карта сайта
                           

 

 

                                                      WWW.VENEVA.RU   
                                                                        
 

 

Познавательный ресурс по истории города Венёва Тульской области и его окрестностей

 

Главная
История
Путеводитель
Находки
Фотографии
Туризм
Библиотека
Клуб
Форум
О проекте

 

 

 

 

 

СчетчикиRambler's Top100

 

© Денис Махель,
2004-2017

Все права защищены. Воспроизведение материалов сайта без согласия автора запрещено.

07:48

Электронная библиотека

 

 

ДЕПУТАТСКИЕ НАКАЗЫ ВЕНЕВСКОГО УЕЗДА
1767 ГОДА

Депутатские наказы депутату комиссии для разработки нового уложения.
Наказ веневских жителей,
от дворян, от пашенных солдат

 

НАКАЗ ВЕНЕВСКИХ ЖИТЕЛЕЙ

 Сборник Русского Исторического Общества
т. 93, 1894. с. 240-246

НАКАЗ

Учиненный в силу высочайшаго имяннаго Ея Императорскаго Величества манифеста избранному города Веневы от жителей в коммисию о сочинении проекта новаго уложенья депутату, веневскому купцу, Михайле Стефанову, которому препоручаем мы, города Веневы жители, наши нижеследующия общия челобитья и представления, тако ж усмотренные нами общие недостатки и нужды представить, где надлежит. 

Пункты о приказных служителях и о военных служилых людях

1.

По штату в воеводских канцеляриях приказным служителям в год жалованья положено: канцеляристам по шести десять, подканцеляристам по сороку, капистам по тритцети рублев. Но оным жалованьем не толко им жен, детей и домов, но и себя одного содержать во всяком порядке с крайнею нуждою, потому что завсегда имеются при исправлении должностей своих в канцелярии денно и ночно безотлучными, и от того приходят во изнеможение. А иные и домов своих не имеют, а жителство имеют в наемных квартирах. А для постою квартир по указом отводить не велено. И за таковым обстоятелством всеподданнейше Ея Императорскаго Величества просим, дабы сверх того положенного по штату жалованья из матерняго своего Ея Императорскаго Величества милосердия прибавить, что соизволено будет, дабы приказные служители могли тем себя пробавить и содержать в добром порядке и чистоте. 

2. 

По указам Ея Императорскаго Величества приказным служителями не имеющим дворянства и права, как дворовых людей, так и крестьян и земель иметь и покупать запрещено. И от того имеют крайнюю нужду по таковым обстоятельствам, что всегда бывают в канцелярии при делах, как и выше изъяснено, безотлучными, а иногда и в отлучках в другия команды, а после их в домех для всяких нужд домовних и збережения домов уже и остатся некому, а работников ис положеннаго по штату жалованья и нанять нечем. И об оном всеподданнейше Ея Императорскаго Величества просить, чтоб дозволено было иметь своих покупных дворовых людей, сколко соизволено будет. 

3. 

Но городу Веневу приказные служители, так и служилые люди, будучи при делах, то в то время жалованье получают и пропитание от того имеют, а по отставке от дел за старостию или другим каким изнеможением, за неимением у себя людей и земли, пропитать нечим, а толко по старости лет принужденным находятся ходить по миру для прошения милостыни. Також и отставные салдаты, которые в городе жителство имеют, а пропитания себе никакого не имеют. Того ради и об оном всеподданнейше Ея Императорскаго Величества просить, дабы, по отставке от дел, определить им по смерть на пропитание денежное жалованье, сколко из милосердия Ея Императорскаго Величества соизволено будет. 

4. 

Во время расположения на квартиры по городу полковых команд имеют у них постои, и тем постоя лицом по состоявшейся полковничей инструкции велено дровами и свечами довольствоватца от хозяев. Но оного им, как обретающимся в статской службе, ис получаемого жалованья, так и отставным от службы, тех постоялцов дровами и свечами доволствовать не в состоянии. И об оном всенижайше Ея Императорскаго Величества просить, дабы соизволено было от того постою освободить. 

5.

Домовых бань без оброку содержать не велено. То и о том Ея Императорскаго Величества всеподданнейше просить от того платежа свободить, потому что ис положенного по штату жалованья платить нечим, а только остается одно пропитание и то с нуждою. 

 

Пункты, подлежащие до купечества, общественные

6.

В ратуше присудствующим быть двум человекам единственно ис купечества по два года с переменою, и оных от протчих купцов преимуществом отменить во всем, а от постою и гражданских поборов, кроне однех подушных и казенных пошлин, повелено б было уволить.

7.

Полицейскому правлению, в силе Главнаго Магистрата регламента, повелено б было быть при ратуше. 

8.

Многие извощики чинят великия неустойки, от чего чинится товаром остановка и в комерцыи помешателство и немалые убытки. Повелено б за то узаконить штраф, и в том судимым быть тем извощиком в магистратах и ратушах словесным судом, а не формалным. 

9.

У купечества находящиеся волные наемные прикащики и работники ныне против трудов платою излишествуют. Повелено б было первой и второй гилдии, для охранения товаров и для прочих работ, купить крестьян, первой до пяти, а второй до трех семей, а подушныя за оных денги и протчие государственные поборы платить в ратуше. 

10.

У купечества имеющиеся для домашняго семейства, паче всего для родильниц, бани, положены в рублевой оклад, а при том в купечестве находются таковые, что нетокмо рублевыя з бани денги платить не в состоянии, но и от подушного збора и протчих гражданских поборов купечеством, по их убожеству, верстаясь, первостатейные и средостатейные оных уволняют. Повелено б оныя рублевыя банныя денги с купечества отставить. 

11.

В воеводския канцелярии и в протчия разныя команды собою и без магистратской власти забирают и содержут, в чем купеческому обращению немалой признан вред. Повелено б узаконить ни под каким видом до купечества иным командам не касатца и оных нетокмо наказывать, ниже под караулом содержать, кроме магистратской власти, чрез что может купечество приходить в лутчее состояние. 

12.

В прогоне скота купечеству со атестатами нигде, как воеводам и протчим приставником, под видом осмотра, никаких приметок не чинить и не останавливать, а осмотру быть, где оной будет производится в продажу. 

13.

По заобыкновенности крестьянства и протчих чинов купечеству в продаже меду на местах в ульях, то-есть, за осиках, повелено б купечеству для той медовой и протчих товаров покупки ездить в уезды невозбранно везде, ибо в городы на торшки и на ярмонки пчелники для продажи привозить незаобыкновенны. 

14.

Веневское купечество хотя не имеет данную на выгон для пасьбы скота землю, коя обстоит во обществе всего города со обыватели, и на приезд разных уездных людей, а по количеству веневского купечества и живущих в городе всякого звания разночинцов, кроме пашенных салдат и засечных сторожей, которые имеют свои жалованныя пашенныя земли и сенные покосы, подлежит еще к той в прибавление немалое число, во первых, для пасбы собственнаго, також и покупнаго купеческаго скота, от чего б купечеству немалая полза. Притом же подлежит и для поселения купеческих дворов, ибо купечество поселением дворов обстоит в немалой тесноте, от чего Боже сохрани, опасно пожарнаго случая. Повелено б было состоящую близ города Веневы казенную засеку на выгон, також и для поселения дворов веневском у купечеству вобще с вышеписанными разночинцами отдать, за которую ежели будет положен в казну платеж, то веневское купечество и разночинцы имеют заплатить с охотою. 

15.

Находящемуся в Туле городовому лекарю на жалованье веневское купечество каждой год плотит по тритцети по шести рублев по тритцети по семи копеек. И от оного лекаря веневское купечество первостатейные и средостатейные, за далностию разстояния, а меншей статьи никакой себе ко уврачеванию ползы и выгоды не имеют. И затем веневское купечество желает, чтоб в городе Веневе быть нарочно определенному для излечения болезней подлекарю, которому веневское купечество вышеозначенныя денги тритцать шесть рублев, тритцать семь копеек платить будет желателно.

                                                       16.

Приезжающим в город Веневу разного чина людем соблаговолено б было торговать запретить, и никакова товару в розницу им не продавать, а продовать бы обтом купечеству, понеже разночинцы, под видом яко своего домашняго приуготовления, товары привозят в городы и на ярмонки в торшки и продають, якобы за собственные свои приуготовленные, врознь, от чего купцам в торгах их чинится помешателство, а в продаже купеческих товаров бывает немалая остановка, и купцы от тех разночинцовых торговых промыслов приходят во убожество и бедность. 

17.

В городе Веневе многие купцы для постою приходящих полков и команд имеют особые дворы, а протчие и в домех своих для того ж постою имеют особые покои, которые штап и обер афицерам и отводятся. А по состоявшейся полковничей инструкцыи повелено хозяевам тех постоялцов доволствовать дровами. А как при городе никаких городских лесов ко употреблению в дрова не находится, а прабавляются покупкою у крестьянства, и то дорогою ценою, того ради и об оном всеподданнейше просить от того доволства постоялцов дровами уволить. 

18.

Чтож высокомонаршею Ея Императорскаго Величества особою из вышеписанного разсмотрено будет за излишнее, по нашему скудоумию, чистосердечное признание и показание, о том всеподаннейше просим всемилостивейшаго прощения.

 

- К сему наказу голова, веневской купец, Егор Бородин подписуюсь. - К сему наказу веневской воеводской канцелярии канцелярист Михаила Алексеев подписуюсь.- К сему наказу веневской купец Дмитрей Росторгуев подписуюсь.- К сему наказу веневской купец Федор Гладышев подписуюсь. К сему наказу веневской купец Семен подписуюсь. К сему наказу веневской купец Степан Сивов подписуюсь.- К сему наказу веневской воеводской канцелярии канцелярист Гавриил Алексеев подписуюсь.- К сему наказу тояж канцелярии подканцеляриста Николай, Иванов сын, Алексеев подписуюсь. - К сему наказу тояж канцелярии подканцелярист Иван, Сте­панов сын, Никитин подписуюсь.- К сему наказу веневской ратуши ратман Василей Зажилов подписался.- К сему наказу веневской канцелярии капист Давила, Федотов сын, Борисов и вместо веневских салдат Михаилы Кружева, Никиты Зюзина, Абросима Гололобова, Екима Барисова, Василя Тарасова, Никиты Агафонова, Гаврилы Панова, Тита Короткова, Кузмы Лоскутова, Ивана Жданова, по их прошению, подписуюсь. - - К сему наказу салдат Митрофан Юдин подписуюсь - К сему наказу Антон Боровков, подписуюсь- К сему наказу веневской купец Аким Зуев подписуюсь.- К сему наказу венев­ской купец Василей, Павлов сын, Брежнев подписуюсь.- К сему наказу веневской купец Алексей, Иванов сын, Аникеев и вместо веневских же купцов Ивана, Григорева сына, Бубнова, Ивана, Иванова сына, Myратина, Василья, Осипова сына, Кармилцова, Лариона, Никонова сына, Савина, по их прошению, подписуюсь.- К сему наказу веневской купец Максим, Ларионов сын, Бородин подписуюсь.- К сему наказу веневской купец Козма Светушкин и вместо веневских купцов Григория, Ми­хайлова сына, Чеботарева, Матвея Бокарева, по их прошению, подписуюсь.- К сему наказу веневской купец Семен, Иванов сын, Сивов и вместо веневского купца Иева Гладышева, по ево прошению, подписуюсь. - К сему наказу веневской купец Исак Брежнев подписуюсь.- К сему наказу веневской купец Никита, Иванов сын, Чистиков подписуюсь.- К сему наказу веневской купец Гаврила Чеков подписуюсь.- К сему наказу веневъской купец Григорей, Гаврилов сын, Оводов и вместо веневских купцов, Василья, Анътонова сына, Артемова, Тихона Архипова, Герасима Рыбина, по их прошению, подписуюсь. - К сему наказу веневской купец Николай Гладышев подпи­суюсь. - К сему наказу веневской купец Иван, Леонтьев сын, Володин и вместо веневских купцов Дмитрея Белугина, Андрея Панова, по их прошению, подписуюсь. - К сему наказу веневской купец Никифор, Тимофеев сын, Белугин подписуюсь. - К сему наказу веневской купец Герасим Сивов и вместо веневскаго купца Василья, Андреева сына, Растаргуева, по ево прошению, подписуюсь.- К сему наказу веневской купец Степан, Антонов сын, Артемов и вместо веневскаго купца Алексея Архипова, по ево прошению, подписуюсь.- К сему наказу веневской купец Федор Васильев сын Бергасов подписуюсь.- К сему наказу веневской канцелярии канцелярист Михаила Аникиев руку приложить.- К сему наказу веневской купец Филип, Иванов сын, Белугин подписуюсь. - К сему наказу веневской канцелярии подканцелярист Егор Иванов сын Алексеев подписуюсь.

 

ДЕПУТАТСКИЙ НАКАЗ ОТ ДВОРЯН ВЕНЕВСКОГО УЕЗДА

Сборник Русского исторического общества
Т. 4, 1869. c. 339—345

В силу высочайшаго Ея Императорскаго Величества манифеста Декабря 14 дня 1766 года, коим повелено всем дворянам, для сочинения проекта Новаго Уложения, выбрать депутата и препоручить ему всенижайшия общия наши челобитья и представления и усмотренныя нами нужды и недостатки, во исполнение онаго Ея Императорскаго Величества высочайшаго повеления, Веневскаго уезда дворяне, сочиня сей наказ выбранному в депутаты от нашего дворянства его сиятельству, господину генерал поручику, сенатору и кавалеру князю Алексею Семеновичу Козловскому и препоручаем ему, для представления, всеподданнейшия наши нужды, недостатки и челобитья, и на оныя высочайшаго Ея Императорскаго Величества просить соизволения о нижеследующем:
 

  1. Всеподданнейше просим, чтобы при сочинении, при помощи Божией, Новаго Уложения, дозволено было дворянам чрез каждый год в городе или где заблагоразсудят в своем уезде, съезд иметь, и на оном разсуждать и разсматривать, все ли в уезде в силе законов исполняется и не бывает ли кому от судебных мест, от квартирующих и проходящих полков и команд, или от кого бы ни было, какого утеснения, и ежели усмотрят, что происходить будет к неисполнению законов или к утеснению дворян и крестьянства, в таком случае всемилостивейше дозволить помянутому собранию, прямо от себя, выбрав депутата, чрез онаго с верным и ясным доказательством, представить в правительствующий сенат, а для лучшаго и не медлительнаго разобрания ссор и обид учредить в уезде одного ландрата, и в каждом стану, за выбором того же стана наличных из дворян, по одному коммисару, с переменою погод но, и быть им в то время в доме своем безотлучно. А как им в силу законов и прав чинить разбирательство, соблаговолено бы было сочинить пункты, чтобы, кроме криминальных дел, разбирательство и суд в ведомстве своем словесно производили по самой справедливости, в силу прав, токмо с краткою запискою и с подписанием просителей и ответчиков, чтобы после в том каких превратностей не было; а притом быть с ними из дворян по одному или по два, а смотря по великости дела и более; только бы оные были временно, с переменою при тех делах, для лучшаго и скорейшаго производства; и уполномочить ландрата и коммисаров, чтобы были ландрату все в том уезде, а коммисарам в их станах, послушны, как по прошениям, так и в призывании по какому делу без всяких отговорок, кто потребен будет; а ежели котораго дела по самой необходимости коммисару и с товарищи решить будет словесно невозможно, о таковых просителях представлять к выбранному от дворянства ландрату, а ему разбирать с определенными коммисарами; а смотря по делу, для разбирательства и призвать дворян, сколько он заблагоразсудить может; а сотским, пятидесятским и десятским, как помещичьим, так и ведомства коллегии экономии, и однодворческим, и прочих разночинцев быть в послушании тех станов у коммисаров.

  2. А в случае его ландрата и коммисаров и прочих к тому призванных дворян неправильнаго разобрания и решения, так от челобитчика и ответчика или свидетелей неправедных показаний определить бы штраф; и в оных бы их преступлениях разсматривать и судить всем дворянам того уезда, а паче ландрата и коммисаров, яко поверенную персону, и штрафовать их в силу учрежденных на то законов. А буде кто приличен будет ими в наглостях и обидах раза два или три, то таковых отягощать штрафом, смотря по делу иска на них; когда менее ста рублей, с таковых взыскать пять сот рублей, а более иска, более и штрафа; и те штрафныя деньги принимать определенному ландрату с запискою, для дворянских надобностей, или куда указом определено будет, чтобы оных, яко злодеев и преступников, тем бы привести в познание совести; а когда за тем от таковых злодейственных дел и беззаконных поступков не воздержутся, о таковых дозволено бы было представлять на соизволение Ея Императорскому Величеству или куда повелено будет высочайшею Ея властию. А ежели же в уезде произойдет разбой, то в таком случае того стана коммисар немедленно собрать должен дворян с их людьми и крестьянами, также ведомства своего сотских, пятидесятских и десятских, в чем и волостные управители и казначеи вспоможение бы помянутому коммисару чинили, и стараться о поимке разбойников; а ландрату и прочим коммисарам немедленно дать знать, которые также все меры употребят к переловлению разбойников; а когда разбойники переловлены будут то оных, распрося, отсылать в воеводскую канцелярию, для учинения с ними по законам; а по изследовании оных в канцеляриях, какому они подлежать наказанию, то бы им чинить в тех деревнях, где они жительство имели, в страх другим.

  3. Когда чрез уезды полки или какия команды проходить будут, то коммисары, каждый в своем ведомстве, имели смотрение, чтобы обывателям обид и разорений чинено не было; а по прошествии одного года ландрат сбирает дворян и на том собрании объявляет собранию что в уезде происходило и делам своим отчет пред собранием дает; собрате же выбирает другаго ландрата и коммисаров; ежели же собрание пожелает ландрату или которому из коммисаров, да и они к тому согласны будут, продолжить еще на год их должность, то и оное дозволить.

  4. Хотя из казны Ея Императорскаго Величества деньги на содержание чрез реки мостов и отпускаются; но за оныя, по малости суммы, исправить никак не можно; от чего тех сел и деревень, где оные мосты, несут не малый убыток и отягощение; а за не скорым построением проезжающим дворянам и крестьянам великая остановка. Того ради всеподданнейше просить о сем повелеть разсмотреть.

  5. Для избежания ссор и обид и умножения дел, просим, чтобы из высочайшей Ея Императорскаго Величества милости повелено бы было размежевать всех владельцев земли, кои пожелают, каждому особо, по способности. Много таких, кои собою сил и достатка межеваться не могу т. Ни от чего так злоба не происходить, как от обиды одного к другому, а паче от завладения и от наглаго похищения земли. Если бы всякий своим довольствовался в начале, Богу и всем преданным правам противности и преступлений не было; а кто насильством завладел и ныне владеет чужою землею и при размежевании о том доказано будет, то бы, не взирая на насильныя завладения, отмежевать, потому что и так оный ненасытством и безчеловечною совестию причинил обиды и разорение отнятием; а тот, у кого земля по малоимеющимся людям и крестьянам и по недостатку искать и спорить не может и впредь возможности не имеет, претерпел не малое разорение и обиду; а за насильное владение, за претерпение убытков, ко удовольствию, в силу межевой инструкции, примерной земли не явится, то с таковаго бы, кто сколько лет завладел и за презирание повелевающих к осмотрению указов, взыскать при размежеваны и обиженнаго удовольствовать.

  6. А как у многих дворян, в их деревнях, на положенных в подушный оклад, имеется весьма малоземельно, и за тем те дворяне с великою трудностию, за большия деньги,  земли в наем достать не могуть, всеподданнейше просим находящихся пашенных солдат, однодворцев и прочих разночинцев соблаговолено бы было вывести в Украинския губернии; а те земли малоземельным и прочим дворянам, хотя и не прикосновенным к тем землям того уезда, дать по исчислению душ; а за те земли взять за четверть, как в Тульской провинции о продаже засек указом изображено; а сверх того, за переводом оных разночинцев, за год, или как указом повелено будет, подушныя деньги платить тем помещикам, кому  та земля отдана будет, по исчислению четвертей земли.

  7. Хотя вышеписанное средство в краткости представлено и всякий любящи правду и спокойство, истинный сын отечества того желает всеусердно, чтобы последуя высокомонаршему матернему милосердию и добру общества, содержано было умеренность каждаго владения, спокойство и миролюбие; но как известное между всеми народами разное совести состояние, чрез что предвидится и преумножение дел, так как чрез прошедшия времена, потому следовательно и надобность законов по состоянию каждаго народа; чего ради и при ныне представляющихся к скорейшему вообще к правосудию и удовольствию надобностях, ежели оные за благо приняты будут, определенным ландрату и коммисарам без писарей обойтиться будет не можно, и для того соблаговолено бы было при ландрате и при каждом коммисаре быть по одному писарю, из каких чинов дворянство принять пожелают, с жалованьем, по высочайшему Ея Императорскаго Величества соизволению из определенной на канцелярский расход суммы, тоже чернила и бумагу и прочее; а вместо того в канцеляриях городовых отменить товарищей воеводских и убавить канцелярских служителей; потому что челобитчики уже искать своего удовольствия должны будут у определенных чрез дворян ландрата и коммисаров.

  8. Прежними законами, после умерших бездетных детей в имениях их оставшему отцу или матери участия не определено; но как естественное право согласует одному после другаго к их имению во владение вступать, так и из владельцев недвижимое свое имение каждый волен продать и заложить, или иным образом избыть, как и присовокупить; а безденежно, мимо наследников, уступить, кроме купчих и закладных, воли не имеет; чего ради высочайшаго Ея Императорскаго Величества соизволения желаем, чтобы после умерших детей, не оставивших детей, «собственным их имениям быть в наследстве за отцами их или матерями, да и по матери братьям, племянникам и другим свойственникам, состоящим ближе, нежели по отце, и таковых бы до наследства допускать; также, буде с согласия муж жене, или жена мужу, пожелает оставить все свое имение, а ежели без завещания и бездетны останутся, как муж и жена, то бы владеть мужу по женитьбу, а жене по замужство; токмо им во время владения не продавать и не закладывать, а по женитьбе, или по смерти их, оныя деревни отдавать в тот род, чьи оне были.

  9. Всеподданнейше на соизволение Ея Императорскаго Величества представляем, для облегчения крестьян, подушный оклад с них отменить, потому что в платеже умершие, слепые, дряхлые, увечные и малолетные; а положить на землю, по разсмотрению, с четвертей или десятин; и так крестьянам никаких тягостей не будет, а сбору казенной суммы недоимки никогда быть не может. А если кто похочет переводить со всем в другие уезды на свои дачи крестьян, то бы оставшая земля без платежа остаться не могла, в таком случае обязать того помещика в платеже, а до того переводить не позволять; а не имеющим пашни, то есть, купцам и им подобным, остаться по положенным на них окладам; только бы по измерении их выгонов по числу четвертей или и десятин положить. А рекрут сбирать с числа мужеска пола душ.   Что же высокомонаршею Ея Императорскаго Величества особою разсмотрено, и за излишнее, по нашему скудоумию, чистосердечное признание и показание всеподданнейше просим всемилостивейшаго прощения.  


Апреля 27 дня 1767 года. 
Подлинный подписали:   Дворянский предводитель, капитан Андрей, Ильин сын, Уваров. - Надворный советник Антон, Яковлев сын, Молчанов. - Капитан Иван, Борисов сын, Овдулов. - Капитан Данила, Иванов сын, Сонцов. - Капитан Яков, Семенов сын, Пашков.- Капитан Николай, Иванов сын, Змеев. - Капитан Иван, Семенов сын, Крюков. - Капитан Иван, Алексеев сын, Максимов. - Поручик Кирилла, Иванов сын, Черносвитов. - Подпоручик Андрей, Федоров сын, Марков. - Прапорщик Сергей Лопатин, Иванов сын. - Прапорщик Степан, Львов сын, Глебовской. -Веневской воеводской канцелярии копиист Яков, Иванов сын, Алексеев, вместо сержанта Дмитрия, Васильева сына, Руднева, по его прошению, подписался. – Артиллерии подпоручик Петр, Иванов сын, Темяшов.

 

ПРЕЖНИХ СЛУЖБ ПАШЕННЫХ ГОРОДОВЫХ СОЛДАТ

 Сборник Русского Исторического Общества
т. 115, 1903. с. 60-69

По городу Веневу, Городенской слободы и села Троицкого

1.

Мы, старых служб пашенные солдаты, находимся в окладе платежом в год в казну Ея Императорского Величества подушных и вместо помещичьих доходов денег каждая душа в рубль в семьдесят копейках. А положенного по законам Ея Императорского Величества против однодворцев, на каждые четыре души, по тридцати десятин земли и всяких угодий, мы по числу состоящих по нынешней третей ревизии душ имеем недостаток; от чего в платеже означенных подушных и вместо помещичьего дохода рублевых и прочих случившихся государственных поборов имеем крайнюю нужду и недостаток. А бывшими пред сим в города Веневе межевщиком, капитаном Леонтьевым, и геодезистом Михайловым тою указною против однодворцев препорциею мы неудовольствованы. И не только удовольствовать, но еще из нашей жалованной за службы предков наших старинной крепостной земли и всяких угодий, якобы примерную, вырезав лучшую, многое число десятин, как к угодьям, так и к доброте и к пашни способную, отдали за указные деньги смежным с тою нашею землею разным владельцам, а нам оставили самую худую и к хлебопашеству неудобную и к водопою дальнюю. Да сверх того ими же, Леонтьевым и геодезистом Михайловым, якобы же явльшуюся примерную землю, отмежеваны из усадебных и огородных помянутой нашей Городенской слободы мест разного звания людям, иным сильно заселившимся, а иным вновь под строение, по нескольку десятин, в том числе и оному геодезисту Михайлову, а сколько именно той пашенной земли и усадебных мест во владение отмежевано, о том нам от них, межевщика и геодезиста, не объявлено. А по справке нашей той пашенной земли и усадебных мест в отмежевании имеются: пашенной тысяча четыреста сорок три десятины, дворовых и усадебных мест, десятин десять. В числе означенной пашенной земли состоит под поселением деревни вдовы, княгини Ирины Григорьевой дочери Белосельской, пятьсот тридцать десятин. О не правом межевании на оного межевщика Леонтьева и геодезиста Михайлова, как Правительствующего Сената в конторе, так в государственной вотчинной коллегии и в московской губернской канцелярии от поверенных наших поданы прошения. А чтоб означенную, розданную смежным владельцам из наших старинных жалованных земель, пашенную землю, усадебные и огородные места, в число недостающее против однодворцев настоящих, в показанных наших слободе и селе, по нынешней третей ревизии, душ,—от тех владельцев отобрать и по прежнему во владение отдать нам. Да еще в то недостающее число отдать нам во владение имеющуюся в Веневском уезде, прежде бывших при веневской канцелярии разсыльщиков, на оброке пашенную землю и сенные покосы сто пятьдесят десятин, дабы мы от платежа всяких государственных поборов не отставали и в пропитании и мирских тягостях нужды не имели.

2.

И если вышеписанное число десятин земли, чего у нас по числу душ, против однодворцев, и не достает, будет отдано нам по прежнему во владение, то мы тем к платежу государственных поборов будем довольно вспомоществованы.

3.

Случается нам от посторонних разного звания людей, яко то: от помещиковых людей и крестьян, от однодворцев, от купцов и от прочих, между нами ссоры, драки, перепашки, а завладение пашенной и усадебной земли, и своз с поля, и потолока, и потрава скотиною хлеба и сенокосу, и побои, и прочие неудобные к тому непотребства и порубки леса. И чтоб оные по нашим на тех людей, от коих учинятся нам такие обиды, жалобам разбирать словесно, а в случай запирательства, то и под присягою, и удовольствие обиженным чинить между нами и за нас сторонним людям во всем городе и уезде воеводе или иному кому определено будет. А ежели такие же нам обиды произойдут от людей других городов и уездов, то о защищении и удовольствии нас в те города, где они в ведомстве, из веневской канцелярии сообщать и представлять письменно.

4.

А от узаконенного в том формулярного письменного суда нас за крестьянством и за убожеством оставить, потому что вышеписанные непотребства случаются часто. И если во всякой обиде просить письменно, то в том скорого, за какими представленными от ответчиков недельными препятствиями, удовольствия не получить. И за тем оные и вовсе своего иску и защищения лишатся, а иной, от долговременного за делом хождения, приходит во изнеможение и в платеже государственных поборов имеет недостаток.

5.

По вексельным искам мы ныне судимы бываем в словесных судах, в магистратах и ратушах, от коих, на просьбы по тем векселям купцов, захватывают нас в те судебные места, и с ве­дома команды нашей, то есть веневской канцелярии и по повелению тех купцов, содержаны бываем в цепях и скованные в железах долговременно, и от оных чинятся побои напрасно и удовольствие тем купцам чинят; а нам от них правосудием защищения никакого не делают, о чем уже и веневская канцелярия известна, и о защищении от того, некоторыми из  той канцелярии и промемориями с прописанием законов в ратушу сообщено неоднократно было. Но притеснение от купцов непрестанно бывает. И за таковыми резонами повелено б было нам по вексельным делам судимым быть в своей команде, то есть военной веневской канцелярии.

6.

Что же прочие города Венева, слободы просят о соединении их с нашими слободою и селом ко владению земли обще, и того мы не желаем, потому что наша жалованная пашенная земля и сенные покосы состоять в особливом от тех слобод округе и в дальнем от города Веневы расстоянии, что иная есть верст за двадцать и больше, и за отдаленностью из означенной нашей Городенской слободы на ту отдаленную землю выселились многое число дворов.

Из показанной нашей Городенской слободы, к смотрению полицейской должности, в веневское полицейское правление выбираются особливо, кроме очередных у рогаток караулов, по три человека, от чего иной за одиночеством, а иной за неимением малолетних детей, оставляет хлебопашество, и затем имеет в пропитании крайнюю нужду; к тому же та Городенская слобода поселением состоят особливо от граждан. За таковыми обстоятельствами, как и прочие слободы просят, ту нашу слободу от выбору в полицейское правление освободить; а содержать ту должность одними гражданами, а только б дозволено было нам иметь одни очередные у рогаток караулы.

 

Стрелецкой, Пушкарской и Озеренской слобод.

   В показанных наших слободах не достает по числу душ земли, считая на каждые четыре души по тридцать десятин, в Стрелецкой слободе—девятьсот тридцать шесть десятин с половиною, в Пушкарской слободе—четыреста девяносто восемь десятин, а в Озерской слободе же—девятьсот шестьдесят десятин. А оного же города в Городенской и в прочих слободах, у пашенных же солдат, против наших погостов, во владении земли по числу душ имеется с довольствием; так что в Городенской слободе во излишестве до трех сот пятнадцати десятин. И для того, дабы по городу Веневу и Веневскому уезду прежних служб пашенные солдаты, по уравнению земли, были соединены обще. Да сверх того в недостающее число — находящуюся в Веневском уезде прежних разсыльщиков землю сто пятьдесят десятин, которая ныне в оброке.

2.

Ежели ж паче чаяния прежних служб пашенные солдаты к уравнению земли соединены не будут, в таком случае, чтоб завладенную нашу Стрелецкой слободы, Пушкарской слободы пашенными ж солдатами землю, двести три десятины, а завладенную ж нашу крепостную Городенской слободы пашенными ж солдатами землю сто двадцать десятин, так же и завладенную Стрелецкой слободы пашенными ж солдатами крепостной наш пушкарской выгон и прогон—отданы были ко владению нашему.

3.

Чтоб обыкновенного по форме суда, случавшегося у нас между собою в разных ссорах и по делам, производимой за нашим крестьянством не было, а чтоб разбираемы были, кому повелено будет, словесно.

4.

Если же нашим погостам случатся такие дела, чтоб нам в обидах от кого или в завладениях земли просит следовать будет, то б повелено было по нашим жалобам о том кому надлежит за оные дела, до которого судебного места куда принадлежать, предста­влять или сообщать и удовольствие нам требовать.

5.

О увольнении наших погостов от полицейских дел, яко селение наше состоит за городом, и мы житье имеем как поселяне, а не так как граждане.

 

Выселенного из Озеренской слободы села Архангельского, Грибоедова тож.

1.

В нашей слободе не достает по числу душ земли, считая на каждые четыре души по тридцати десятин, триста десятин, не то б во оное недостающее число находящуюся в Веневском уезде прежних разсылыциков землю сто пятьдесят десятин, которые ныне в оброке, отдана были во владение нам к разделению на число душ.

2.

Ежели ж оная разсыльщикова земля в недостающее число нам во владение отдана не будет, в таком случае завладенную нашу оной Озерской слободы пашенными солдатами крепостную землю Веневского уезда разными владельцами и их крестьянами, до трех сот четвертей, також и заселившую нашу крепостную усадебную землю, мерою одну десятину, города Веневы прежних служб разсыльщиком, Демидом Радиным, отдана была вся нам по прежнему во владение.

Ко уравнению земли мы, по городу Веневу и Веневскому уезду прежних служеб пашенные солдаты, землями соединены обще не были; також города Веневы к бывшей нашей общей Озеренской слободы совокупления по прежнему ко владению земли и прочем не было ж, ибо, как и прежде, будучи мы с ними во владении общей нашей земли, от них озеренских солдат были на нас нападения, к водопою не припускивали и выгону не давали, и за те их нападения, по прошению нашему, в главной межевой канцелярии, по присланному же веневскому межевщику Леонтьеву указу, нам особо ко оному нашему селу, от оной Озеренской слободы земля и отмежевана и владение имеем. За оным резоном оную отмежеванную к нашему погосту землю владеть нам и впредь бы особо, а не с оною Озеренскою слободою.

4 и 5 повторяют пункты 3 и 4 пред­шествующего Наказа.

По случившимся данным от нас разным купцам в займы денег векселям, судимым в ратушском и словесном судах, по обряду нашему крестьянства не быть, а быть бы по тем делам в ведомстве канцелярии, где и защищение будем иметь.

 

Коломенской слободы казенных засечных сторожей.

1.

По имянному указу приписаны мы к смотрению и бережению от порубщиков приписной к тульским оружейным заводам веневской засеки, и при том велено для тех оружейных заводов в тех засеках заготовлять уголья и прочие заводские припасы, с произвождением за оную работу по плакату жалованья. А как тем плакатом велено оное жалование производить поденно или по недельно, а как мы те заработные деньги получаем не только по недельно, но чрез полгода или целый год или ж и далее.

2.

И оное сжение угля производится не в Веневской, над которою мы имеем смотрение, но в дальней от города Веневы, расстоянием не менее шестьдесят верст, в состоящей в той-же приписной к реченным заводам, в Малиновой засеке, где как на угольное сжение, так и на топление казенных покоев, рубку дров производим, так и оные дрова для того сжения кладем в кучи и осыпаем землею, и потому оное сжение производим во всю зиму. А в случае, весною и летнею порою, так и в прочих засеках при отесывании кряжей и при делании лопаток, и при сдирании лык, и в плетении коробов, которыми тот уголь в завод возится, и при рубке дубов и берез на мельничные кужелии и молотовые, топорищи, и на прочие заводская надобности.

3.

А как нас, по нынешней последней ревизии, состоит в подушном окладе девяносто четыре души, из того числа за старостью и дряхлостью и малолетством к казенным работам неспособных состоит восемь; затем способных к работам сорок шесть. И как со временем в ту Малиновую засеку и в прочие места командируемся для показанного угольного сжения и прочих работ, по двадцати и по шестнадцати человек и менее в каждую неделю; то по вышеписанному расстоянию верст, если когда случится в командировка двадцать человек, яко уже из полного числа способных к работам почти половина, то как до той засеки, так и обратно, по отработали одной недели, имеем в проход три дня, затем пробудем в доме, еще и не получая себе на провизию денег, чрез четыре дня командируемся на смену других своих тамо товарищей, а как выше сего в первой статьи упомянуто, получаем жалование чрез полгода или год или же временем и далее.

4.

Да в прошлых 1763 и 1764 годах, по нарядам от оружейной канцелярии, были мы командированы по шести и по десяти человек от самых тех оружейных заводов вниз по Упе реке в Лихвинский уезд в казенную деревню Кулескову на плоскодонных судах, и оттоль обратно до реченных заводов с нагруженными заводскими припасами, то есть кулаками и кленовыми плахами, в которой нахо­дились не малое время, о чем значит в показанных нарядах. И за оную работу в 1766 году получили мы жалование не по прописанному плакату, а только не более двух копеек с долями каждому ж человеку, и на каждый день. А как та командировка была с самой весны и продолжалась до половины лета, да в 1766 году по тому ж командированы мы были, восемь человек, таким же вешним време­нем на реченных же судах для приплавки из дальних засек выжженного там угля на оружейные заводы, и потому пробыли не малое время, за которую работу и жалование еще не получили, а по чему выдано будет, о том еще не известно.

5.

Мы ж ежегодно командируемся самою ж весною в город Алексин, состоящий от города Веневы не менее ста верст, для выгрузки приплавленых из дальних земель для оружейных заводов разных лесных припасов, человек по шести и по осьми. И за оную работу жалования получаем, как выше упомянуто, чрез не малое прошедшее после тех работ время, а не так, как плакатом повелено.

6.

В каждую же неделю командируется из нас, ведомства оружейной канцелярии, в валтмейстерское правление для караула, по одному человеку, за которую службу жалования ни почему нам не производится.

7.

Да хотя же нам в прошлом 1749 году, по указу военной коллегии, из Веневской засеки земля для нашего собственная хлебопашества и дана; но как мы не имеем у себя собственных лошадей, и к тому хлебопашеству не обыкновенны в таком случай оную отдаем разным людям из самой малой платы в наем, ибо оная была с кустарным лесом, и в скором времени в совершенную распашку привести никак не можно. Чего для в немалые годы отдана для той распашки, а сами имеем пропитание от собственного своего рукоделия, то есть от черноделия и прочего. И так по сему и в предписанную разную казенную работу, сами не ходим, а посылаем вольнонаемных от себя разных людей, хотя чрез какую случится немалую плату, ибо, как выше показано, большею частью командируемся в вешнее и летнее время. И за всеми вышепрописанными резонами, как за не получением в силу плаката жалования, так и от многого числа в работу командировок имеем в пропитании и в платеже государственных податей крайнюю нужду и недостаток. Чего ради объявить, дабы впредь нас командировать, в прописанные разные казенные работы, из вышеписанных способных к работам сорок шесть человек сторожей, по оному рассужено будет, а не так, как выше сего в третей статье упомянуто; а прочие б затем могли в домах оставаться для выработования, как на пропитание себе и домашних своих. И тем, которые находится будут в работе, так и для платежа всяких государственных податей денег, и сколько с переменою могут пробыть в работе, и за оную б получить жалование, как о том в предписанном плакате напечатано; а не так, как выше упомянуто, не в силу того плаката, чрез не малое после работы прошедшее время, так и не полное. Если же оного освобождения зачем либо опробовано не будет, то данную нам в 1749 году для хлебопашества землю, которую мы, как выше изъяснено, сами то хлебопашества делать не умеем, так и лошадей у нас собственных не состоит, а отдаем вольным людям в наем, и возвратить по прежнему в казну, а нас от всех тех показанных казенных работ сделать уволенными.

Того ради соображая о вышеписанных наших нуждах и недостатках, тебе провинциальному депутату представить, где надлежит.

1767 год