этом доме была, лишена невинности, указала крыльцо, по которому была введена в комнату, но хода из сеней в комнату Бочарникова не смогла найти, быть может по темноте в сенях вечером.
  б) Предварительно указание Ларионовой того дома, она была расспрошена, как о расположении комната, занимаемым Бочарниковым, так и о мебелировании их, при чем Ларионова объяснила, что в комнате Бочарникова находятся две кровати, один стол посреди комнаты у стены и два стула. В) По осмотру комнаты Бочарникова оказалось, что в той комнате действительно находятся две кровати, один стол посреди комнаты, но стул один. Это сходство показаний Ларионовой с мебелировкой ведет к тому заключению, что Ларионова действительно была в квартире Бочарникова. Но тоже расположение комнат Бочарникова опровергает показание Ларионовой о сопротивлении её.
  г) Комната с двумя кроватями, занимаемая Бочарниковым, отделяется от хозяйских комнат небольшою переднею, которая имеет три двери: а, входную с крыльца, б, из комнаты хозяев и в, в комнату где стоят кровати. Все эти двери створчатые и тонкие; дверь хозяйской комнаты находится против двери в комнату Бочарникова и в близи её; как по сему, так и по самому расположению комнат, по мнению сторонних людей, нужно положить, что если бы в комнате Бочарникова был бы какой крик или шум, то он непременно был бы слышен хозяевами дома.

 

Л.59
8 сентября 1861

На очных ставках с потерпевшей обвиняемые показаний не изменили.

Л.69
9 сентября 1861

  Следователь Мерцалов решил снять полицейский надзор с подозреваемых Бубнова и Бочарникова под поручительство купца Ефима Григорьевича Махотина.

 

Л.70
12 сентября 1861

  Допрос Екатерины Михайловны Анохиной, солдатки, работницы веневского купца Мешкова, 45 лет, неграмотная. Она слышала начало разговора Олимпиады и Прасковьи, и подтвердила показания последней.

 

Л.75
14 сентября 1861

  Судебный следователь г.Венева и Веневского уезда Мерцалов, по делу о растлении дворовой девки Прасковьи Ларионовой, в следствие постановления своего, состоявшегося 9 сентября за №7 допрашивал веневскую мещанку Аксинью Чекову, которая показал:

   Аксинья я Аникеева Чекова, веневская мещанская девица, от роду мне более 70 лет, а сколько истинно не знаю, …

  ... Знаю только, что Иван Михайлович водил компанию с подозрительными девками и бабами, которые часто к нему ходили, но зачем я не знаю, и не старалась знать…

 

Л.77
14 сентября 1861

  Следователь Мерцалов решил провести повальный обыск о поведении и образе жизни означенной девки чрез … жителей крестьян того же села.

   Семен я Евсеев Кулешов, временно-обязанный крестьянин князя Оболенского села Прудищ, от роду мне 64 года, веры православной, на исповеди и у Св.Причастия бываю в каждом году, грамоты не знаю. Дворовую девку одного со мною помещика Прасковью Ларионову я знаю, поведения она хорошего, девица смирная и честная, только простовата. Жила впрочем у нас на деревни не много, а больше в барском доме, в селе Лаптевке за 12 верст. Семьи у ней своей нет, она сирота безродная.

   Ларион я Осипов Горелов, 70 лет. Добавил: “Приютиться  ей негде, все родные её люди бедные и она не имеет никаких средств к жизни, к работе она не приучена, постоянно жалуется на нездоровье".

   Аксинья Савельевна Желобанова (50 лет), Самсон Филиппович Созонов (25 лет), Ефим Карпов Сосулин (50 лет), Федот Сергеевич Бабков (37 лет), Филимон Симонович Бабков (45 лет) – тоже дали подобные показания.

 

Л.81
14 сентября 1861

   Следователь Мерцалов решил произвести повальный обыск о поведении и образе жизни Ивана Михайловича Бубнова среди жителей Венева:

 1) Веневский мещанин Яков Иванович Аксенов, 55 лет, грамотный: "... ни в чем худом его не замечал".

2) Веневский мещанин Михаил Родионович Протопопов, 45 лет, грамотный: «... живет Бубнов бедно, содержит себя работой».

3) 3-й гильдии купец Максим Петрович Полукаров, 48 лет, грамотный, подтвердил предыдущие показания.

4) Веневский мещанин Михаил Яковлевич Крахин, 45 лет, грамотный, подтвердил предыдущие показания.

5) Веневский 3-й гильдии купец Александр Акимович Брежнев, 49 лет, грамотный, подтвердил предыдущие показания.

6) Веневский мещанин Иван Самсонович Захаров, 65 лет, не грамотный, подтвердил предыдущие показания.

 

Л.88
20 сентября 1861

  Следователь Мерцалов решил произвести повальный обыск о поведении и образе жизни Ивана Михайловича Бубнова среди работников питейной конторы:

1) Веневский мещанин Федор Никифорович Смирнов, 25 лет, грамотный:
  С мещанином Иваном Михайловым Бубновым я служу вместе в подвале винной Конторы и по окончанию занятий хожу с ним всегда вместе домой, так как наш дом по дороге. Но никогда Бубнов не отделялся от меня и не заходил вечером к Бочарникову, а всегда шел со мной до самой квартиры, которая была неподалеку от моей. Расходились мы из подвала летом большей частью в сумерки. Что и показываю по самой сущей справедливости и по долгу принятой мною присяги.

2) Временно-обязанный крестьянин села Богородицкого г.Яковлевой Осип Никитич Зайцев, 41 год, неграмотный, подтвердил предыдущие показания.

3) Временно-обязанный крестьянин села Богородицкого г.Яковлевой Павел Иванович Силаев, 33 года, неграмотный, подтвердил предыдущие показания.

4) Временно-обязанный крестьянин села Воскресенского князя Урусова Петр Иванович Мудрецов, 32 года, неграмотный, подтвердил предыдущие показания.

5) Временно-обязанный крестьянин сельца Дарового г.Яньковой Григорий Трофимов, 41 год, неграмотный, подтвердил предыдущие показания.

6) Веневский мещанин Федор Васильевич Гаврилов, 21 год, грамотный, подтвердил предыдущие показания.

 

Л.95
30 сентября 1861

   Следователь Мерцалов в квартире своей в г.Веневе производил повальный обыск о поведении и образе жизни поверенного Веневского акцизно-откупного комиссионерства Никанора Ефимовича Бочарникова чрез жителей Венева знающих его:

1) Веневский мещанин Александр Васильев Крахин, 49 лет, грамотный: «... поведения он был хорошего, дурного об нем ничего не было слышно, кроме того случая по которому он находился под следствием».

2) Веневский мещанин Григорий Тимофеев Мочалин, 45 лет, грамотный, подтвердил предыдущие показания.

3) Купеческий племянник Павел Петрович Сивов, 27 лет, грамотный: "Н.Е.Бочарникова знаю, я сосед его, худого за ним ничего не замечал и не слыхал от других, что бы он был какой-нибудь пьяница и развратный человек. Живет службою при конторе".

4) Веневский мещанин Иван Федоров Соломенцев, 53 года, грамотный, подтвердил предыдущие показания.

5) Веневский мещанин Александр Алексеев Кормилицын, 46 лет, неграмотный, подтвердил предыдущие показания.

6) Веневский мещанин Яков Алексеев Струнин, 56 лет, грамотный, подтвердил предыдущие показания.

 

Л.97
02 октября 1861

   Судебный следователь г.Венева и Веневского уезда Мерцалов по делу о растлении дворовой девки князя Оболенского Прасковьи Ларионовой, рассматривая произведенное по сему делу следствие нашел: так как обстоятельства дела сего произведены в возможную ясность и полноту и не требуют дальнейшего расследования, почему постановил: следствие производство … окончить и представить в Веневский уездный суд.

 

Л.172
22 декабря 1861

Рассмотрение дела в Веневском уездном суде.

  Бубнов, Бочарников не виновны, Елисеева – виновна в сводничестве, штраф 5 руб. и 3 недели ареста за ложные показания. Она оказалась судима в 1856 году за кражу Веневским Уездным судом, и освобождена манифестом от 27 марта 1855 года.

 

Л.174
28 февраля 1862

  По указу Его Императорского Величества в Тульской палате Уголовного Суда слушана записка из дела, предоставленного на ревизию Веневским Городовым Магистратом, о коломенском купеческом сыне Никаноре Ефимовиче Бочарникове, судимого по обвинению в растлении временно-обязанной дворовой девки князя Оболенского Прасковьи Ларионовой. ПРИКАЗАЛИ: рассмотренное дело сие Палата уголовного Суда находит, что изобличению коломенского купеческого сына Никанора Ефимовича Бочарникова и веневского мещанина Ивана Михайловича Бубнова: 1-го в растлении девицы Ларионовой, а последнего в сводничестве, ни каких доказательств не обнаружено, и сами они в том не сознались. Что же касается за сим до временно-обязанной г.Теснинских девки Олимпиады Елисеевной, то по собственному сознанию в силу 316 и 317 ст., она оказывается виновною в сводничестве. А потому палата ОПРЕДЕЛЯЕТ: из числа вышеозначенных лиц Бочарникова и Бубнова на основании 304 ст. 2 кн. 15 т. Зак. Угол. изд. 1857г. Оставить по делу сему от суда и следствия свободными, а девку Елисееву, за означенный поступок, в силу 1354 ст. 1 кн. того же тома, подвергнуть денежному взысканию в количестве пяти рублей серебром, каковые деньги взыскать на основании 46 ст. 1 книги 15 тома и отослать в казну для присоединения к капиталу на улучшение содержания новых мест заключения. Мнение общего присутствия Веневского городового магистрата и уездного суда, в чем таковое с сим постановлением палаты не согласного, отменить. Сей протокол вместе с делом внести на утверждение к г-ну Начальнику Губернии, а по утверждении решения объявить участвующим в делах лицам на законном основании с правом подачи отзыва, о чем в тоже время и учинить надлежащие распоряжение. Подлинный подписал гл.присутствующий. Скрепил секретарь.

 

Спустя год, Олимпиада так и не уплатила предписанный штраф.

 

Комментарий автора сайта: Позднее Никанор Ефимович Бочарников выпускал несколько сортов водки под своим именем.