WWW.VENEVA.RU

 

Познавательный ресурс по истории города Венёва Тульской области и его окрестностей
                  
                                                           

Главная

История
Путеводитель
Находки
Фотографии
Туризм
Библиотека
Клуб
Форум
О проекте
 

 

 

СчетчикиRambler's Top100

© Денис Махель,
2004-2017

Все права защищены. Воспроизведение материалов сайта без согласия автора запрещено.

16:36

Электронная библиотека

 

 

Венев - Город-Крепость

Ильин В.Ю.,
председатель районного клуба краеведов
"Красное Знамя" 23.10.2002

   В 1636 году донские казаки смелым рейдом взяли крепость Азов в устье Дона. Разгневанный турецкий султан призвал к отмщению, и летом 1637 года крымский хан Бай-дур-Гирей нанес ответный удар, опустошив каширские и рязанские земли. Уходя, хан пообещал в следующем году испепелить Москву.

   Молодой царь Алексей Михайлович серьезно отнесся к этой угрозе, дав команду немедленно укрепить всю засечную черту. Надо сказать, что со времен Ивана Грозного и периода смуты эта оборонительная черта пришла в упадок - много деревянных укреплений успело сгнить, в ряде мест засека была нарушена татарскими поджогами, в других «деловитость» проявили местные жители и купцы, искавшие подходы к Москве, минуя официальные проезды с их непомерно высокими пошлинами (неслучайно проезжавшие звали Грабороновы ворота грабоновыми - от слова «грабить»).

   Нельзя сказать, что московское правительство ранее не беспокоилось об этом важном рубеже обороны. Еще в октябре 1635 года на осмотр тульских, веневских, каширских засек были отправлены князь В.П. Щербатый, подьячий М. Козлов, а также приезжий голландский инженер Ян Корнилий фон Роденбург вместе с помощниками и чертежником. Инспекция была проведена, но о работах на засеках в 1635 году сведений не сохранилось.

   Угроза татар подхлестнула застопорившееся было дело. Окраинным воеводам князьям И.Б. Черкасскому, И.А. Голицыну, A.M. Львову, B.C. Прозоровскому, Д.М. Пожарскому, воеводам Ф. Бутурлину,И.П. Шереметеву было велено позаботиться об укреплении засек и делать это «с великим раденьем и поспешеньем».

   И.Б. Черкасский в Туле возглавлял общее руководство ремонтом Засек на Тульщине, а руководить левым флангом Засечной черты с резиденцией в Веневе весной 1638 года был назначен князь Семен Васильевич Прозоровский, которому в вотчину было выделено село Исакове близ старых Грабороновских ворот. Засечным же воеводой в Венев был назначен Иван Яковлевич Вельяминов, который уже был знаком с этим делом по ремонту Крозельской засеки в 1635 году. Засечными головами, подчиненными воеводе, были Заматня Рахманов и Григорий Гомзяков. В середине апреля 1638 года работа закипела. Она проводилась в две смены.

   Введенная для этого дела повинность требовала присылки пяти человек от живущей четверти с топорами, заступами, лопатами; с ними должна была быть также лошадь с телегой и упряжью. Излишне говорить, что повинность в первую очередь касалась крепостных крестьян, вынужденных вместо сева ехать за тридевять земель на работу на три месяца. Указ распространялся не только на помещичьих крестьян, но и на монастырских и патриарших. Где работников не хватало, присылались «даточные люди», в том числе и солдаты.

   Не были довольны указом ни помещики, ни церковники. К царю хлынули кипы слезных прошений об освобождении их крестьян от повинности по самым разным причинам. Но царь был неумолим.

   Да и сами работные люди часто роптали, поскольку производительность труда воеводы и головы поднимали давно проверенным способом - битьем кнутом и батогами. Одни из них тайно убегали домой, другие - на окраины государства. В дело включились и помещики, тайно предлагая взятку за своих крестьян.

   К тому же ситуация была такова, что в городе одновременно сосредоточились осадной, городовой и засечный воевода. И все они не подчинялись друг другу. В результате любая попытка Вельяминова привлечь к работам военные силы или посадских из города встречала резкий отпор:других воевод, и все они писали челобитные царю, обвиняя друг друга во всех смертных грехах. Эти жалобы проверялись специально присылаемыми воеводами, участвовал в разборках и князь Иван Борисович Черкасский.

   Распрю усугубила челобитная коломенского помещика Сидора Лодыженского «с товарищи», утверждавшего, что на засеке коломенских людей оставалось всего 600 человек, а 1477 работников было тайно отпущено Вельяминовым домой, и что оставшихся заставляют работать за всех, нещадно наказывая их. Такая же жалоба поступила и на картосеневского засечного воеводу Михаила Колтовского.

   25 мая началась проверка. К Колтовскому выехал князь Федор Вельский, в Венев - Осип Елизаров. Проверяющие взялись за дело рьяно - показания собирались «под кнутом» - опрашиваемых нещадно пороли. В результате оба головы были отстранены от работ, а Веневскую засеку доделывал князь Вельский.

   Но к 8 июня основные работы были уже завершены - сделаны новые засечные полосы во всей засеке, возведены Княжьи ворота с крепостью и система укреплений Новых Грабороновых ворот, а чертежи крепостей и других линий обороны отправлены царю.

   Новый набор людей попал на период сенокоса и жатвы. К царю хлынули новые челобитные помещиков, архимандритов и игуменов. К просьбам подключились епископы и сам патриарх Иоасаф. Просящие предлагали заменить подушную повинность денежной для наёма «охочих людей».

   Царь пошел на уступки, разрешая отпустить коломенских работников. В замену сюда посылались пойманные солдаты и беглецы, собираемые с этого уезда, потом к работам подключили и веневских солдат. На их долю выпало укрепление показавшихся низкими крепостных валов и исправление недоделок. Но часть крестьян все-таки задерживалась на засеке до завершения основных работ. Вскоре по челобитной был отправлен на службу в Венев к князю Прозоровскому и засечный голова Г. Гомзяков, уже не нужный на засечной черте. Такой титанический труд был проделан менее чем за 5 месяцев. Самое интересное в том, что хан в этот год на Москву так и не пошел.

   Эпилог этой истории был подведен через 36 лет, когда Т.П. Кофтыревым был проведен дозор Княжьей засеки. В то время головой в ней был Аверкий Панфилович Нечаев, поместными сторожами Яков Логвинович Федосов и Кузьма Григорьевич Зайцев. Беспоместными сторожами, переведенными в Венев из Коломны, были Алферий Афанасьевич и Иван Афанасьевич Колетины, Абрам Семенович Капустин и Алексей Иванович Мартынов. Естественно, что они располагались в Коломенской слободе, где посреди Московской дороги в середине засечной полосы была крепость для обороны.

   Дозорные осмотрели все звенья засеки - в описи приводится перечень приписных сторожей этих звеньев. Приведу лишь конец этой описи: «На большой веневской дороге городок Княжих ворот: башня цела, кровля опала, ворот нет, половина острога повалилась, а другая стоит непрочной, а около того острога... ров порос лесом и осыпался, и крепости частик (частокол) и надолбы опали, лесные завалы погнили»... Та же картина была и у Грабороновых ворот, где сквозь валы были сделаны два пролома для езды обозов. В заповедном лесу сводились деревья, а поляны косили крестьяне вотчины окольничего Ивана Севастьяновича Хитрово (с. Свиридове).

   Но эти гнилые руины были уже никому не нужны. На Юге была возведена новая Белгородская засечная черта, далеко отодвинувшиеся от Москвы границы царства охраняли казаки, а татары были плотно загнаны в Крым, и от их набегов в то время остались лишь песни полонянок, легенды, сказания и воспоминания стариков, помнивших давние дни лихолетья. Лишние пушки потихоньку по указу царя отправлялись в Москву. Веневская и Гремячевская крепости стали уже ненужными. У этих городов началась новая жизнь.